?

Log in

No account? Create an account
Максим
15 October 2019 @ 07:00 am
А выходные бездельничать не пришлось – ибо, во-первых, тренировка в Путилково, во-вторых – две игры на Кинедерли.
Начиналось всё очень оптимистично, даром что до стадиона  при путилкинской школе пришлось идти долго. Там собрались два дивизиона – С и В ,и почти два часа бегали - и под холодным ветром, и под моросящим дождём, и в сгущающейся темноте, заниматься начали в 16.00 ( хорошо ещё, что пришли сильно заранее. А том не почему то показалось , что начало в 16.30). В нашем дивизионе - новый игрок…. девочка ! Мальчишки глядят настороженно…Не менее настороженно поглядел и я, вместе с остальными родителями. Это как это ?
Очень быстро ей удалось завоевать именно что хороший авторитет.
Под конец- игра  команд! Тут оптимизма хоть отбавляй: С победило В, да еще со счетом 3:1 ! Отличился и Матвей, в кои-то веки ему удалось забить гол; впрочем, из обычного защитника его поставили на полузащиту, и ему несколько раз удавалось проводить мяч на чужую половину по краю поля. После одного из угловых он не растерялся (растерялся вратарь соперника) - и вот вам, положительный заряд до конца дня !
А  потом было воскресенье, и было черт знает что, команду как будто подменили. Ездили играть на базу «Спартака», погода была отличная, нехолодная, и противник был не то что бы совсем космический- сначала  известная «Техника футбола», затем – какие то новые Скорпионы (Scorpions).Перед нами играл состав В, и это было совсем не то, что вчера – держались молодцами ! Играли так, что любо-дорого было смотреть ! «Технику футбола» раскатывали красиво, забили им 4 гола, и только раз пропустили- и то со штрафного, который им били фактически в упор. Дальше пришла очередь Скорпионов. Эти оказались крепкими орешками, видна была и частая, и серьёзная подготовка. Тут ребята играли фактически на равных, но на их стороне  оказалось  именно что  провидение ! Несмотря на то, что  Скорпионы  чаще и владели мячом, и  чаще были на нашей стороне поля, отразить атаки у них не получалось- 3:0 ! Просто какое то невероятное везение ! Когда матч закончился, родили обнимаюсь от счастья ! А игра была очень красивая, просто захватывающая !
К слову, в составе В добавилось козырей: к ним на ворота встал  вернувшийся с лечения профессионал, который ездил на соревнования в Покровское .
А наш дивизион будто подменили.

И черт ведь знает почему ! Начали тоже с «Техники футбола», и после первого тайма даже вели со счетом 2:1, так что казалось, надо только удержаться  на том что есть !
Но – нет, не удалось. Противник собрался с силами, пошел в атаки  и  в итоге  победил со счетом 4:3. Единственный добавочный гол забила… новая участница команды ! Ей аплодировали даже родители наших соперников ! Этот гол был очень красивый, и я жалею, что не смог снять его на видео: по краю она проходит сквозь первого игрока, второго, третьего, вбивается в защитников, которые  стояли у ворот, те вроде перехватывают у нее мяч, но – делают ошибку, и с её легкой ноги мяч в воротах !
Впрочем, поражения нашего никто не отменял.
А потом пришла очередь Скорпионов.


Тут встретили такую игру, которую раньше не встречали. Если раньше  мы только знали, что  судья может кому-то показать карточку, то теперь  в течение двух таймов судья показал карточки соперникам аж три раза, две желтых, и одну красную ! Было два сильных удара (намеренных?) по ногам, хватание за футболку во время бега, столкновение такое, что носом кровь пошла…
И, надо сказать, была очень сильная игра со стороны соперника. Проиграли 5:0.
Матвей вышел из игры чернее тучи,  пробовал с ним заговорить по дороге в метро, так в ответ рявкал, ругал вратаря ( «Да у нас его не было фактически!») ругал нападающих, которым он передавал пасы из своей защиты. Хоть и был голодным, но отказался есть бананы.
  Черт знает какая полоса  пошла в эти осенние игры.
На весенних как то ко мне подошел один папа от игрока В-дивизиона: -- Ну ? Вы хоть раз то выиграли ?
- Почему «раз»? У нас выигрышей больше чем  проигрышей ?
- А вот мы что то всё проигрываем, да…
Теперь мы с ним поменялись местами поменялись.  Дивизион В идет как танк, у него практически нет соперников и неудач ! А мы глотаем поражение за поражением…

Пока утренник спортивные упражнения идут полным ходом, но, чувствую, надо уже переносить занятия в домашнее тепло. Турники становятся холодными !
 
 
Максим
14 October 2019 @ 04:00 pm
Токарев Владимир Федорович (1918-1988) «Весенняя сказка» 1975
 
 
 
Максим
А тем временем в Центральном военном округе завершились учения "Центр 2019".

Прочитал, что в них проводили участие  войска российских союзников, как  настоящих, так и  потенциальных:Китая, Пакистана, Киргизии, Индии, Казахстана, Таджикистана и Узбекистана.  Российская  армия задействовала  в них порядка 128 тысяч военнослужащих, более 20 тыс. единиц техники и вооружения, около 600 летательных аппаратов и до 15 кораблей.
 Мне отчего то  вспомнились блоковские  стихи:

Мильоны — вас. Нас — тьмы, и тьмы, и тьмы.


      Попробуйте, сразитесь с нами!


Да, Скифы — мы! Да, азиаты — мы, —


      С раскосыми и жадными очами!



Для вас — века, для нас — единый час.


      Мы, как послушные холопы,


Держали щит меж двух враждебных рас —


      Монголов и Европы!



Века, века ваш старый горн ковал


      И заглушал грома лавины,


И дикой сказкой был для вас провал


      И Лиссабона и Мессины!



Вы сотни лет глядели на Восток,


      Копя и плавя наши перлы,


И вы, глумясь, считали только срок,


      Когда наставить пушек жерла!
 
 
Максим
   Люди, называющие себя «патриотами СССР» , весьма  любят рассказы об этой стране, редкая дискуссия не перерастает в « А вот при советской власти ….. !» - и дальше  рассказ о дешевизне  продуктов и бесплатно раздаваемых квартирах.
    Но, друзья мои, вспомните и про другое: Советский Союз предлагал своим гражданам целое море и идеологической, и художественной  продукции !
     Каждый год  что союзные, что республиканские студии выдавали на гора множество художественных  фильмов.  Полки книжных магазинов были завалены  романами-повестями -стихами советских писателей и поэтов.
     Казалось бы, смотри и читай !
     Вот вам пример: Георгий Мокеевич Марков. Не абы кто, Председатель Совета Правления Союза Писателей СССР !  Можно считать  его самым-самым признанным писателем позднего СССР. Книжки издавались, и не раз, и не два. Кто его труды помнит ? А никто. Спросите нонешних советских патриотов о его творчестве ! Они и имени-должности такого человека  не знают. И (шепотом) – и знать не хотят.
    Или вот  кинематограф. Ну вот кто  собирается пересматривать и восхищаться обычными советскими фильмами ? Нет, только вот про избранную дюжину, типа «Приключений Шурика» или «Приключений Неуловимых» не надо, вы – про другое  спросите, про фильмы производственного цикла, ну или там  про экологические проблемы. «Бриллиантовую руку» показывали раз в год, а  ежедневно  люди по первой-второй программе смотрели совсем-совсем иное. Вот это «иное»-то , произведения  эпохи, которой восхищаетесь, вы смотреть собираетесь ? Да вы о нем и не знаете !
   Хотя, всё к вашим услугам: интернет предоставит подробную роспись фильмов по годам, ознакомит со всеми известными постерами и актерами…
  И выходит, что интерес к советскому  носит совершенно выборочный характер:  получать  бесплатно квартиру, которую «давали» в тот же  месяц, как вы на работу на завод устраивались, хотят все, а смотреть телевизор и читать книжки – никого; платить 10 копеек за кило картошки в магазине – желают все, а стоять за ней в очереди, по восемь раз при этом взглянув подобострастно-побитым взглядом на продавщицу , и  потом перебирая  дома эту полугнилую мягкую мелочь – никого ;  получать от профсоюза «бесплатные» путевки – это мы первые, а душиться в автобусе каждое утро, выезжая из нового, но ни черта не благоустроенного района по разбитой дороге к месту работы – нет, это не для нас.
       Интерес к советскому периоду  в 95% случаев носит ярко потребительский характер: « Мне бы дали …. ! Я бы получил …. ! Обязательно у меня было бы…. ! И все - за считанные копейки и рубли !», и никогда – творческим и трудовым, типа «Ух, как мы здорово  вкалывали на строительстве Байкало-Амурской магистрали ! Какие теплые воспоминания  остались у меня от строительства  нефтепровода «Уренгой-Помары-Ужгород! Как хорошо я проявил себя на конвейере КАМАЗ-а!»
 Сладость  потребления,  когда  вдруг в чем-то прорываешься к полухалявной раздаче, затевает все остальное. А в остальном -тут вам  и книжки, которые невозможно читать, и фильмы, от которых потом толпами убежали в видеосалоны, и серая плохо сшитая одежда, и скудный ассортимент магазинов…
 
 
 
Максим
Андрей Тимифеевич Болотов - одна из редких в русской культуре личностей по своей уравновешенности, рациональности, деловитости.
Понятно, что в основе этого -характер, но из записок Андрея Тимофеевича хорошо видно, что эти качества он в себе сознательно культивировал, опираясь вовсе не на отечественные образцы.
По собственным словам Болотова, всему лучшему в себе он обязан немецкому влиянию. В детстве Болотов около года провёл в немецкой семье в Курляндии, и вот как он это время вспоминает: "В сем-то месте и в сие-то время впечатлелись в меня первейшия склонности к наукам, искусствам и художествам, продолжавшияся потом во всю мою жизнь и производившия мне толь безчисленные и приятные часы и минуты в жизни. Всему хорошему, что есть во мне, начало положилось тут..."
Позднее были четыре года службы в Кёнигсберге, с которым Андрей Тимофеевич прощался такими прочувствованными словами: "Прости, милый и любезный град...Ты был мне полезен в моей жизни; ты подарил меня сокровищами безценными; в стенах твоих сделался я человеком и спознал самого себя, спознал мир и все главнейшее в нем; а что всего важнее, спознал Творца моего, Его святой закон и стезю, ведущую к счастию и блаженству истинному. Ты возвел меня на сей путь священный и успел уже дать почувствовать мне все приятности онаго".
Что имеет в виду Болотов? Именно в Кёнигсберге под влиянием чтения немецкой духовной литературы и лекций в местном университете он стал сознательно религиозным человеком, при этом оставшись православным! Андрей Тимофеевич поясняет, что православной литературы для образованных людей в России 40-50-х годов XVIII века просто не было: "...у нас не было еще тогда никаких хороших духовных и таких книг, которыя бы могли меня познакомить короче с первейшими истинами христианскаго закона... все знание мое было не только темно и весьма еще несовершенно, но и основано, как я после увидел, на весьма еще слабых и таких основаниях, которыя всего легче могли поколеблемы быть. Словом, я знал о законе не более, как сколько знает большая часть из наилучших и усерднейших к вере наших тогдашних, а, к сожалению, и нынешних множайших соотечественников".
И судя по итогам жизни Болотова, эта протестантская прививка оказалась ему весьма полезной.
 
 
 
Максим
Очень хорошим признаком культуры в давние, еще советские времена, считалось наличие здоровенной массы томов «Библиотеки всемирной литературы».


Никак нельзя сказать, что вот прям все ее владельцы просто любовались ею, и не раскрывали хорошо подготовленные к печати томики. Зачастую читали, и не одну даже книжку, и не две.

Знакомство с всякими бриллиантами зарубежной художественной мысли считалось важным и нужным, раз вы уж взялись составлять о себе репутацию « культурного и интеллигентного человека».

Более того. Важным и нужным считалось быть знакомы с шедеврами мирового кино, особенно – кино интеллектуального. В столицах, да и в провинции были даже киноклубы (в Самаре это был киноклуб «Ракурс»), где для желающей просветиться публики специально устраивали соответствующие просмотры, да еще и с предварительным комментарием уже не любителей, а дипломированных искусствоведов-знатоков.
А потом вдруг раз! и времена как то незаметно переменились. Никто не смотрит интеллектуальщину – все поглощены сериалами, что мыльными, что играми престолов, что фэнтази. Библиотеку всемирной литературы несложно купить на распродажах, от нее избавляются без особых сожалений. Люди читают всяких Донцовых, читают фэнтази, боевики, да для тех кто поумней - сочинения Акунина.

Что ж теперь, сделать вывод о том, что общество , без мягкой направляющей государственной советской руки отупело ? Э , нет, люди именно в это время стали куда как и добрей, и , что ли «нормальнее», нежели в советские времена.

Так что же произошло ?

Наверное, вот что: потихоньку ,полегоньку, в нашу жизнь возвращается здравый смысл, и здравый подход к многим вещам, и в частности -к художественным.

Все эти артефакты- проявления художественной жизни были при их создании рассчитаны на людей, готовых их воспринимать. Образно говоря, то же фуа-гра рассчитано на вкус и кошелек пресыщенного и очень неравнодушного к гастрономии, и связанной с ней культуре, буржуа/ аристократа. Тот же современный им солдат, рабочий, крестьянин, лавочник, тоже бы с удовольствие съели дорогое и лакомое блюдо, но… совсем уж в утилитарной потребностью набить живот. Уверен, что вкуса бы они его не поняли, и никаких положительных эмоций и чувств не испытали. А вот миска каши, да хорошо зажаренные потроха, да кружка немудреного доброго пива стали бы для них именно тем, что требовала бы и душа, и желудок- тут тебе и понимание вкуса, тут тебе и набитый живот !

Можно ли винить за это таких потребителей ? Нет, конечно же. В своих рамках они испытывают удовлетворение не меньшее, чем тот же буржуа/аристократ. Только – подешевле. И в то, что при этом при приготовлении изысканного кушанья будет затрачено в 1000 раз больше поварских знаний и умений, тоже сомневаться не приходиться.

А вот ситуация с художественными произведениями складывалась в советские времена весьма искаженно. Человеку с первого класса твердили, что он есть человек постольку-поскольку может прочитать графа Толстого, Шекспира и Сервантеса. И люди ведь читали ! И итоге можно было легко проследить результаты чтения: абсолютное большинство едва запоминало канву сюжета, продираясь, как сквозь джунгли, через художественные красивости, оставляя в памяти имена двух-трех главных героев, да какие-нибудь узловые сцены, типа Бородинского сражения, или первого бала Наташи Ростовой. Надо ли говорить, что по отношению к этому всему они относились примерно так же, как марсиане к земной жизни ? Обычно же они ходили на обрыдлую и не шибко здорово оплачиваемую работу, ездили в промерзших трамваях, лепили какие-то там жилища на выделенных шести сотках, и там же «обрабатывали урожай» - накручивали трехлитровые банки солений, расстраивались от того, что вот де, «воду не подают», да вот надо искать какую-то модную джинсовую тряпку… И эмпирический их опыт ну нигде не пересекался с мыслями Даниэля Дефо и Вольтера.

В итоге мы получали именно ситуацию, когда фуа-гра ели именно что голодные подмастерья.
Реального сопереживания что изложенным в произведениях героям и их проблемам не было, понять художественную красоту и достоинства – не мог никто.

В художественной сфере творилось то же, что и в идеологической: многомиллионными тиражами издавались произведения Маркса и Ленина, иной партийной литературы, со стен глядели нужные лозунги и цитаты, редколлегия рисовала, высунув языки, идейно верные стенгазеты, все молчаливо-лениво подумывали, что таки да, в этих творениях есть много очень-очень высокого смысла, и,и,и… Никто ничего этого не читал, ум и фантазию занимали распределение квартир, карьерные соображения, да бытовые отношения с родственниками.

Постижение многообразия жизни такими вот искаженными методами становилось даже не видом культурного плацебо, а откровенно мешающим и вредным предрассудком. По себе помню, что я сам долго воображал, что и англичане, и японцы таковы, какими их нарисовал Овчинников в своих «Корнях дуба» и «Ветке сакуры». Встреча с реальными этими иностранцами стала обескураживающим шоком: потребности в отношении них были иные, и соответствий художественным произведениям не находилось.

Так что ж, наврал автор ? Я не склонен так его судить. Просто мне были нужны эти люди, их общество в виде бизнес-среды совсем в ином разрезе. Поближе с ними познакомившись, я стал немного понимать, в чем Овчинников был прав, а в чем ошибался. А что-то вообще опустил за рамки понимания- ведь удостовериться наверняка было нельзя, а абсолютного доверия к тексту уже не было. И я понял -да, наверное, правильнее будет просто ограничиться, и не воображать себя постигающим нечто объявленное красивым, если к тому нет опыта и душевной склонности.

Так вот, возвращаясь к началу поста: уверен, что почти все , кто распродает книжки Библиотеки всемирной Литературы, кто просто пропускает мимо глаз что то киноинтеллектуальное-зарубежное, просто в той или иной мере повторили мой опыт. И это касается не только русского общества. В Британии для высокооплачиваемых спецов-клерков и богатых буржуа совершенно нормально не знать и не читать произведений Диккенса. В Германии не позорным покажется вопросительный взгляд при упоминании Гёте. В Италии никто не расстроится из-за того, что вот де, не читал он Петрарку.

Пусть читатель поймет правильно, я совсем не призываю «опрощаться и опускаться». Я просто считаю, что свое , так скажем, духовное самосовершенстование надо вести в соответствии со своими возможностями и склонностями, и хорошо соотносить с имеющимся эмпирическим багажом.

Не надо рассказывать, что вот ты взял, да покорил Гималайские вершины, и забрался на Эверест, не надо. Это – совсем не для всех, это – для достаточно узкого круга людей. Поверьте, ничуть не стыдно бродить по Жигулевским да Карпатским горам, в них достаточно прелести.
Не надо себя обманывать , и проглатывать книжку за книжкой, поскорей просматривать модный фильм за модным фильмом, равно как и для того, что бы девушке для красоты не нужен пуд косметики да пуд бриллиантов: если вы употребите сами по себе нужные приемы, будучи не готовым к ним, и не зная правил их применения, не зная как и на кого они рассчитаны – вы гарантированно станете посмещищем, а репутацию свою именно что загубите, а не повысите.
 
 
 
Максим
Из всего до сих пор мною читанного у Солженицына, "В круге первом" - пожалуй, худшее произведение. Не "плохое", а именно "худшее из...". Из чего следует, что в целом Солженицын автор шедевральный.
Что с "Кругом" не так?
Прежде всего - это не роман. Действие там практически не движется. Причинно-следственные связи между действиями героев романа минимальны. Детективный сюжет оказывается наживкой-обманкой, - в конечном счете Володина не разоблачают и берут как одного из двух подозреваемых. Не исключено даже, что Володин не расколется, а из второго арестованного выбьют признание и Володина выпустят.
Полно "повисших" линий, особенно женских, - в никуда упирается линия Нади, в никуда - линия Клары. С героями на развитие которых потрачено столько усилий, по моему так нельзя.
Наконец сама главная идея "Круга": незачем давать Советам атомную бомбу, они с нею станут бессмертными, оказалась не только ложной, но и самоопровергшейся в глазах самого Солженицына. В 1958 он приписывал дворнику Спиридону слова о том, что пусть на него сбросят бомбу, лишь бы пахана усатого и колхозов больше не было. А уже в 1978 Солженицын бил тревогу насчет планов американских генералов поступить по заветам Спиридона - разбомбить русские области СССР как "опору коммунизма".
Теперь я понял, почему я вообще так долго не читал Солженицына. У меня была очень неудачная точка входа - как раз "Круг", причем судя по тому, что я помню содержание последних глав - я его прочел в молодости от начала до конца, хотя, возможно, с пропусками. Конечно главная идеологема "Круга" полностью противоположна "Атомному православию".
И, при этом, в конечном счете Солженицын перешел если не на совсем атомно-православные идеи, то близко - осознал, что не в коммунизм целит Запад, а в Россию, что если не будем сильны, то нас уничтожат, что не такая уж ненужная была эта военная мощь, ковавшаяся в тех шарашках. И на вопрос - зачем нужна атомная бомба деревне Рождество сегодня дан исчерпывающий ответ - чтобы ни одна сволочь больше не подняла руку на восстановленный там храм.
И сегодня, конечно, и Иннокентий Володин предстает поступившим как дурак-мажор, каковым он был на всех этапах своей жизни. И самым умным предстает, пожалуй, инженер Петров, считающий, что не след иноземцев звать в судьи наших дел.
В общем "Круг" это такой завершающий этап советски-антисоветского Солженицына, после которого начал развиваться русский Солженицын. И из того идеологического компота, эклектики, ну или если хотите - полифонии, которые представлены в романе, выкристаллизовываются собственно солженицынские идеи.
При этом книга нечеловечески крутая. Не будучи романом, будучи почти лишена развития сюжета, она представляет собой целый ряд срезок-зарисовок советского общества 1949 года - общежитие на Стромынке, прогулка Иннокентия и Клары у Рождества, прогулка Яконова по Москве с флешбеком к истории Агнии (Агния - это вообще один из лучших моментов и в романе и, пожалуй, во всей русской литературе). А главное - "Круг" - это невероятная галерея скульптурных портретов персонажей. Солженицын как портретист просто бесподобен. История Спиридона - это что-то вообще за гранью возможного, этакий русский ответ на "Подлинную историю Жака Простака" Тьерри.
При этом Солженицын как бы проглатывает и переваривает всю советскую литературу. Его роман это одновременно: городская проза, деревенская проза, лагерная проза, производственный роман, идеологический и политический роман, бытовой роман про девочек и эротика до кучи.
Вся позднесоветская литература может рассматриваться как попытки "обойтись без Солженицына" - где-то удававшиеся неплохо, как в деревенской прозе, где-то удававшиеся потому, что он "глубоко не лез", как в военной прозе, где-то удававшиеся в общем-то гораздо хуже, чем у него, как в прозе городской. Трифонов, при всём уважении, Солженицыну "Круга", конечно, не конкурент, а всевозможные Аксеновы просто не доезжают до города...
Любопытно, что все более менее образованные и что-то читавшие авторы - черпали из "Круга" горстями, пользуясь тем, что его мало кто читал. Я по ходу нахожу уйму реминисценций, но самая впечатляющая, конечно, - клонирование Стромынского общежития в общежитие "Москва слезам не верит". Черных, конечно, проделал это талантливо - он снизил уровень с аспирантского до рабочего и произвел ряд красивых инверсий - например у Солженицына аспирантка Даша выдает себя за работницу бани, а Людмила в фильме, работница хлебозавода, потом химчистки, выдает себя за аспирантку... (кстати имя главной фифы, Людмила, тоже из общежития на Стромынке).
В общем "Круг" это такой литературный космос. И, до кучи, это еще и интеллектуально-постмодернистский роман, в котором постоянно идут цитаты, упоминания книг, интеллектуальные разговоры, пародийные истории, типа суда над князем Игорем или фантастической речи полуграмотного лектора Рахманкула Шамсетдинова "Возьмите вы воду, вот хотя бы воду в этом графине, -- ей восемнадцать градусов, и она простая вода". Прям полноценное предчувствие всевозможных "грузинских Сократов".
Это, если угодно, конспект, реферат, того, чем могла бы быть русская литература в 1950-70-е годы при её естественном развитии, но чем она так и не стала, раздробившись, измельчившись, столкнувшись с тем, что естественный для неё большой нарратив был запрещен и заменен блевотным казенным большим нарративом, который, разумеется, убивал всё живое и был обречен.
 
 
Максим
22 October 2017 @ 04:57 pm
Некрасов Владимир Ильич (1924-1998) «Мы за мир» 1950
мы за мир

На картине рабочие- сплавщики леса подписывают обращение Советского комитета борьбы за мир.
Таким образом они проявляют свою гражданскую позицию по отношению к международным делам.
 
 
 
Максим
22 August 2017 @ 07:52 am
Из постановления Бюро КПК при ЦК ВКП(б) о т. Фадееве А. А
23 сентября 1941 г.
По поручению Секретариата ЦК ВКП(б) Комиссия Партийного Контроля рассмотрела дело о секретаре Союза советских писателей и члене ЦК В КП (б) т. Фадееве А. А. и установила, что т. Фадеев А. А., приехав из командировки с фронта, получив поручение от Информбюро, не выполнил его и в течение семи дней пьянствовал, не выходя на работу, скрывая свое местонахождение…
Бюро КПК при ЦК ВКП(б) постановляет: считая поведение т. Фадеева А. А. недостойным члена ВКП(б) и особенно члена ЦК В КП (б), объявить ему выговор и предупредить, что если он и впредь будет продолжать вести себя недостойным образом, то в отношении его будет поставлен вопрос о более серьезном партийном взыскании.
В качестве прибавления к документу. Театровед Анатолий Смелянский в книге «Уходящая натура» передает историю, услышанную им уже после смерти Фадеева от его вдовы – актрисы МХАТа Ангелины Осиповны Степановой. Суть истории сводится к тому, что однажды секретарь Союза писателей срочно понадобился Сталину. Фадеева искали, но не нашли. Когда же тот объявился (через несколько дней), Сталин спросил:
– А где это вы пропадали, товарищ Фадеев?
Фадеев отвечал с большевистской прямотой:
– Был в запое, товарищ Сталин.
– И сколько дней длится обычно у вас запой?
– Дней десять-двенадцать.
– Ане могли бы вы, – сказал Сталин, – как коммунист проводить это мероприятие в более сжатые сроки? Постарайтесь уложиться, скажем, дня в три-четыре
 
 
Максим
Непонятна ненависть к Солженицыну. Человек отмучался ни за что в лагерях и ссылках, и решил рассказать людям об этом массовом явлении. То, что ни за что он и другие страдали - было официально подтверждено государством во время реабилитации. Человек собрал личные воспоминания множества пострадавших и свёл их в книгу. Никаких документов у него не было, и не могло в то время быть. Историком себя не называл, свой труд характеризовал как "опыт художественного исследования", то есть как феномен литературы. Его он создал только ради того, что уходили из жизни свидетели , отсидевшие в ГУЛАГ-е, а письменной источниковой базой ему послужили старый уголовный кодекс 1926 года, да несколько уже забытых и недоступных читателю брошюр.
С тех пор он был главный враг наших патриотов: оклеветал Родину, подлый лжец! Говорит, что пострадали десятки миллионов, а по документа всего полтора расстреляли, да и тех за дело! Пишет что всех пленных в лагеря отправили, а на самом деле большая часть пошла на фронт.
Он всего лишь собрал свидетельства очевидцев. Что люди видели и чувствовали, то и написали, а он опубликовал. Получился коллективный мемуар зеков. И как в любых мемуарах реальная история искажена субъективным взглядом участников, их эмоциями и верованиями. Кстати, писатель прекрасно это понимал. В "Круге первом" он описывал психический феномен, когда зеки были уверены, что на воле никого не осталось
Ненависть к труду Солженицина состоит в том, что картина получается ужасно неприглядная. Огромный массив бессмысленных страданий массы людей. Портит имидж великой страны, достигшей огромных успехов. Поэтому патриоты пытаются ослабить эмоциональный эффект утверждением что все это ложь, или в крайнем случае искажающее преувеличение отдельных недостатков.
Все это был,о граждане. И великие успехи, и массовые мерзости и подлости власти. И надо все трезво воспринимать а не отказываться видеть реальную историю страны.