Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Про чертову внутреннюю политику ( по А. Перла)

«Внутренняя политика», а «внутренняя политика»? Ты спишь? Зря спишь. Там у тебя в России - в Приморье там всяком, в Подмосковье, в Новосибирске, еще где - у тебя страна-то большая, ты не поверишь... Там менты людей штрафуют. На улицах штрафуют. И это по телеку показывают. Показывают берег моря под Владивостоком. Беконечная галька, никого. И посреди бесконечного простора семья устроилась на пикник. Вдруг полиция набегает. Немедленно покинуть, говорят, протокол, говорят, оформляем. Карантин потому что.
Слышь, «внутрення политика», что из этих трех человек сделали на ровном месте непримиримых страшных врагов «режима», который их оскорбил не пойми зачем, это полбеды. А вот что такими же врагами режима на ровном месте стали сотни тысяч зрителей центрального канала, которым ткнули этим сюжетом в утренние заспанные лица - это серьзено. Это очень серьезно. Это те самые избиратели, 70% которых во всех опросах говорят, что доверяют президенту. Они доверяют президенту, они верят, что власти что-то делают для них. Для их безопасности, для того, что защтить от эпидемии. С трудом уже верят, уже 48% опасаются все потерять из-за это самоизоялции, включая работу, но из последних сил. А им из телевизора - оштрафуем, разгоним, напугаем, ославим, унизим.
Слышь, внутренняя политика, хватит спать. Поднимайся, используй огромное свое влияние и возможности. Возьми на поводок полицию. Нельзя людей обижать. Возьми на поводок губернаторов. Прямо начиная со столичного. Нельзя людей пугать. Карантин там или не карантин, нужно сделать так, чтобы люди верили «режиму» и властям. Пока еще не поздно. Нужно отмотать ленты со входов в парки. Немедленно. Нужно убрать патрули, собирающие штрафы с беззащитных. Немедленно. Нужно сделать так, чтобы люди носили маски не потому, что их пугают, а потому, что заботятся о своем здоровье. Немедленно.
...Я вчера на рынке был. Рынки работают, хоть на это ума хватило. Так вот, посреди рынка с сумками мужики кучкуются. Давай, говорят, подождем: у входа менты стоят, всех подряд шмонают. У всех на этом рынке пресловутые пропуска есть. У всех покупателей. Но, черт возьми, никому не хочется лишний раз унижаться перед патрулем. Объяснять, показывать экран и паспорт. Бояться, что этот, в маке под кепкой, к чему-то там придерется. Убери их от людей, внутренняя политика.

Славное советское научное наследие, или про то, что надо изжить, но никак не получается ( по Яцутко

Побывал тут по делу в стенах родного вуза, и оные стены напомнили мне, как, когда я поступил в аспирантуру, тогдашний ректор, выступая перед нами, новоиспечёнными аспирантами, говорил:

— И не надо у нас тут углубляться в науку. Самое главное — поскорее защищайтесь. Нам не нужны учёные с мировым именем — нам нужны остепенённые преподаватели. Чем больше, тем лучше.

А на первом занятии в аспирантуре по методике научной работы препод нам объяснял:

— Кандидатская диссертация должна быть глуповатой. Не старайтесь делать её слишком умной. А то, не дай бог, обидите научного руководителя. Не хватайте звёзд с неба. Кандидатская — это, по сути своей, расширенный реферат. И, повторю слова нашего ректора, быстрее защищайтесь. А мы всеми силами пойдём вам навстречу.

Я эти моменты часто вспоминаю. В частности — вспоминаю о них, когда читаю или смотрю видео о деятельности "Диссернета". О том, как диссернетовцы рассуждают о недопустимости необоснованного самоцитирования без ссылок в научных работах. О том, как те, кого они пытаются лишить степеней, и коллеги тех, кого они пытаются лишить степеней, искренне недоумевают, не понимают, за что их вообще, что они такого сделали.

Я поступил в аспирантуру, если я ничего не путаю, в 1999-м. 21 год назад. Это, с одной стороны, давно, с другой — не очень. Потому что ну вот я тогда как-то зараспиздяйствовал и бросил всё к чёртовой бабушке, а ведь многие из моего потока защитились. И, я уверен в этом, многие из защитившихся буквально последовали советам старших товарищей и накатали "расширенный реферат без звёзд с неба". И они до сих пор с нами. И ведь так наверняка было не только в тот год и не только в моём вузе.

Кстати, отвлекусь, ещё будучи студентом я решил почитать научные работы своих преподавателей. Нашёл их в библиотеке, начал читать, одну, а там... а там даже не просто чушь, там тупо набор слов, синтаксически несочетаемые предложения. Я взял этот сборничек — и к авторке. "А вы, — говорю, — Не поясните мне, что значит вот это вот, пожалуйста?" Она смотрит, смотрит... "Где ты взял эту чушь?" — спрашивает. Я листаю страничку назад, показываю заголовок, фамилию автора, а она: "Господи прости... Да не читай этого никогда. Вот ещё выдумал. С нас институт требует время от времени публиковаться — мы и публикуем всякую белиберду. Всё равно этого никто не читает никогда. Ты первый, наверное".

Это так, к общей картине.

Было ведь как? Люди защищались зачем? Кто-то для надбавки. Кто-то — чтобы получить возможность занимать определённые должности. В целом — чтобы войти в систему, в структуру, чтобы стать уважаемым человеком. Для того чтобы стать уважаемым человеком, надо было пройти определённые ритуалы. Нет, кто-то, конечно, и наукой занимался, но в целом вся эта остепенённая масса была совсем про другое. Это были именно что ритуальные ступени формального статуса.

И вот человек стал уважаемым. Его приняли в свой круг другие уважаемые люди. А тут не прошло и двадцати лет — приходят какие-то хулиганы и цитатками из какой-то чуши в морду тычут. Да, он эту чушь сам написал. Но ведь для внутреннего пользования, для ритуальной подачи кругу уважаемых людей. Он, между прочим, учёный — у него даже в ксиве так написано, у него кабинет есть, а вы кто такой?

В начале двухтысячных, не знаю, как было среди естественников, но в гуманитарной сфере тогда вот этому болоту уважаемых людей, которое называлось "академической средой" пытались противопоставить "экспертную среду" — людей, возможно, без степеней, но с реальными знаниями и опытом не только преподавания. Потом эта попытка противопоставления как-то сошла на нет, но я понимаю, почему она вообще была. Потому что никакого уважения эта "академическая среда", эти ритуальные кандидаты наук не вызывали. Люди хотели заниматься чем-то настоящим, а не включаться в ритуальный календарь.

И этот ритуальный календарь — он ведь до сих пор крутится. Остепенённые уважаемые люди готовят себе замену. Из числа тех, кто их не сильно обидит непонятными словами в кандидатской.

А рядом кто-то делает настоящую науку. И готовит себе в помощь новых настоящих учёных.

А называются они одинаково и существуют формально в одной системе. Но только формально. На самом деле это разные системы. И люди из одной уличают людей из другой в чуши и плагиате, а люди из другой, уважаемые люди, слушать их не хотят, потому что кто вы такие, вы даже без галстука, как вообще перед людьми в таком виде, ещё, наверное, и не патриот.

Модерн наступает, но архаика не просто ещё тут. Она ещё тут главная, это её угодья, она сидела тут поколениями и поколениями же ещё и сидит.

А росткам модерна на своей земле она даже радуется, потому что, ну что, красиво, престижно опять же, наши люди публикуются в международных журналах, молодцы, гордиться ими будем. До тех пор, пока они тут у нас корчевать не начинают. Но они вот начали...

Окидывая мысленным взором бескрайние аспирантские скамьи нашей великой родины, сидящие на которых десятилетиями включались преимущественно, конечно, в систему архаичную, думаю, что переломить это дело может только мода.

Буржуйское изобилие

В общем-то прав Германыч.
 Я вот тоже  краем глаза в своем детстве видет такие каталоги - и они мне казались именно фантастикой, выдуманной буржуазной разведкой для соблазнения не слишком умных типов из советской страны.Мне самому  именно изобильными казались... советские прилавки. Ведь на них что то было ! Обувь - рядами,  одежда - навалами... Хотя вот люди  почему то перебирали в разговорах именно возможность  "достать" импортные товары.

Нобелевский лауреат, генетик Джеймс Уотсон лишен почетных званий, или про расовые различия

В далеком уже советском детстве мы все были уверены в том, что " все люди равны вне зависимости от национальности и расы".
Это нам казалось правильным, а самое главное, хорошим.
Почему мы в этом были уверены ? Да потому что нам об этом рассказали в школе, между букварем и математикой, в которых и рассказывали прописные истины.
А потом люди жили всю жизнь с этим знанием, и о верности его не задумывались. И искренне считали дикарями всяких там американских, южноафриканских, родезийских расистов.
Если вы жили в мононациональной среде, то наверняка бы даже не подумали, что в этом можно сомневаться.
Но,но, но... Столкнувшись даже не с иной расой, а просто с национальной культурой, которая несколько отличается от привычной, "внутренний реалист" брал своё: люди реагировали на отличия весьма даже нетолерантно, награждая всех "инаковых", типа молдаван, чукчей, азиатов и кавказцев обидными прозвищами, и с удовольствием рассказывая анекдоты про их тупость недалевость, жадность и пронырливость, и всякие отрицательные качества.
Настоящего воспитания, основанного на знании, а не силовом декларировании - не было.
И при этом мы все, ученик-выпускники " самой лучшей в мире советской школы" чванливо поглядывали сверху вниз на всех тех, чьи убеждения отличались от наших...
Добывание же реальных знаний, и их понимание-осмысление - очень трудно и нелегко. Оно - вот такое :

Нобелевский лауреат Джеймс Уотсон вновь повторил утверждения о связи уровня интеллекта с расовым происхождением. https://www.bbc.com/russian/features-46858346

"Уедут китайцы - все зарастет": как фермеры из КНР осваивают российский Дальний Восток

Очень интересная статья про китайское освоение российских земельных ресурсов на Дальнем Востоке.
  Оно, конечно, может и грустно, что  чеспионами по осоение оказываются вовсе не русские люди, но тут, как говориться, се ля ви:  поскольку русских людей для освоения земель нет, и взять их неоткуда, то надо пользоваться тем, что возможно.
   Земля должна давать отдачу, и быть объектом приложения трудовых сил. Поэтому все рассуждения про "национальные интересы" при том, что нация не может  выделить желающих и умеющих обрабатывать землю  есть протсто путая трепотня.
Несмотря на российско-китайское сближение последних лет, жители Дальнего Востока называют стратегию КНР в отношении соседних территорий экспансией. Би-би-си проанализировала данные по всем сельхозземлям региона, а затем отправилась в приграничные поля и села. https://www.bbc.com/russian/features-49978027

Про языковые революционные выверты

Меня, как и Худиева это именно что раздражает: ну вот откровенные угрозы идут, и - тут же  всерьез рассказывают, что " это не угроза!".
И вместо того, что бы отмежеваться от таких дрянных, отвратительных попутчиков, начинают лить слёзы сожаления: " как жестоко расправился режим с таким смелым о добрым протестующим!"

Прочитал все тот же оборот:

+Я считаю, что этими своими действиями режим сам себе роет могилу. Если легальные способы протеста тотально запрещены, рано или поздно мы увидим на улицах города не мирные публичные акции, а восстания доведённых до последней точки людей.+

Тут есть определенная коммуникативная проблема, какой-то разрыв в понимании - причем даже в понимании людьми самих себя. Похоже, это проблема с пониманием последствий и ответственности.
С одной стороны, люди произносят речи, которые другими носителями языка не могут быть восприняты иначе, как угрозы, причем угрозы, исходящие именно от них.
С другой стороны, они отрицают свою ответственность, как угрожающих - как будто просто предупреждают о каких-то бедах, которые явятся результатом невыполнения их требований, но произойдут не от них, а как бы от неких загадочных сил природы.
Когда Петр Алексеев заявлял, что "Подымется мускулистая рука миллионов рабочего люда и ярмо деспотизма, огражденное солдатскими штыками, разлетится в прах!" он угрожал, и не скрывал этого. Его нынешние последователи угрожают - но отказываются признать это угрозой.
Когда говоришь о том, что как синицин твит, так и обещания боевых групп, вооруженной борьбы и прочей крови и ужасов воспринимаются внешней аудиторией именно как угроза, люди ставят этой аудитории в вину ее чрезвычайную тупость и непонимание. Нет, это не угроза. Это просто предупреждение, что так вот оно может повернуться.
Ну хорошо. У вас тупая аудитория. Но вы-то не тупые. Вы-то умные и талантливые. Вы-то в состоянии предвидеть, что такие-то сообщения будут восприняты аудиторией как выражение угрозы - и именно от вас исходящей?
Если вы произносите возвышенные речи, которые - как вы можете догадаться - будут для других носителей языка звучать угрожающе, значит именно угрожать вы и хотите.
Вариант с недоразумением тут дважды невозможен во-первых, язык родной как для ораторов, так и для адресатов, во-вторых, будь он хоть неродной, люди же дали понять, как они вас воспринимают.
Но мне кажется неправдоподобным и вариант с сознательной ложью; тут какая-то психологическая, и, возможно, духовная инфекция.
Возможно, дело в попытке согласовать свой собственный образ; с одной стороны, революционер не может не знать, что является агентом разрушения и несет зло и горе множеству невинных людей. Он не может не знать, что чаемое им уничтожение режима не может не привести к большим народным бедствиям. Он же не идиот. Он майдан наблюдал в прямом онлайне, со всеми его последствиями. С другой стороны, он должен видеть себя хорошим, добрым, сострадательным человеком. Отсюда, возможно, и это желание угрожать - но как бы обезличено. Это как бы и не он угрожает - как-то сам собой ребенок не придет из школы, как-то само собой придет снафф-видео, как-то само собой грянет вооруженное восстание, как-то сами собой явятся боевые группы и т.д.
Когда он говорит, что это не угрозы - он, какой-то частью сознания, в это верит, и (почти) искренне возмущен, что на это реагируют как на угрозы. Он же добрый доктор Джекил, который не имеет отношения к этому злодею Хайду, который точно явится, если вы не подчинитесь Джекилу.
Когда являются царские жандармы и волокут добрейшего Джекила в тюрьму, он (почти) искренне не понимает, а чего это они. Ему будет очень грустно, если вот злой Хайд... Но жандармы, услышав это, волокут его пуще прежнего.
И я об этом думаю, что если воздержаться от высказываний, которые воспринимаются другими носителями языка (конечно, по их великой тупости) как угрозы, то можно как-то разрядить атмосферу и даже смягчить действия жандармов.

Про автомобилизацию

Когда кто-то в чем-то не знает меры - то наступают плохие, подчас горестные последствия.
 Если вы будете  сверх меры есть ( спать, читать, заниматься спортом, слушать музыку на повышенной громкости), то здоровье у станет таким, что без врача и лечения не обойдетесь. Вы быстро почувствуете  или боль, или там  резкое снижение параметров здоровья,  вроде того, что станете плохо видеть или слышать.
 А вот с общественным устройством жизни не так.
   Люди запросто могут решить, что владение и пользование автомобилем  каждым ( ну, или почти каждым) человеком в обществе есть безусловное благо.
  И это в самом деле благо - если вы живете в небольшём городке или  сельской местности: людей вокуруг вас немного, зато простраства полно.
 Но ведь большинство людей живут вовсе не в деревне ! Они в мегаполисах живут, и в городах-миллионниках !
 А в них ситуация обратная: людей ну очень много, а пространства - мало.
   И при этом считается вполне нормальным увеличивать количество автомобилей на единицу площади, и никаких ограничителей тут нет.
 Отрицательные последствия уже есть, и не первое десятилети чудовищные автомобильные пробки, и города, которые стали вместо  кварталов уютных домиков рассеченными рычащими автострадами  квартальчиками.
 Превратилось это вот во что: <iframe style="max-width: 100%" src="https://varlamov.ru/3588623.html?embed" width="502" height="695" frameborder="0"></iframe>
 Но- болезни этой мало кто понимает, все жестко привязались к своему авто, и не хотят слышать про ограничения.  Хотят только новых трасс, новых дорог, новых автостоянок. То есть усугубления ситуации. И что с этим делать ?

 Наверное, дождаться следующего поколения управленцев, которые смогут совладать с мыслью о том, что для количества  авто в городе надо ставить ограничитель.
 И не дороги расширять, а общественный транспорт улучшать. И поймут, что  многополосым трассам в городе делать нечего.
  Только вот непонятно, сколько времени до этого должно пройти.