Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Листая дневники

Люблю читать дневники известных людей, особенно писателей, поэтов, про жизнь которых нам часто рассказывали в школе, биографических книгах, серии ЖЗЛ. Зачастую эти биографии идут в разрез с впечатлениями, которые остаются после прочтения строк, оставленных самими героями мемуаров и дневников по следам тех или иных событий.
Вот, например, граф Лев Николаевич Толстой.

Не получив ни полного светского, ни военного образования, без большого состояния и всякого общественного положения, чтобы расплатиться по карточным долгам, весной 1851 года 22-летний Лев Толстой уехал из Москвы на Кавказ, а осенью, сдав в Тифлисе экзамен, поступил юнкером в артиллерийскую бригаду. Лев Николаевич оставался два года на Кавказе, участвовал во многих стычках с горцами, возглавляемыми Шамилем, а затем перевёлся сначала в Дунайскую армию, где дослужился до чина подпоручика, а с 7 ноября 1854 года по конец августа 1855 года служил на крымском театре военных действий в Севастополе.

Collapse )

Про описание Гражданской войны в советской литературе

В общем, верно Прилепин пишет. Все зависит от точки зрения: если чувствуешь, что ты прав-  то никакая собственная жестокость злом никак не воспринимается.

Тут пришло в гости много ортодоксальных "леваков", при этом ещё и ссылающихся на Ленина/Сталина, и объясняющих мне, что литература должна служить кому ей положено служить, и всё такое прочее. (В контексте разговора о Бродском; но там уже и другие имена потянулись, вплоть до Высоцкого).
Я в трёх словах сейчас объясню в чём дело.
Настоятельно рекомендую перечитать русскую советскую литературу о революционных событиях, опубликованную при Ленине-Сталине в 20-е и 30-е.
Это зачастую просто антисоветская литература, описывающая чудовищные зверства восставшего класса.
Возьмите, и с карандашиком перечитайте "Тихий Дон" (практически все образы большевиков - полулюдоедские), "В тупике" Вересаева (там просто кошмар - творимый красными), "Россия, кровью умытая" Весёлого Артёма, "Железный поток" Серафимовича, первые два тома "Хождения по мукам", "Конармия" Бабеля, Пильняка повести, "Барсуки" и "Вор" Леонова. Это просто, говорю, жуть жуткая. Кровь в жилах стынет, когда читаешь.
Белых тоже не слишком жаловали, но любую из этих книг вполне можно читать, как белогвардейскую (и так и читали многие из перечисленных книг в эмиграции).
Характерно, что в 60-е и 70-е такого и быть уже не могло: чтоб описать красноармейца, как зверюгу и садюгу, а белогвардейца сделать главным героем - да ни в жизнь.
В 20-е и 30-е (теперь крамольная вещь уже для либералов) - в советской литературе имела место неслыханная и страшная свобода.
Взрослые люди были у власти. Они сами только что воевали. У них ума хватало не орать: ...а что там - развра-ат? а что там наси-илие? а что, там бухают на фронте?!? (Шолохов блистательно описывал запои Мелехова, кстати). А что, бессудные расстрелы были? А что, китайцы и латыши зверствовали?!?... А что, белые ненавидели жидов? И писали погромные листовки? А красные - вообще всех богатых? И устраивали жуткие грабежи?..
(Поэтому, когда мне начинают рассказывать, что Есенина хотели убить за "Страну негодяев" - я только пожать плечами могу: люди вообще не в контексте - проживи он ещё чуть-чуть, ему бы Сталинскую премию дали за неё).
Почему так было? Да потому что тогда события Гражданской только вот-вот закончились, и все помнили, что вот только что происходило.
А ещё потому, что и Ленин, и Сталин были, конечно же, консерваторами в искусстве.
Поэтому Ленин смотрел на пролетарскую поэзию, на ЛЕФ, на Маяковского, на "левачество" имажинистов, как на кошмар. Ему бы Некрасова, Тютчева - а тут такое.
Сталин долго терпел РАПП (ассоциация пролетарских писателей, которая последовательно объясняла, что они тут хозяева в культуре, а все эти булгаковы, толстые, есенины и даже маяковские должны лесом идти) и потом... Короче, РАПП распустили, а потом физически перебили; на что, напомню, с огромным удивлением смотрел, открывая утренние газеты, Михаил Булгаков.
Ну и про Булгакова: Сталин мало что любил так сильно, как пьесу о белогвардейцах. И "Тихий Дон" очень любил, да. Где с 1918 по 1920-й год Мелехов сражается за белых, командует дивизионом и лично, своей рукой рубит (Шолохов это подробно описывает) не менее дюжины красноармейцев. Шолохова Сталин считал главным писателем страны Советов.
Я к тому, что вы, дорогие друзья, конечно, можете с оголтелым "левачеством" своим кромсать направо и налево, но вы только Ленина и Сталина себе в друзья не тащите.
Если нужны друзья - Ярославского там какого-нибудь берите, Ермилова, Лелевича...
Вот эта компания - самый раз.

Пожар в библиотеке

Когда вспоминают времена Перестройки, то обязательно вспомнят и про всякие катастрофы того времени: о них стали сообщать ( и их стали обсуждать) впервые, и потому общественный резонанс был велик. Но одна из катастроф вспоминается нечасто- наверное потому, что человеческих жертв не было...


14 февраля 1988 года случился пожар в здании Библиотеки Российской академии наук в Ленинграде. Это был один из самых разрушительных в истории пожаров в библиотеках.


Collapse )

Крокодил 1985(65) Мыши и генералы

                             МЫШИ И ГЕНЕРАЛЫ

        Один американец сказал недавно:
       - Когда американцы думают о второй мировой войне, в их воображении возникают война с Японией на Тихом океане, сражения в Италии, вторжение в Нормандию, Арденнская битва. Американцы не имеют представления, какие гигантские битвы разыгрались в годы второй мировой войны между Советским Союзом и Германией.
           Конечно, страшный Пирл-Харбор был далеко не коктейль на загородной прогулке. Но действительная память о войне остается не столько в ранах солдат экспедиционного корпуса, сколько в ранах нации, от мала до велика перестоявшей эту войну. Войну помнит земля, по которой война прогремела, сокрушая все живое.
Collapse )

День рождения Солженицына

Сегодня- день рождения  русского (даже не знаю, применмо ли к его случаю определение " советского") писателя Солженицына, одно из  самых уважаемых мной писателей.

 Творчество его началось фактически сразу после  войны, и продолжалось до смерти в 2008 году.
Краткий гид-обзор его произведений составил Егор Холмогоров; для сеья я отметил, что прочитал практически всё.

Collapse )

Про советское чтение

А ведь этот  шаблон и восприятия, и  направления  литературного чтения в принципе оставался неизмемнным до конца советской эпохи.
 Да, именно так и было- именно так и воспринимали советские люди  и отечественную, и мировую литературу. Более того !  Если поискать,то и сейчас  можно найти соответствующих мастодонтов, которые гордятся тем, что  сформировали свой литературный вкус по  советским лекалам !

«Все мужчины читали газеты (а значит, и многочисленные фельетоны Кольцова). Некоторые отдыхали от работы, работая над собой. Осинский занимался Гегелем и высшей математикой, Аросев писал романы и вел дневник. Почти все читали художественную литературу — в основном те же книги, что в тюрьме и в ссылке, за исключением русской революционно-демократической традиции (Чернышевский, Кравчинский, Горький) и бельгийского и скандинавского модернизма, которые не вписывались в культуру исполненного пророчества и постепенно выпали из канона. Обязательными остались «Памиры» европейской литературы (Данте, Сервантес, Шекспир, Гёте), русская классика во главе с Пушкиным и Толстым и европейский роман, особенно Диккенс и Бальзак. Приключенческие книги для мальчиков делились на две группы: исторические романы начала XIX века, переосмысленные как литература для подростков (Вальтер Скотт, Фенимор Купер, Александр Дюма), и литература колониальной экзотики, пик популярности которой совпал с юностью старых большевиков (Майн Рид, Стивенсон, Жюль Верн, Буссенар и Джек Лондон). Из современных писателей самым популярным был Ромен Роллан, воспринимавшийся как второе пришествие героического реализма (и его любимых героев — Бетховена и Толстого). Советскую литературу почти никто не читал, кроме специалистов, отвечавших за ее создание и распространение. Главное исключение составляли детские книги (в том числе популярная среди подростков «Как закалялась сталь») и «Петр I» Алексея Толстого (строительно-творительный роман в форме исторической эпопеи)».
Юрий Слёзкин «Дом правительства. Сага о русской революции»