Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Крокодил 1985 № 16 (142) "Последние фотовспышки"

ПОСЛЕДНИЕ ФОТОВСПЫШКИ
  9 мая 1985 года- юбилейная дата. Сорокалетие Дня Победы. Сороковая годовщина полного разгрома гитлеровской военной машины. Это для всего, можно сказать, человечества.
Но кое для кого: 9 мая 1985 года- юбилейная дата. Сорокалетие дня катастрофы. Тридцатая годовщина вступления ФРГ в НАТО и начала официального формирования бундесвера.
Да, история распорядилась именно так: ровно через десять лет после краха германского милитаризма началась ремилитаризация Западной Германии.
Сегодня сухопутные войска ФРГ насчитывают около полумиллиона солдат- это половина всех сухопутных сил НАТО в Центральной Европе. «Одна из самых современных и наилучшим образом оснащенных армий мира»,- не без горделивости говорит о бундесвере канцлер Коль. «Бундесвер хорошо обучен и находится в наивысшей готовности»,—не без деловитости уточняет министр обороны Вёрнер.
О бундесвере как «оборонительной силе» они говорят охотно. О бундесвере как армии реванша они молчат.
  Известный фотокорреспондент военных лет Евгений Халдей представляет на этих страницах снимки, сделанные им на Нюрнбергском процессе. Хотя ни один из военных преступников на этом процессе не заикался о возможности грядущего реванша за поражение «третьего рейха», вполне вероятно, что кто-то из них перед расплатой и тешил себя этой надеждой.
  Тогда, в 1946-м, такая надежда была не более чем галлюцинацией одного из кровавых маньяков. Сегодня, когда Западная Германия превращена в плацдарм с четырьмя тысячами американских ядерных зарядов и ракетами «Першинг-2», поставленными на боевое дежурство, идея реванша становится как бы взрывателем к фугасу планетарного масштаба.
   Тем не менее сегодня и реваншизм, и неонацизм—политические реальности. Вот почему о необходимости противоборства с этим опасным безумием нельзя забывать ни на минуту.

   С самого начала нашего наступления почти во всех отбитых городах меня окликали:
-  Эй, фотошник, беги сюда! Полюбуйсяка снимками, тебе, небось, так не позировали!
  И тут мне неизменно передавались большие иллюстрированные фотоальбомы, брошенные отступающими фашистами. Это были фотографии, сделанные личным фотографом Гитлера Генрихом Гофманом и выпускавшиеся огромными тиражами «для поддержания боевого духа» немецкого воинства. В парадной форме, при орденах, красовались фашистские главари на фоне покоренных городов в Чехословакии, Польше, Белоруссии. «Живописная» группа запечатлена была даже на фоне Эйфелевой башни, отнюдь ее, правда, не украшая.
  - Видал, какие «птички» из их «леек» вылетают?- смеялись бойцы.
  - Ничего,- отвечал я,-  посмотрим, чьи птички полетят дальше!
  Можете себе представить, как радовали меня наши последние фотовспышки на Нюрнбергском процессе - почти как вспышки победного салюта...
Десятки кино- и фоторепортеров штурмовали тогда Дворец юстиции. Длинная очередь выстроилась в первый день к стеклянным боксам-кабинам, откуда можно было снимать. Каждому давалось только три минуты, иначе все не успели бы. Я вошел в кабину, волнуюсь,
быстро оглядываю скамью подсудимых. Пытаюсь узнать, кто есть кто. И вспоминаю «триумфальные» фашистские фотоальбомы. Похудевшие, мрачные, гитлеровцы показались мне здесь куда приземленнее, ничтожнее, чем на тех снимках. Здесь их не просили приосаниться и улыбнуться...
Снимать приходилось почти каждый день. Однажды американский лейтенант, несший внутреннюю охрану, предложил мне снять обед военных преступников.
Бывшие вожди рейха сидели за столами. Перед каждым лежал обычный солдатский паек: по две галеты, два куска хлеба, миске вареной фасоли.
Я начал съемку. От вида советского офицера в военно-морской форме у многих стал пропадать аппетит.
Герман Геринг вскочил с места, закричал:
- Безобразие! Не дают поесть!
  Педантичный охранник, не успел я глазом моргнуть, подошел к нему и... хлопнул дубинкой по шее. Геринг замолчал, сел.
  - Ол раит,—спокойно констатировал охранник и предложил мне продолжить съемку.
Я подумал, что преступники, которым, кроме смертного приговора, бояться было уже нечего, все-таки боялись! Боялись хлесткого снимка, публичного осмеяния.
В один из дней мне сказали, чтобы я приготовился к работе в тюремном подвале. Мы спустились на лифте вниз, и я увидел ряд деревянных кабин, похожих на клетки. В решетках были окошки, закрытые плексигласом. С одной стороны сидел подсудимый, с другой—его адвокат. Стоял страшный шум от криков подсудимых, которые что – то объясняли адвокатам. Снимая Геринга, своего «старого знакомого», я услышал, как он кричит:
- Непременно найдите газету «Фелькишер беобахтер» за 1935 год! Там была опубликована моя статья, я писал о гуманизме! Там вы найдете смягчающие вину высказывания!
    Увы, никакие «высказывания» Герингу не помогли...
   Самой зловещей фигурой на процессе был Кальтенбруннер. Не только по своей бывшей должности ближайшего помощника Гиммлера, но и по чисто внешнему впечатлению, которое производил. Грузно ступая, он подходил каждое утро к скамье подсудимых, и все находившиеся там фашистские главари немедленно отворачивались. Очевидно, они давали
понять, что непричастны к столь грязным преступлениям, какие вменялись в вину Кальтенбруннеру. Во время обеда за один стол с ним никто не садился.
Розенбергу, заместителю Гитлера «по вопросам духовной и идеологической подготовки», на очередном заседании волей-неволей пришлось расположиться рядом. В тот момент в «центре внимания» был как раз Розенберг. Кальтенбруннер внимательно, казалось, даже с каким-то мрачным злорадством слушал свидетельства против своего бывшего сподвижника. Я вспомнил, что Розенберг, будучи «имперским министром по делам оккупированных восточных территорий», позировал когда-то на Украине на фоне виселиц.
Что и говорить, фон изменился! На этот раз военные преступники снимались на фоне тюремных камер  и охранников.
Евгений ХАЛДЕЙ.

Про Кураева, или особенности обвинения ( по Худиеву)

В отношении комментариев к суду над Кураевым меня удручает неспособность ряда комментаторов примерить ситуацию на себя. Давайте я буду вам Кураевым, а вы мне - Епископом. И буду я публично писать, что вы вот прикидываетесь приличным и даже благочестивым  человеком, а на самом деле - вор, растлитель, и конченный мерзавец. А в комментариях у меня будут резвиться люди, призывающие посадить вас на кол, кастрировать и сжечь - потому что это самое меньшее, чего заслуживает такой негодяй, как вы. 

Если вы (или кто-то из ваших друзей) попросит, чтобы обвинители выступили лично и было произведено должное расследование, на вас закричат, что они не могут, потому что такой кровавый мерзавец как вы запугал их до полусмерти - так что вы и имен их не узнаете. Реальному злодею, по содержанию сообщений,  было бы нетрудно вычислить, кто его сдал - но как вы не злодей, вы даже не можете понять, кто вас обвиняет или существуют ли эти люди в реальности. 

А потом масса народа, которая слышала звон, да не знает, где он, будет говорить, "а, такой-то? Так он вор и растлитель, все знают. Откуда? Да я не помню уже, но знают-то все".

Не придет ли вам в голову, что я сделал по отношению к вам что-то неправильное и совсем недостойное похвалы?

Про "поравалильщиков" ( по Березину)

Меня всегда утомляла эстетика разговоров «поравалить». Вот бормочет эти слова твой друг и десять лет никак не удосужится сходить за паспортом.
Он бормочет это уже не годами, а десятилетиями, и ты начинаешь чувствовать себя соучастником этой пошлости.
Забегая вперёд, скажу, что это и к бегству из Facebook относится.
Бежать надо быстро и споро, не ведя репортажей, и, как советует великое собрание сюжетов «1001 и одна ночь», «взяв вещи лёгкие и ценой дорогие».
Впрочем, лучшая история, которую я про это знаю, случилась в середине девяностых.
Я тогда ходил по ночам разговаривать (и употреблять алкогольные напитки) в один из ларьков на Калининском проспекте. (Там людей без высшего образования вовсе не было, и в основном всякую дрянь вроде хуёв из плохой резины, фальшивых часов и видеокассет продавали кандидаты и доктора ненужных наук)
Это место, по крайней мере весь торговый ряд вдоль проспекта, держали, разумеется, бандиты.
Так вот, в соседнем ларьке одна семья торговала джинсами: муж подменял жену ночью, а сын-студент помогал им во всякое время.
Раз в неделю (не помню точно когда) они приезжали за деньгами и привозили товар.
Однажды они появились, а ларёк оказался закрыт. На окнах висят те стальные щиты, что навешивались на ночь - даже когда продавцы сидели внутри.
Одним словом, ничего не видно. Стукнулись хозяева-бандиты к моим друзьям. Те ничего не знают, но доложили, что соседи вчера ещё работали.
Наконец, хозяева вскрыли ларёк, там, разумеется, нет ни джинсов, ни выручки. Нет вообще ничего, даже пол выметен.
Ломанулись братки дорогие по адресу прописки. А там, оказывается, квартира уже три месяца как продана.
Ну, потом бандиты узнали у ментов, что вся эта семья в тот момент, когда они пилили щиты на ларьке, регистрировалась на рейс в Мельбурн.
Так, по крайней мере, мне рассказывал Дмитрий Борисович С., пока я разливал принесённое.
И то верно – не любо, не слушай, а врать не мешай.


И потом:
Если человек что хочет сделать, то делает. Не обязательно молча, но разговаривая о конкретике. А разговоры о том, что собираешься делать, но не состоящие в сборе полезных сведений, подбору коллег и/или соучастников, поиску инвесторов и пр. практичным вещам, могут иметь целью разные цели, но никогда выполнение высказанного.

Конкретно по "поравалить" это может быть:
1. Получить порцию сочувствия к бедам и несчастьях, из-за которых не можно хорошо жить здесь.
2. Получить оценку себя, как "талантливого" и "перспективного", как часть пакета уговоров не валить и остаться здесь.
3. Получить поддержку своей самооценки, как более высокого, по сравнению со здешним быдлом (и выдать аналогичную поддержку собеседнику)
4. Просто душевно поонанировать, представляя себя на берегу океана, "Мохито" в одной руке, блондинка в другой, штаны оттопыриваются, в том числе и от баксов.
5. (единственно практичный вариант) Намекнуть начальнику, что могли бы жалование и повысить, такой спец, как я, за бугром огроменные денежки получает!

Про систему российского правосудия ( по Гололобову)

С неделю назад я опубликовал довольно-таки непримечательный пост, который вызвал невиданное количество перепостов и невиданное бурление "говен". Пост был о том, что Европейская Kомиссия признала российское правосудие чуть ли не самым лучшим в Европе. По крайней мере, самым быстрым, дешёвым и технологичным, что уже немало. Масса юристов и не-юристов начали напрягаться и тужитmся, чтобы "объяснить", что несмотря на все эти существенные факторы, правосудие в России полностью коррумпировано, предвзято и вообще - гавно.
И тут я решил плеснуть в костёр еще немного бензинчика.
Что есть хорошее правосудие?
Вот в Британии правосудие по всеобщему признанию однозначно "хорошее". Может быть даже, лучшее в мире. Однако, из рядовых граждан практически никто не судится. Потому, что очень дорого, долго и без юриста вообще не сунешься. То есть, для 98% граждан "качество британского правосудия", как для большинства россиян Эрмитаж - знаем, что где-то есть, на картинках видели, что очень круто, но никогда не были и не будем. Знаю, что несколько знакомых в Лондоне хотели бы подать в суд по разным поводам, но не смогли из-за дороговизны и сроков рассмотрения. "Быстрое и дешёвое" российское правосудие подошло бы им куда больше, чем "очень качественное правосудие для состоятельных господ". Бентли - очень хорошая машина, только их мало покупают.
К тому же, многие коллеги, когда демонстративно гневаются на российское правосудие, очень сильно лукавят. Они же не стесняются постоянно постить: "Вот, вчера мы выиграли беспрецедентное дело (взыскали кучу денег, добились оправдания клиента)! Мы - самая крутая фирма в мире (в России, в этом городе, на этой улице)!" Ведь скажешь ими, что несправедливо выиграли, за взятку, или "по договорённости" - кинутся горло рвать. Значит есть, есть, и справедливость в российском правосудии, и непредвзятость, и эффективность. Не везде и не всегда, но есть. В конце концов российскому правосудию не 600 лет, как английскому. Есть еще куда расти.
И вот вам еще пара свежих фактов, так сказать, для "зажигательной" дискуссии о российском правосудии:
- Количество заключенных в тюрьмах сократилось в 2 раза к началу осени 2020 года. Всего в последние 10 лет число осужденных к реальному лишению свободы сократилось на 40 %.
- В 2019 году по делам о преступлениях в сфере предпринимательской деятельности рассмотрены 153 ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, из них удовлетворены 87 ходатайств, или 57% (на 51 ходатайство, или 37%, меньше, чем в 2018 году), при этом в удовлетворении 66 ходатайств, или 43%, отказано.
- Количество лиц, освобожденных от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа, увеличилось с 5,7 тысячи лиц в 2016 году до 52,5 тысячи лиц в 2019 году.
- Количество несовершеннолетних осужденных сократилось с 96,8 тысячи лиц в 2003 году до 16,9 тысячи лиц в 2019 году, то есть в 5 раз.
- В 2019 году судами рассмотрены уголовные дела об организации преступного сообщества или участии в нем (ст. 210 УК РФ) в отношении 133 лиц, из них осуждены 73 лица, или 55%, а в отношении 60 лиц, или 45%, уголовное преследование прекращено судом.
Так что, Россия в делах правосудия движется даже быстрее Британии.

Про дело Ефремова ( надеюсь в последний раз)

По действующему уголовному кодексу, судья выносит решение, руководствуясь "законом и внутренним убеждением".
Восемь лет, конечно, немало. Обычно за ДТП со смертельным исходом даже пьяные водители получают не больше четырех, а через 2-3 года выходят по УДО.
И я уверен, что если бы Михаил Олегович выбрал не "звездного адвоката" с сомнительной репутацией, а обыкновенного, и сам вел бы себя в суде не как мажор, а как искренне раскаившийся человек, и язык бы общий нашел с потерпевшими - то получил бы раза в два меньше, а то и в три. Но общими усилиями им удалось сформировать "внутреннее убеждение" суда таким образом, что получилось то, что получилось.

А так - всяких осложняющих факторов было много : алкоголь на пределе, два вида наркотиков, отрицание вины, неуважение к суду, лжесвидетельство, оскорбление семьи пострадавшего (через адвоката).
 Горько было смотреть на адвокатов, что на Пашаева, что на Добровинского.
 Пашаев внаглую стал конструировать совершенно ложный вариант   обстоятельств преступления.
 " За рулем был не Ефремов! Вот, вот, вот свидетели ! Он подтвердят ! За рулем был непростой человек ! Я назову его, когда будет надо !"
 Не назвал.
 Свидетели "от Пашаева"- это что то. Одни глаз не видит совсем, по другому- минут три, перед инцидетом выпил бутылку крепкого пива... Все  оговорено для того, что бы в случае чего " включить задний ход", и при обвинении в лжесвидетельстве  чувствовать себя в безопасности.
 Добровинский,  радостро потирал руки, и  теперь уже  мог  издеваться над Пашаевым, рассказыва как тот проморгал выигрышный вариант   сценария защиты : надо было  кричать о микроинфаркте в момент  столкновения ! Да, да !  У старого алкоголика  наверняка плохо с сердцем, любое ЭКГ даст ну совсем   плохую картину, и  оттого... оттого суд просто не сможет сделать вывод о виновности !
Никто из адвокатсого сообщества  не  ужаснулся, не осудил за такой подход.
 Привыкли все к таким  "конструированиям" .
 Не представляют свою работу по-иному.

А ведь было время... Помощник присяжного поверенного Ульянов ! Именно твоего подхода к ведению уголовных дел не хватает. Честного, вдумчивого, и главное, не лживого. Когда надо не  выдумывать фэнтази, не заниматьс  процессуальным крючкотворством, а просто  честно рассказать  суду о тех смягчающих обстоятельствах, до которых не докопалось следствие, но докопался адвокат. Когда  надо найти  и привести настоящих свиделей. и распросить их так, что бы они говорили именно правду.

Про дело Магнитского- взгляд от Шпигеля ( по Дмитрию Гололобову)

Многие проводят аналогии между будущим международным "делом Навального" и уже "состоявшимся" делом Магнитского. Действительно, параллелей довольно много, включая вопрос о том, как должно было проводится расследование, почему случилось то, что случилось, ну и международные последствия, конечно. Но есть и существенное различие: относительно "дела Магнитского" западные комментаторы, журналисты и аналитики немного опомнились и стали задумываться на основании чего наворотили огромную кучу разных международных санкции и проклятий в адрес Российской Федерации и не оказался ли коллективный Запад случайно жертвой очень хитрого манипулятора. И тут на ум сразу приходит относительно недавняя большая публикация того же немецкого (!!) Шпигеля по поводу дела Магнитского, где было по пунктам доказано, что оно целиком (кроме факта самой смерти Магнитского в СИЗО) инспирировано и сфабриковано Браудером.
В статье указано на одно очень важное обстоятельство: никакое коррупцию Магнитский не вскрывал и за это его никто убить не мог. Соответственно, это просто дело о смерти в СИЗО, которых, к сожалению достаточно много и в России, и в Британии , и в США. Вспомним, например, никак до сих пор не расследованную смерть от "повешения" педофила Эпштейна. Но каких-то санкций за эти смерти никто не вводил. Возможно, через несколько лет мы в том же Шпигеле прочитаем нечто похожее и про дело Навального. Только будет уже поздно. А мошенники от международного PR будут радостно потирать руки и подсчитывать дивиденды.

Отравленный Навальный ( по Гололобову)

Кремль назвал пустым шумом обвинения в отравлении Навального. И правильно сделал.
Вообще, слово "отравлен" имеет несколько значений. Вы можете отравится пивом, несвежими сосисками или, что самое страшное, съев бутерброд с рыбой в привокзальном ресторане. Вдохнув случайно дихлофоса или иной домашней химии. Передознувшись непрописанными врачом таблетками. И еще сотни и сотни вариантов. Причём, от многих таких отравлений гибнет в десятки тысяч раз больше людей, чем от самых страшных боевых поражающих веществ.
"Отравить" - в смысле убить или совершить покушение на убийство, говоря не совсем юридическими терминами, значит "обеспечить поступление отравляющего вещества в организм жертвы любым способом с намерением причинить смерть". Это чисто юридическое определение и выводы о том было ли отравление в его криминальном смысле могут делать только уполномоченные органы и суды, а никак не врачи, которые могут только констатировать наличие в организме того или иного "подозрительного" вещества. В связи с этим, смешно даже говорить об "отравлении" и возбуждении уголовного дела хотя бы до допроса самого Навального, когда он придёт в сознание. Благо его жизни, по словам самих же немцев, ничего не угрожает. Может он скажет, что "на спор" дихлофос пил или какие-то неизвестные семье таблетки глотал. Даже уважаемое BBC подтвердило, что чем лечат его немцы, не лечат никакое отравление боевыми отравляющими веществами.
Разумеется, в России любой неожиданный дрист у оппозиционера вызывает истошных вопль "Ой, меня Путин отравил!". Причём, это сопровождается, как правило, немедленным отъездом на лечение на спонсорские деньги в одну из лучших западных клиник, очень часто - без возврата назад, с последующим благополучной эксплуатацией в "свободном мире" имиджа "жертвы кровавого режима". Вспомним хотя бы того же Кара-Мурзу, который уже какой год даже через ФБР (теперь он с ними судится) пытается доказать факты своего неоднократного отравления. Хотя, многие знающие его люди писали, что он просто от страха переглотал антидепрессантов. А то, что Путин приказывал травить какого-то Верзилова вызывает смех даже у отпетых оппозиционеров.
Нельзя не обратить внимание, что большинство якобы имевших место громких "российских отравления" на Западе оказываются откровенно "дутыми". Вот, тот же британский inquest по смерти Березовского не доказал ровным счётом ничего. Его партнёр Глушков, по данным полиции, повесился из-за тоски и разборок с любовником. Патаркацишвили просто не пережил сердечный приступ. Относительно отравления Скрипалей королевская прокуратура отказалась возбуждать дело и предъявлять обвинения, поскольку не надеется чего-то доказать (мало ли кто мог чем-то там намазать ручку двери). Да, особняком стоит дело Литвиненко, но по нему опять же был inquest, а не нормальное уголовное дело. Британцы не осмелились публично судить Ковтуна и Лугового с соблюдением всех правовых гарантий и адвокатами.
Так что, Кремль абсолютно правильно совсем не суетится. Не европейское это дело советовать России какие уголовные дела расследовать. Вон, пусть со своим Ассанжем, который по мнению десятков врачей медленно умирает в тюрьме, пусть сначала разберутся.

Впечатления от судебного процесса с участием известного адвоката ( по Гололобову)

Вот какие выводы может сделать о российских адвокатах совершенно неискушенный в вопросах российской адвокатуры и юриспруденции человек, если, скажем, он случайно немного посмотрел процесс Ефремова?
А приблизительно следующие:
- Российские адвокаты просто неприлично богаты, обожают понты и всегда выставляют их напоказ,
- Меньше всего они думают об интересах своих клиентов, больше всего - о личном PRе и понтах,
- Если ты - «известный адвокат», то ты просто обязан публично нести дикую чушь, от которой приличные юристы плачут кровавыми слезами,
- Чего то не переврали адвокаты, то это обязательно переврут журналисты и блогеры,
- Клиент (он же - «несчастный подсудимый») постоянно находится и поддерживается своим адвокатом в полностью «ох@@@@@ем» состоянии. Если он выйдет из этого состояния, то просто умрёт от инфаркта от уже сказанного им.
- Некоторые великие адвокаты просто очень плохо говорят по-русски. Есть подозрение, что это - хитрая фишка, хотя - черт его знает,
- Чем больше общественность ругает адвоката, тем больше он берет с клиента,
- Адвокатская репутация измеряется, очевидно, также, как у завсегдатая кожвендиспансера - по частоте успешных посещений,
- Адвокатское сообщество одновременно смеётся над «известными адвокатами» и завидует им,
- Происходящее в суде абсолютно никак не зависит от деятельности адвоката и часто происходит вопреки ей,
- Известный адвокат просто обязан постоянно гадить на своих коллег и процессуальных оппонентов,
- Подсудимый под влиянием своего адвоката постепенно совершенно теряет остатки человеческого облика,
- Если бы у подсудимого вообще не было адвоката, его наказание было бы гораздо меньше, чем при его наличии
- Не дай Бог, если у тебя много денег и тебе нужен адвокат!

Про громкое уголовное дело и роль адвоката

С большой горечью приходится соглашаться с мнением уважаемого мной Дмитрия Гололобова:
Когда слушаешь "самого высокооплачиваемого адвоката России", который представляет Ефремова, хочется выйти из адвокатуры, сдать все свои дипломы и уйти послушником в самый дальний сибирский монастырь. Но это именно та адвокатура, которую россияне заслужили и которая возникла благодаря так называемым "реформам". Во всем мире считается очень серьёзном преступлением, когда адвокат "лепит" красивую фиктивную историю дела своего клиента для суда и заставляет клиента откровенно врать. В России ни для чего другого адвокат просто не нужен.