Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Крокодил 1985 (7) " Зачем быку микросхемы ?"

Его зовут 0НИПК0. Не подумайте, что это прозвище бычка или другой крупной рогатой особи. Нет, так сокращенно называется Одесский научно-исследовательский
и проектно-конструкторский отдел ВНИИ незаразных болезней животных. Сам ВНИИ расположен в Воронеже. Как говорили когда-то в Одессе, где имение, а где наводнение...
         Прошу заметить этот пространственный момент, ибо данное обстоятельство послужило причиной событий, случившихся у самого синего Черного моря, где живет и творит тот самый 0НИПК0. Насчет творчества, впрочем, мнения расходятся. Руководители Воронежского НИИ и коллектив Одесского отдела считают, что 0НИПК0 творил на полную
катушку. Но есть и другое мнение, потому что за восемь лет существования 0НИПК0 не довел до конца ни одного научного изыскания. Правда, два из семи создаваемых здесь приборов—УС-3 и ТВ-1—дошли до ведомственных испытаний. Теперь дожидаются, когда появятся опытные образцы заводского производства, чтобы проверить их на коровах и свиньях и решить, нужны ли эти приборы или не взять, скажем, один из приборов—ветеринарный термометр ТВ-1. Этим прибором предполагается измерять температуру у животных. Комиссия Минсельхоза СССР сделала существенную оговорку: мол, ТВ-1 может определить температуру только поверхности тела, а она в разных местах фермы далеко не одинаковая. И в разных местах тела тоже.
          Какова же внутренняя температура жвачных и нежвачных пациентов, остается загадкой.
Вот и непонятно, готов термометр или не готов? Прошу прощения за злоупотребление местным фольклором, но именно в такой ситуации в Одессе говорили: чтобы да, так нет. Но чтобы нет, так ведь может быть...
         А что же творилось в ОНИПКО в течение восьми лет?
         Был смысл заглянуть в его недра и познакомиться с тамошним житьем-бытьем. Пришел, увидел и... ахнул! Сразу потряс  состав сотрудников: почти на каждых двух рядовых приходился один руководитель—завлаб, завсектором, завотделом. Был и такой участок, где три зава громоздились над единственным исполнителем.
          Мелькнула мысль: такая структура, видимо, стимулирует научную деятельность. Может быть,' может быть... Смущали только отдельные мелочи. Количество, скажем, заведующих секторами постоянно меняется, колышется, как гладь Черного моря в плохую погоду. То их десяток, то чертова дюжина, а то и все девятнадцать. По потребности, что ли? А может, для оживления творческой мысли повышением зарплаты? Для чего и придумываются новые проблемы и соответственно вводятся новые должности завов с соответствующей зарплатой...
          Некоторых работников тут оформляют завсекторами вообще на микросроки. Однажды на этой должности шестьдесят дней научно вкалывал слесарь С. Чебаненко. Такой же срок проработал завсектором другой слесарь, А. Пелин. Двухмесячный научный стаж обнаружен еще у десятка рабочих—токарей, слесарей, фрезеровщиков и т. д.  Г. Ники-
форчук и А. Малин по должности считались старшими инженерами лаборатории перспективных разработок. В действительности они несколько лет заведовали складом. Р. Миронюк, числившийся старшим инженером той же лаборатории, со знанием дела шоферил, ибо был профессионалом баранки.
          Три «конструктора» ветприборов, виртуозно владея калькуляторами, подсчитывали дивиденды и сопоставляли дебет с кредитом. А сотруднику патентной службы Т. Разореновой выдали патент на исключительное право уборки всех служебных помещений. Перечисление можно продолжать и продолжать, но не стоит, есть опасность впасть в беспросветную тоску и меланхолию от перспектив науки в рамках ОНИПКО.
           Отдельные завлабы и часть завсекторами успешно работали еще и в... дискотеках молодежных клубов. Разрешения на совместительство на бланках ОНИПКО, как выяснилось, они выписывали себе сами. В полном соответствии с веттехникой налаживали они всякие звучащие системы. А может, наоборот, в полном соответствии со звуковоспроизводящей техникой они творили ветеринарные приборы.
           Всплыл также при проверке весьма любопытный факт: ни один сотрудник ОНИПКО не имел сельскохозяйственного образования. Зато в ОНИПКО обнаружены залежи электронных, радио- и других умных деталей. Микросхемы, платы, транзисторы, диоды и прочие прелести так и пребывают здесь без пользы. Среди этого обилия попадаются экземпляры, которые ни за какие деньги не купишь. Не то что в магазине, но даже в укромных уголках Привоза, где можно купить многое.
             КРУ Одесского облфинотдела обнаружило несколько тысяч деталей более ста наименований на весьма круглую сумму в несколько тысяч рублей. Для чего приобреталось это богатство, уразуметь немыслимо. Остается открытым и вопрос: зачем быку микросхемы?
             Но кому-то они нужны были позарез: часть электронного дефицита все же испарилась. Возможно, в сторону дискотек. Часть же денег, брошенная одесскому отделу щедрой рукой руководителей ВНИИНБЖ на приобретение аппаратуры для научных изысканий, потрачена точно по назначению: закуплены холодильники для недопущения порчи мясных и молочных продуктов, принадлежащих работникам лабораторий и секторов. Приобретены телевизор и видеосистема, приличный бильярд, эспандеры, лыжи и другие научные агрегаты.
             Правда, несколько позже до автора дошло, что телевизор и ведеоприставка действительно необходимы для просмотра передачи «В мире животных»—в ней иногда показывают оленей. А онипковцы заключили договор с касимовским заводом «Союзглавзооветснаба» на разработку приспособления для ветеринарной обработки... оленей. Поскольку в Одессе наличествует лишь один сохатый красавец—в зоопарке, а оленей, как известно, несколько видов, неплохо все-таки знать, как они выглядят, двигаются, едят...
             В своей объяснительной записке, появившейся на свет после проверки одесского отдела, директор ВНИИНБЖ В. Самохин посетовал, что руководители ОНИПКО, а их за
восемь лет сменилось четыре, «...пользуясь удаленностью...вводили в заблуждение, обманывали...». Возможно. Но, видимо, дирекция ВНИИНБЖ не прочь была заблуждаться, в противном случае любая квалифицированная проверка сразу же открыла бы ей глаза на истинное положение вещей.
                 А может, и проверок не было? А были приятные вояжи к морю? Да, родись этот отдел при институте, а не за тысячу километров, ничего подобного, наверное, не произошло бы.
              А то поди ж ты, почти четыреста тысяч рубликов ухлопано на зарплату, уйма ценного времени потрачена, а результаты пока микроскопические.


Удивление ученого

Владимир Анисимов,  ученый  из Екатеринбурга, не устает возмущаться и удивляться:
Читаю очередной срач в коментах на простое утверждение "снег белый а в уральских городах в совке не было мяса в магазинах". Ответы очень характерны: а вот меня папа с мамой кормили котлетами!
То есть люди которые тогда были детьми которых изо всех сил кормили родители, опровергают тех, кто как раз был в возрасте их родителей и всеми силами добывал котлетки деткам! А мясо покупал на рынке "где его было полно" , причем деньги на это по мнению ребенка "брали из тумбочки"!

Второе пришествие вируса, или взгляд от Глеба Кузнецова

Логика «первой волны»: мы не знаем, что это за вирус, но потенциально он смертельно опасный и у нас есть примеры – НЙ, Италия, Испания, Лондон – что он именно таков. Поэтому, давайте соблюдать научно обоснованные «меры». А государство ищет решение (и найдет), а пока не найдет – поддержит людей всеми силами и средствами. Фактически, это был договор о том, что давайте, граждане, предоставим науке и экспертам все решить, выдвинем знание на первый план. И звезды эта логика подарила в виде Куомо, Фаучи или отечественных спикеров, оперировавших научными и паранаучными терминами. Высшие чиновники большинства стран проводили встречи с научными светилами. В контексте второй волны произошло радикальное изменение этой системы взглядов.
Что изменилось.
- «замусоренность темы» в чисто научном смысле – торжество препринта; десятки тысяч публикаций по теме не создают понимания, а затуманивают его. Ничего похожего на научный консенсус нет и не предвидится.
- роста нового знания о коронавирусе по сравнению с маем нет (ни в медицинском, ни в научном, ни в эпидемическом ключе). Фактически, накопление знания о ковид происходило в логике самой эпидемии в первый квартал эпидемии во всех странах. Потом – вышли на плато, потом – деградация прошлого представления, опровергаемого фактами из жизни. Вроде протестов, войн и прочего специального опыта.
И это интереснейший феномен.
До сих пор непонятно, насколько дети могут быть переносчиками и как они болеют, кто такие «бессимптомники» (и можно ли их считать заболевшими) и сколько их вообще; какова реальная погрешность ПЦР диагностики; что такое "от ковид" и "с ковид" в смысле причины смерти; насколько устойчивый иммунитет к вирусу формируется; какая социальная дистанция достаточна – 1,5 метра или 8 и так далее.
По всем этим - и множеству других - пунктов можно говорить о размывании представлений, а не об уточнении их.
- отсутствие не только качественного роста понимания происходящего, но и предложений по изменению ситуации; (сидите дома, мойте руки, носите маски, не помогает? Ну что-то то надо делать!?) Государство, забыв про утративших доверие экспертов, действует из «научно-популярного подхода», предлагая все тоже самое – набор типичных мер, но более для себя экономных;
- новые знания не получают хода: вне политических заявлений не интерпретируется провал масочной политики в Испании, не интерпретируется «кейс Израиля» когда слабый всплеск первой волны привел к более сильной второй волне; не интерпретируется радикальное расхождение графиков умерших\заразившихся, когда порядковый рост количества позитивных не привел к сколько-нибудь значительному количеству смертей; нет настоящего неполитизированного анализа ни кейса Швеции, ни «манаусского сценария» (отдельная интереснейшая тема, сколько людей может заболеть \ умереть в городе – миллионнике с минимумом больниц, лекарств и практик социального дистанцирования – то есть без организованного сопротивления ковиду – напишу об этом, очень показательно);
- все предложенные средства – это лекарства 15-20 летней давности, кроме еще более старых стероидов, ветеринарных противоглистных и прочего. Вакцины на старых платформах порождают только недоверие. Наука не предложила ничего спасительного. Есть недоверие и всем производителям, и, самое главное, – регуляторам; Мы это видели на примере обсуждения вакцин\лекарств у нас. Но это не только российская история.
- крах системы медицинского обслуживания в развитых странах (в 4 раза меньше диагностики онкозаболеваний в некоторых сегментах; остановки программ химиотерапии массовые; остановка до 50% КИ по нековидным темам и так далее); По разным странам начали выходить исследования «избыточной смертности». И везде избыточная смертность максимум на четверть связана с Ковид – на три четверти это традиционные причины смерти.
Это вызывает внутренние протесты в медицинском и научном сообществе уже не по поводу СИЗов как было весной. А по поводу всей ситуации в целом.
Ну и самое главное – опять же повсеместное изменение отношения к проблеме со стороны государств. Теперь государства не обещают помощи – а призывают к гражданской сознательности и прибегают к мерам полицейского администрирования. Самые разные, но везде абсурдные – в Париже требуют переписывать посетителей ресторанов. В Ирландии – в середине октября – запрещают обслуживать внутри помещений, в Москве требуют раз в 10 минут проверять в кино маски на посетителях. Наука перестала использоваться на государственных уровнях даже как фигура речи, все меры и решения "повисли" в громкой пропагандистской фразе про неизбежность "еще более жесткого карантина, если не будет достигнут весенний уровень лояльности".
Итак, как мы видим:
- «знание» и наука, как способ социализации знания, в кризисе;
- научных ответов на базовые вопросы пандемии так и не было представлено;
- государства даже на словах перестали обращаться к «науке», а стали руководствоваться научно-популярным подходом исходя из логики «надо же что то делать», прежде всего минимизируя собственные расходы;
- медицина как система научного знания и практик в отдельном, беспрецедентном кризисе из-за остановки "обычного хода вещей", что приводит к взрывному росту смертей от излечимых болезней даже в самых развитых странах (а вернее, именно в них);
Это заставляет меня прогнозировать, что последствия второй волны в социально-политическом смысле будут более масштабными, чем у первой.

(no subject)

Дмитрий Иванович, был и личностью незаурядной, и талантливым исследователем, и выдающимся ученым.
Мог ли он проявить свои способности при советской власти ?
Несомненно.
И тогда мы бы обязательно слышали: " Лишь только благодаря советской власти и и исключительно из-за нее он раскрыл свой могучий талант !
А без неё... Ну кем бы он был без неё ? Все его дарования быстро бы погибли ! Ибо царский режим, далекий от интересов народа, уделял науке самое ничтожное внимание !"

Наука и религия

В концентророванном виде - простые ответы на самые простые и шаблонные вопросы  по заявленной теме от Бориса Викторовича Раушенбаха — советского и российского физика-механика, одного из основоположников советской космонавтики, академика АН СССР, Героя Социалистического Труда, и лауреата Ленинской премии.
Collapse )

Табличка "Последний адрес"


Сегодня в Москве, в 12.30 по адресу Ленинский просп., д. 13, состоялось открытие таблички "последний адрес" в память академика Якова Оскаровича Парнаса (1884-1949). Выдающийся биохимик, автор важнейших открытий, работал во Львове, в 1939 году был перевезен в Москву, награжден орденом Ленина, стал директором НИИ, избран академиком АН и АМН СССР, получил Сталинкую премию 1-й степени. 29 января 1949 года арестован и умер на первом допросе. Посмертно исключен из членов Академии. Реабилитирован в 1954-м. Архив уничтожен, место захоронения неизвестно.

Исследование Дениса Драгунского ( про филологию)

ОПЯТЬ ЧИТАЮ В ТОПЕ: "РОССИЙСКИЙ ЛИНГВИСТ ЗАЯВИЛА
об отсутствии ошибки в бюллетенях".
Попробуем разобраться. Согласно сообщению РИАН, "Песков сказал, что ознакомится с мнением филологов Института русского языка Российской академии наук по этому вопросу".
И вот ответ:
"...использована сокращенная конструкция. Полная конструкция выглядела бы так: "Вы одобряете изменения, вносимые в Конституцию РФ?" То есть пропущено одно слово, которое легко восстанавливается по смыслу. В естественной речи мы часто используем такие конструкции с пропусками, это облегчает понимание, ускоряет обмен информацией", - отметила Русецкая".
Тут много смешных подробностей.
Во-первых, по существу. Хотелось бы увидеть примеры таких речевых конструкций. Типа "мне не нравятся изменения в твой характер" или "я рад переменам в мою судьбу". Как-то ничего не вспоминается. Конечно, налицо самая настоящая грамматическая ошибка. Кто-то спорит: "нет, стилистическая!" Но и она недопустима в официальном документе, которым является бюллетень.
Во-вторых, интересная подробность. Есть Институт русского языка РАН им. Виноградова (научно-исследовательский). Туда обещал обратиться Песков. Однако госпожа Русецкая - директор Института русского языка им. Пушкина (учебный институт, в нем ведется преподавание русского языка иностранцам).
Остается лишь гадать, почему Песков раздумал консультироваться с филологами из академического института. Возможно, они слишком упрямы в смысле грамматики? Но это лишь мои догадки.
И наконец.
Согласно Википедии, Маргарита Николаевна Русецкая - не лингвист, а логопед, дефектолог. Доктор педагогических (а не филологических) наук.
Я, кстати говоря, отчасти понимаю Русецкую. Тема ее докторской: "Стратегия преодоления дислексии учащихся с нарушениями речи в системе общего образования". Проще говоря, как научить читать детей, которые пока еще плохо говорят. Это многое объясняет в ее позиции по данному вопросу. Хоть что-то сказал ученик - уже победа! Уже надо похвалить!
***
Но вообще странно. Кругом сплошные мелкие неточности.

О современной российской фундаментальной науке ( по В. Анисимову)

Общественность уверена что вот в советское время была великая наука, а сегодня она вся умерла.
Попробую описать каково состояние нашей науки.
Не будем вспоминать ужасы 90-х и поговорим о сегодня.
Люди в институтах вполне себе живут и не помирают. Кроме окладов есть разнообразные надбавки за статьи, масса проектов и прочих выплат. Конечно у кого то густо а у другого пусто, но в среднем жить можно, хотя конечно не богато. Но зато спокойно и надежно. Мы федеральные бюджетники и зарплата нам гарантирована в любом случае. Кроме того свободный график работы, приходишь и уходишь когда пожелаешь и делаешь что хочешь.
А вот каков реальный уровень науки в России? Приходится признать что довольно серый в основном, но есть островки групп мирового класса. Но надо сказать что и при советской власти мы были изолированы от мировой науки и уровень был довольно провинциален.
Но есть здесь один нюанс: с кем сравнивают? Естественно с лучшими представителями мировой науки! Работающими в ведущих западных университетах и институтах. Но я поездил по свету и бывал не только в таких местах но и в довольно рядовых университетах. Там все как у нас: огромная учебная нагрузка, куча народу сидит по тесным комнаткам. Уровень научной продукции довольно скромен: пережёвывание давно известного и выискивание ещё не совсем истоптанного.
И таких абсолютное большинство. Многие тысячи серых работников на фоне которых сверкает очень небольшое число звёзд.
Так что у нас примерно как у всех. Для правильного. сравнения надо обязательно смотреть не на зарплату переведённую по официальному обменному курсу, а на реальное потребление. И тогда видно, что живут рядовые ученые и у нас и у них в скромных квартирах, питаются-одеваются также. Никак не шикуют! Да ещё и тяжелая проблема массы ученых на временных ставках. У нас по крайней мере этого нет, все на постоянных и «уверены в завтрашнем дне».