?

Log in

No account? Create an account
Максим
Буторов Константин Леонидович (1922-1997) «Сельский киномеханик» 1963
 
 
Максим
   Люди, называющие себя «патриотами СССР» , весьма  любят рассказы об этой стране, редкая дискуссия не перерастает в « А вот при советской власти ….. !» - и дальше  рассказ о дешевизне  продуктов и бесплатно раздаваемых квартирах.
    Но, друзья мои, вспомните и про другое: Советский Союз предлагал своим гражданам целое море и идеологической, и художественной  продукции !
     Каждый год  что союзные, что республиканские студии выдавали на гора множество художественных  фильмов.  Полки книжных магазинов были завалены  романами-повестями -стихами советских писателей и поэтов.
     Казалось бы, смотри и читай !
     Вот вам пример: Георгий Мокеевич Марков. Не абы кто, Председатель Совета Правления Союза Писателей СССР !  Можно считать  его самым-самым признанным писателем позднего СССР. Книжки издавались, и не раз, и не два. Кто его труды помнит ? А никто. Спросите нонешних советских патриотов о его творчестве ! Они и имени-должности такого человека  не знают. И (шепотом) – и знать не хотят.
    Или вот  кинематограф. Ну вот кто  собирается пересматривать и восхищаться обычными советскими фильмами ? Нет, только вот про избранную дюжину, типа «Приключений Шурика» или «Приключений Неуловимых» не надо, вы – про другое  спросите, про фильмы производственного цикла, ну или там  про экологические проблемы. «Бриллиантовую руку» показывали раз в год, а  ежедневно  люди по первой-второй программе смотрели совсем-совсем иное. Вот это «иное»-то , произведения  эпохи, которой восхищаетесь, вы смотреть собираетесь ? Да вы о нем и не знаете !
   Хотя, всё к вашим услугам: интернет предоставит подробную роспись фильмов по годам, ознакомит со всеми известными постерами и актерами…
  И выходит, что интерес к советскому  носит совершенно выборочный характер:  получать  бесплатно квартиру, которую «давали» в тот же  месяц, как вы на работу на завод устраивались, хотят все, а смотреть телевизор и читать книжки – никого; платить 10 копеек за кило картошки в магазине – желают все, а стоять за ней в очереди, по восемь раз при этом взглянув подобострастно-побитым взглядом на продавщицу , и  потом перебирая  дома эту полугнилую мягкую мелочь – никого ;  получать от профсоюза «бесплатные» путевки – это мы первые, а душиться в автобусе каждое утро, выезжая из нового, но ни черта не благоустроенного района по разбитой дороге к месту работы – нет, это не для нас.
       Интерес к советскому периоду  в 95% случаев носит ярко потребительский характер: « Мне бы дали …. ! Я бы получил …. ! Обязательно у меня было бы…. ! И все - за считанные копейки и рубли !», и никогда – творческим и трудовым, типа «Ух, как мы здорово  вкалывали на строительстве Байкало-Амурской магистрали ! Какие теплые воспоминания  остались у меня от строительства  нефтепровода «Уренгой-Помары-Ужгород! Как хорошо я проявил себя на конвейере КАМАЗ-а!»
 Сладость  потребления,  когда  вдруг в чем-то прорываешься к полухалявной раздаче, затевает все остальное. А в остальном -тут вам  и книжки, которые невозможно читать, и фильмы, от которых потом толпами убежали в видеосалоны, и серая плохо сшитая одежда, и скудный ассортимент магазинов…
 
 
 
Максим
           Исторические источники- явление зачастую сложное. Понимать их, правильно объяснить – надо уметь, и умение это непростое. Исторические события, большие ли, маленькие ли,  часто сопровождаются  весьма разнородным, и подчас оглушительным  валом  искажения информации о себе,  как умышленном, так и неумышленном, и разбираться  в этом гуле правды, полуправды и лжи  порой сложновато.
 К примеру, если вы хотите рассказать о « простой жизни  советского человека  после  войны», то  фотографии  таких вот «простых людей» из журнала Огонек второй половины  1940-х годов  надо использовать очень осторожно – уж что-что, а напрямую про  реальную «простую жизнь советского человека» они не расскажут.
Я же  хочу рассказать достаточно жуткую историю  про  те же  исторические источники в виде фото и киносъемки, которая произошла во времена Отечественной войны, а именно – в начале ноября 1941 года в оккупированном немцами Волоколамске.

       В начале войны в Москве была создана войсковая часть №9903 специального назначения, в которой готовились разведывательно-диверсионные и партизанские группы. При приближении немцев к Москве во второй половине ноября в нее массово направлялись комсомольцы-добровольцы из Москвы и Московской области. После короткой подготовки в начале ноября они начали действовать. Одна из первых групп из восьми человек 4 ноября была направлена в оккупированный Волоколамск.
        Подготовка группы была слабой, и их быстро схватило боевое охранение немецкого арт. полка из состава 2 танковой дивизии, взрыв штаба которого и был целью диверсантов. Разбирательство было недолгим, командование быстро поняло по  обнаруженной взрывчатке и неместному происхождению группы  что это за люди такие, и, поскольку допрос при применении побоев ничего не давал, то юных пленников (возраст был от 16 до 29 лет) приказали расстрелять, а трупы- повесить ради  воспитательного эффекта на население – дабы то представляло, что ему грозит за сотрудничество с партизанами и разведчиками.

                20 декабря  Волоколамск уже был освобожден советскими войсками, и одним из первых дел, которые совершили бойцы занявшей город военной части, было то, что трупы с виселицы сняли.
      А вот дальше пошло интереснее:
      В  день освобождения Волоколамска в город приехал фронтовой кинооператор Роман Кармен, будущий лауреат многих государственных премий, да и на тот момент уже известный своими киносюжетами с гражданской войны в Испании – он был одним из многих, кто тогда снимал на фронте материалы для будущего фильма «Разгром немецких войск под Москвой». Дальнейшее следующим образом деликатно описано в вышедшей в 2010 году книге «Цена кадра. Советская фронтовая кинохроника 1941-1945 г.г. Документы и свидетельства».
«В кинематографическом сообществе бытует жутковатая легенда о том, будто бы автор данной съемки Р. Кармен прибыл к месту казни уже после того, как казненных вынули из петель и их тела готовили к захоронению. Дабы точнее задокументировать преступление фашистов, Кармен будто бы настоял на повторном повышении и осуществил съемку методом «восстановленных съемок». В правдивость этой истории трудно поверить. Однако в архиве НИИ киноискусства имеется видеозапись воспоминаний фронтового оператора, ныне покойного (фамилию его из этических соображений не называем), который излагает и комментирует эту историю как несомненный факт».
Фотографии этот факт подтверждают.
На фоне вновь повешенных был проведен митинг, на который собрали местных жителей.
Кадры с митинга попали в фильм.
Таким образом, исторический источник имел реконструктивную основу.
Это ничуть не удивительно: такую основу составляют практически все советские фото и кино-кадры времен  войны, и причины тут всякие: корреспонденты  старались для своих газет, и прекрасно понимали, какого рода должны быть  фото; прибавьте к этому  несовершенство фототехники, ибо тогдашние фотоаппараты ну никак не походили на те, которые встроены в современных мобильных телефонах, время и трудозатраты, необходимые для того, что бы отщелкать  фотопленку , а так же капризность техники - были очень велики.

Так вот, во всей этой истории  меня и поразила эта вот жуткая часть фото и кинореконструкции.
С одной стороны, никакой неправды в ходе съемок  сконструировано не было.

 А с другой стороны – насколько этически оправданы вот такие приемы ради эффектной съемки ?
 Примерил на себя  вот такую способность эти приёмы применить- и… понял, что  сейчас , в современном своем состоянии, конечно бы, не применил. Но в своем состоянии я бы не очутился ни на войне, ни, главное, в советской кинематографической организации. А вот если бы  я годами ранее стал бы  членом этого творческого коллектива, да  проработал в нем какое то время, да свыкся с ним, и с всем окружающим, то… То таки да , наверное, смог.

   В «Ахипелаге…» Александр Исаевич Солженицын рассуждает  том, откуда же взялись в нашей жизни те люди, которые потом ему казались чудовищами- сотрудники НКВД, следователи, оперработники. И сам на него отвечает – да из нас с вами, из всех наших близких и хороших друзей и людей, из меня самого и, наконец, вполне  могло такое  выйти ! И, видимо, да: раз задание редакцией поставлено, и если средства к  его выполнению в итоге есть, то и методами стесняться особенно не надо.
 
 
 
 
Максим
Зачастую случается, что слава или успех приходят к нам именно там, где мы их не очень то и ожидаем, торопимся поскорее пройти мимо.
И наоборот, то направление, к которому силы и якобы-способности прилагаем всю жизнь, дает скромный результат.
Сами в себе носим именно самую любимую свою идею - а в памяти окружающих остаемся совсем иными.
Вот вам пример- советская троица комиков, "Вицин-Никулин-Моргунов":

Вся зрительская аудитория с восторгом восприняла их в том амплуа, которое им приготовил Гайдай. Типаж компании веселых авантюристов-недотёп был настолько востребован, что воспринимать их стали именно как нечто совсем-совсем единым и общим, предположив, что они самореализовали свои искрение наклонности, и стали на экране сами собой.
И ведь получилось-то убедительно !
Но увы, не правдиво.
Это были разные люди.
Вицин - самоуглубленный лирик-романтик.
Никулин- хорошо понимающий свои цели и перспективы актер-карьерист.
Моргунов - тяжелый мизантроп, с тяжелым же чувством юмора.
И в реальной жизни они и не думали сходиться да дружить; более того, ухитрялись ссориться на съёмочной площадке.
Фото, которое я разместил - постановочное. Фотограф знал и понимал, что хочет увидеть зрители его работ.
Они были актерами, и очень хорошо реализовали режиссерскую задумку. И поначалу к успеху и долгой славе не готовились ни они сами, ни даже режиссер да сценаристы.Да вот, был очередной этапец творческой работы, что тут такого, снялись, пустили в прокат, и дальше побежали каждый по своим делам...
И не заметили (вернее, поздно заметили), что к ним пришла слава, причем - слава долгая.
Все их прежние и будущие работы, на которые тратилось куда как больше психической энергии гораздо быстрее забывались, и не так ярко впечатывались в память.
 
 
 
Максим
Таких фильмов раньше было полно.Именно они, кстати, а не вовсе Гайдай или там фильмы про шпионов забивали советские киноафиши в больших и малых городах. Гайдай, да все эти разведчики, да приключения - это был редкий деликатес на советском повседневном экране.
И сейчас про это воздыхатели по утраченному советскому раю вспоминать не любят - и уж тем более не затащишь их смотреть всю эту кинопродукцию.
Была ли она  плохой ? Наверное, нет. Делали ее не криворукие люди, да и с благими же помыслами. Она просто-напросто была скучной. Среди  серой повседневной жизни советский горожанин желал увидеть "Новых амазонок" и стреляющего  Арнольда, Кинг-Конга и Брюса Ли, гражданки мечтали о том, что бы наблюдать за перепетиями личной жизни рабыни Изауры... А им показывали внешне  жизнь вроде похожую, во многом с реальностью совпадающую, но всё-таки вывернутую наизнанку. Не то что бы это злило, вовсе нет, люди и понимали, что в своем ежедневном хождении на работу они должны в поступках и помыслах подражать этим героям, а не Павке Корчагину. Но - получалось совсем слабо.
Я вот задумался: а когда же они  возникли, эти фильмы ? Дату рождения не нашел, как то они незаметно выросли из всех этих "Великих гражданинов": в них производственная тема была фоновой для великой идейной борьбы и свершений духа, а потом, шаг за шагом- вытеснила ее на задворки, да так, что именно идейности и не осталось в них,скатилось на "общечеловеческую правильность".
Последний фильм про производственные перепитии - это, пожалуй, "Везучий человек" 1987 года. Более позних не нашел. А у вас какое мнение ?
 
 
 
Максим
Оригинал взят у dubikvit в Несыгранные роли известных актёров. Фотопробы


Как выглядит товарищ Сухов в "Белом солнце пустыни"? Или кот Базилио в "Приключениях Буратино"? Для большинства ответ на эти вопросы не вызывает затруднения - в памяти сразу всплывают образы, сыгранные известными и любимыми актёрами. А ведь если бы во время кастинга худсовет утвердил других артистов на эти роли, мы бы, скорее всего, представляли их совсем по другому. И удивлялись бы неужели на эту роль можно было бы взять другого актёра

Далее 15 несыгранных ролей...Collapse )

 
 
Максим
Весной 1988 года я посмотрел новый исторический фильм – «Жизнь Клима Самгина». В фильме было 14 серий, и для исторического фильма это было очень большой редкостью. Сюжет был очень густо разбавлен всякими психическими этюдами героев, сами герои были зачастую неоднозначны, и это придавало фильму вид этакого «нового взгляда» на исторические события, тем более , что дореволюционная действительность не густо мазалась чёрной краской, но и присутствовало несколько «светлых» мазков.
Вообще же фильм произвёл впечатление очень положительное, хотя он был и несколько тяжеловат для восприятия. Каждый диалог, любой разговор и всякое общение персонажей вообще - это исключительно и в первую очередь выражение актуальных философских и политических идей того времени, что весьма утомляло, но.. мне в то время это казалось и глубокомысленным и нужным ( да я и не сильно в итоге-то заблуждался!). Я не читал романа Горького, и после просмотра фильма мог только вообразить себе, каким нелёгким трудом является его прочтение. Меня эта картина привлекла прежде всего не своим историческим аспектом - изображением сорока лет русской предреволюционной истории, хотя и в и в этом отношении фильм если разочаровал, то немного, напротив, я даже не знаю, какой другой фильм представлял на тот момент собой настолько полное полотно русской действительности. Что касается самого Клима Самгина, то я еще до просмотра фильма вычитал, что он задумывался автором как отрицательный персонаж, и в его образе Горький хотел развенчать и осудить всех тех представителей русской интеллигенции, которые не поняли и не приняли революционную борьбу. Возможно, читатели-современники Горького так и относились к этому герою, но лично я не нашёл в Климе почти никаких особенно гадких отрицательных черт, и он не вызывает во мне никакого резкого осуждения или неприятия. Для меня Клим стал нормальным человек, каких не так уж мало и сейчас. Он образованный, культурный, довольно приличный ; возможно, в романе присутствуют какие-либо низменные или подлые мысли и желания Клима, которые и дают право читателю судить о нём, как о низком и недостойном человеке, но в фильме я не увидел в нём ничего низменного или недостойного. Он не паразитирует на состоятельных родителях, не старается наживаться за счёт своих клиентов, не участвует ни в каких афёрах, никого не унижает и не оскорбляет, напротив, у него очень развито чувство чести, он практически всегда вежлив, уважителен, сдержан. С другой стороны, определённые сложности его характера, чрезмерное самолюбие и самолюбование, замкнутость, необщительность и недружелюбие создают ему огромные проблемы в жизни, обрекают на непонимание, отсутствие друзей и одиночество. Такой одинокий, оставленный всеми человек, не нашедший удовлетворения в работе и несчастный в любви, выглядит ещё более жалким на фоне нестабильности и социальных волнений, происходящих вокруг. Отрицательного у Самгина автор тоже много всего вывел.
Началось у него с фактического убийства Бориса Варавки, а затем он от серии к серии всё больше и больше деградирует - и в итоге заканчивает вообще каким-то непотребством в 14-ой серии.
Романс на стихотворение Лермонтова поет не он, и сложно сказать, почему этот романс вообще к нему относится.
А вот большевик Кутузов - так тот да, симпатичнее.
И романс может спеть, и в идеях не путается, и в своем месте в мире, четко понимает, чего хочет, не боится врагов -жандармов. В общем, иконописный большевик :-)
Правда, непонятно зачем проповедует свои правильные взгляды в той аудитории, которая его не хочет и не способна воспринимать :-) Тут уж получается - работает именно на телезрителя :-). Поэтому Клим Самгин - обыкновенный, заурядный человек со всеми его достоинствами и несовершенствами - в какой-то мере жертва обстоятельств, и вызывает у меня сочувствие и симпатию. Эта симпатия в огромной мере также обусловлена актёрским мастерством Андрея Руденского- он в роли Клима был очень хорош.
Я полагаю, что сам по себе сериал задуман как расширенный вариант "Агонии", но с иным главным героем, не Николаем II, а обычным интеллигентом- принципиальным не-большевиком. Как постоянный рефрен в фильме идут упоминания о РСДРП-большевиках-Ленине, как этакой силе, которая знает " как все на самом деле обстоит и как надо действовать".
Самгин от серии к серии показан всё в более и более негативном свете, кульминация очернения его как такового, что интеллигенции вообще - в последней серии, там вообще злобная карикатура пополам с помоями, да настолько, что смотреть противно.
Фильм-то задуман как очередная советская агитка, только с поправкой на современность. Если в советской классике главным героем обычно становится правильный революционер-большевик, то здесь - дело иное, яркими красками с претензией на достоверность показана гнилость и отвратность тех, кто от большевиков дистанцировался.
Вообще же, если чем фильм и хорош, так это то, что он стал полноценным психологическим триллером , очень и очень неплохого качества. Его так и надо смотреть - не как историческую иллюстрацию на примере жизни интеллигента, а как наблюдение за изломами психики, то трагическими и страшными, то бытовыми-повседневными.