Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Тройной прыжок "Пантеры"







        С удивлением узнал, что оказывается, фантазии на военную тему вполне себе не только  печатались, но и ... экранизировались в советском кинематографе ! Одна из таких экранизаций — фильм «Тройной прыжок Пантеры» производства Казахфильм.

      Он  посвящен  местной казахской легенде о том, что вот-де якобы германское военное командование пыталось реализовать план по сооружению в казахской степи «аэродрома подскока» для полета из Германии в Японию секретной немецкой делегации, целью которой было убедить  японское правительство начать войну против СССР.

      Тогда это стало боевиком местного разлива, и меня оно поразило тем, что тут очень вольно и смело  решили вывести на экран откровенно фантастическую историю. Обычно фильмы, касающиеся событий Отечественной войны, все же имели реальную фактическую подоплеку- тот же «Горячий снег»  снимался не на голой выдумке,  там художественный вымысел казался все-таки частных явлений;  вымысел мог доминировать в каком-нибудь «Мерседесе, уходящем от погони», ну да и там события излагались очень локальные, и малопринципиальные.

    А тут... в общем-то, фильмы про такого рода события смотрелись как почти документальные, причем главной их аудиторией- подростками и молодежью. Учебникам  истории, конечно же верили ( хотя там ни про что подобное не сообщали), да вот ведь особенность —  источником было тоже государство, и списать на то, что  в фильме показана частная выдумка частного режиссера, типа «Белого тигра», уже было нельзя, уровень доверия был куда как выше, ну и официально обоснованней — « про войну врать не будут!»

Вот и получалось, что  порой всякие абсурдные слухи  получали ... вполне государственную поддержку, да причем в случаях, когда режиссер искренне хотел благих целей, и просто-напросто не догадался всерьез проверить то, что  с первого взгляда кажется патриотичным  и правильным.

"Выше радуги", или советский фильм о несоветском СССР

Сделаю перепост хорошего разбора неплохого детского фильма  из позденго советского периода - а именно про тот вариант жизни,  который, в общем-то, общество признаваало авторитетным, который  в очень значительной степени был распространен в западных странах, и в очень небольшой части , очень фрагментарно и искаженно - в  самом СССР.  Да, тогда  признавали  нужность и игнорирования вторжения в личную жизнь  всякого рода идеологии, и взаимного уважения детей друг к дуругу и взрослых, и хорощего вкуса в быту, и..  еще всякие хоршие черты. Но вот следовать им были очень неготовы, увы.

Крокодил-1985(18) "Беспроигрышный вариант", или рецензия на фильм про производственную тему

    - Уважаемые будущие кинорежиссеры! Тема сегодняшней лекции - изображение современной индустрии в современном кинематографе.
      В этом деле у нас достигнуты определенные успехи. Накоплен арсенал специальных выразительных средств. Давайте их проанализируем.
     В качестве эталонной рассмотрим двухсерийную телевизионную ленту студии имени Довженко «Тепло студеной земли» (режиссер Николай Засеев). Действие картины происходит на Севере. На нефтеразработке.
     Как видно, авторы хорошо знают производственный материал: зрителям без конца показывают валы, трубы, насосы, тросы, колеса, моторы и манометры. Все это скрежещет, лязгает, ухает и зашкаливает. Напряженный производственный ритм буквально задевает за все живое. Пять минут, десять, полчаса... Временами можно подумать, что фильм не художественный, а учебный, посвященный технологии перевозки нефтяных вышек с места на место, бурению сложных геологических рельефов.
       Однако это не так. Изредка в ткань картины вкрапливаются герои—современники, нефтяники. Мы хорошо их знаем: они галопируют у нас из картины в картину...
      Вот передовой инженер Марич—молодой, усатый, спорый на труд (днюет и ночует у буровой). Вот правофланговый тракторист Черных - тоже молодой, хотя и безусый (дабы не перепутать с Маричем), тоже безоглядно отдающийся как работе, так и любви (к поварихе-ударнице Галине). А вот и тракторист-индивидуалист Подбелов—он в модной бороде (под которой прячет истинное лицо), алчный и гнусный (без денег не пошевелит даже пальцем), конечно, озлобленный (прямо-таки скрежещет зубами, когда Галя отказывается стать его женой, красиво упакованной в мещанский уют). Отлично известен по другим лентам и консерватор- начальник Глыбчак. Он обязательно толст (отъелся на руководящих харчах), обязательно грубоват (привык распоряжаться), обязательно труслив (недоверчиво относится к рацпредложениям Марича). О женских образах говорить подробно не стоит: все они одинаково прелестны, одинаково горды и одинаково порывисты. В конце концов для чего производственному фильму оригинальные образы? Они только все усложняют.
             С трафаретами спокойнее. Главное, чтобы время от времени персонажи выкрикивали: «Майна!», «Вира!», «Трави помалу! » -  и до хрипоты спорили, в каком месте надо пробивать сеноман. (Кстати, что такое сеноман, в фильме «Тепло студеной земли» так и не объясняется, хотя речь о нем идет постоянно. Любопытные могут справиться в энциклопедическом словаре и там не найдут этот термин!)
          Счастливый финал обязателен в производственной картине. Как это выглядит в нашем случае? Без аварий пройдено Гнилое болото. Из трубы забулькало «черное золото». Нефтяники мажут им друг друга (сколько раз мы видели это в кино: десять, двадцать? И хорошо: проверено жизнью!). Галя выходит за Черных. Подбелов убирается из бригады. Глыбчак, отстранивший Марича от работы (за самовольное внедрение передовых методов), тут же сознает свою ошибку и целуется с инженером- нефтяником под радостные крики бригады... Звучит оптимистичная песня. Под гитару. С нее фильм начался, ею заканчивается. В песне, рассчитанной на самых неискушенных зрителей, разъясняется идея. В этакой музыкально-доходчивой форме...
           Кое-кто может не согласиться с основополагающими тезисами этой лекции. Дескать, в любом художественном кино в центре должны быть характеры, судьбы людей, а производство—лишь фон для их раскрытия.
          Нет и еще раз нет! Новое время диктует новые конфликты: на смену пресловутому «быть или не быть?» приходит новаторское «бурить или не бурить?». Да, возможно, это не так занимательно, как поединки на шпагах, отравления, тени отцов и тому подобная чертовщина. Но зато мы ставим жирную «галочку» в нашей кинематографической отчетности: еще одну отрасль индустрии вывели на экран, охватили, так сказать, художественными средствами. Дело беспроигрышное. Надежное. Употребляя современный жаргон—стопроцентный верняк!

"Покаяние"

34 года назад - 21 ноября 1986 года - в московском Доме кино состоялась кинопремьера фильма Тенгиза Абуладзе «Покаяние».
В 1987 году фильм выходит в широкий прокат. Киношедевр, название которого стало одним из слоганов освободительной Перестройки Горбачева, как позже выразится сам Михаил Сергеевич, был создан «под прикрытием Шеварднадзе», тогда – первого секретаря ЦК Компартии Грузии. С 1984 года фильм лежит на полке.
«Покаяние» становится одним из главных символов перемен, давших начало дискуссиям о советском прошлом. Образ главного героя, сыгранного Автандилом Махарадзе, внешне воплощает в себе и Берию, и Гитлера, и Муссолини. Фраза «К чему дорога, если она не приводит к храму?» становится крылатой.
«Авторы фильма входят со зрителем в немой договор: то, что нам рассказывают, не сводимо к какой-то одной исторической фигуре, хотя у людей старших поколений на памяти слишком много такого, что заставляет воспринимать этот «сюр» почти как документализм, – пишет в дни начала массового показа кинокритик «Московских новостей» Владимир Лакшин. – Ведь живо не одно поколение, которое помнит времена жестоких репрессий, нарушения социалистической законности, которое было свидетелем преступной деятельности Лаврентия Берия. <…> Появление на экранах фильма «Покаяние», я уверен, станет заметной вехой для советского и всего мирового кинематографа. Пусть читатель не сочтет это преувеличением. Мы столь много хвалили поспешно и зазря, что не знаешь, какие слова подобрать, когда в нашем киноискусстве возникло явление, которое для многих людей станет душевным потрясением, многих побудит задуматься».
«Вы можете себе представить более значительное произведение против тоталитаризма, чем «Покаяние»? – задавался риторическим вопросом Эдуард Шеварднадзе в интервью американскому журналу «Вестник» в 1998 году. – А я дружил с Тенгизом. Однажды он принес мне сценарий и сказал: «Знаю, конечно, это нельзя будет снимать, но все-таки прочтите». На следующий день я летел в Москву и уже в гостинице ночью начал читать сценарий и дочитал его до конца к трем часам ночи. Не смог заснуть, представляя себе, как это будет выглядеть на экране. Утром дал прочесть сценарий жене. Она была в шоке, так как перенесла все эти несчастья – расстрел отца, преследования семьи… Когда я вернулся из Москвы, пригласил Тенгиза и сказал ему: «Ты не имеешь права не снять этот фильм, но на экраны он не выйдет… Даже я в Грузии не могу тебе помочь. Москва не даст тебе снимать этот фильм. Но ты сделай что хочешь, но сними, положи на полку – придет время, этот фильм будет уникальным». Должен сказать, что Нугзар Попхадзе, который руководил тогда телевидением, нашел 600 000 рублей – у него были хорошие отношения со своими московскими руководителями, – и в Москве даже не открыли сценарий… Когда встал вопрос о выпуске «Покаяния» на экраны, начались запреты, исключения из партии и т. д. Уже во время перестройки Горбачев, Яковлев и я были за прокат этого фильма, но решающее слово, как ни странно, сказал Лигачев… Семья его жены, как и моей, пережила все те же несчастья. Когда они с женой посмотрели фильм, Лигачев был настолько тронут, что не смог скрыть этого и сказал, что фильм необходимо показать».

Я впервые посмотрел этот фильм осенью1987 года, в центральном кинотеатре г.Винницы. И конечно же, сделал это зря: фильм был очень недетский. По настоящему я увидел его гораздо позже, и вот тогда -то смог его оценить - и хорощую идею,и мастерское исполнение.



Прекрасное далеко, ужасное вблизи ( по Д. Каполиани)

Читаю я новости про домашний арест аудитора Счетной палаты РФ, бывшего губернатора Ивановской области и министра строительства и ЖКХ России Михаила Меня, и с потрясшим меня удивлением узнаю — это он в возрасте 10 лет снялся в главной роли в советском детском кино «Денискины рассказы» (по книге Драгунского). Так вот что сделало беспощадное время с лучезарным светловолосым мальчиком, который в моем детстве это самое детство «олицетворял»…

Память тут же лихорадочно начинает набрасывать — Наталья Гусева, которая Алиса Селезнева («Гостья из будущего»), спустя 35 лет всё еще предмет культа тысяч фанатов, всю жизнь трудилась «средним звеном» в каком-то НИИ, а нынче вообще, как услужливо сообщает Википедия, переквалифицировалась в домохозяйки. Сергей Шевкуненко, который Миша Поляков из «Кортика» и «Бронзовой птицы», стал грабителем-рецидивистом и лидером «Мосфильмовской ОПГ», застреленным в разборке еще в 1995 году. Ну и долго можно перебирать всех наших ровесников, воплощавших на экранах «образ образцового советского подростка» — мало кто из них может гордо предъявить нам нынче светлый «образ образцового российского взрослого».

Ну, скажете, открыл Америку — жизнь не кино, а актеры не их персонажи. Да я, собственно, не об этом, а про другое. Многие из нас (не я, тут говорю не за себя, сорри) ностальгируют по «светлому советскому прошлому» и рассказывают, как некие «темные силы развалили страну», кто-то (прямо какой-то Карабас) украл у нас «светлое будущее» и обрек на унылое беспросветное настоящее… Как всегда, «они и мы», классика жанра.

А на поверку-то, оказывается, что все те самые мальчики и девочки с «еще не голливудскими, а вполне нашими» счастливыми улыбками, поучая нас с экранов, «как хорошо в стране советской жить», вырастая, заботились свосем не о коллективном светлом будущем, а только о своем собственном. Кто попорядочнее — работал в НИИ и «кормил семью». Кто-то людей на улице грабил и убивал. А кто-то вот усердно трудился, становился министром, губернатором, аудитором, а потом вдруг оказалось, что миллионы воровал… Выражаясь словами персонажа, ставшего популярным уже совсем в другое время, «а кто же всё это сделал?».

Да мы сами. Примите уже как данность, если вспоминать не хотите — не могли советские дети дальше коммунизм строить, не было у них уже никакого желания. Всё, что случилось в стране за эти годы — это не Карабас, Сорос, Обама или какие-то тайные жиды с масонами сотворили. Советские дети целеустремленно строили новую Россию. И вот построили. Не нравится? Ну так мало кому вообще нравится становиться старым, толстым, лысым и больным, с проблемами на работе и в семье — после того, как был молодым, здоровым, красивым, и всё впереди «было хорошо». Это называется жизнь прожить. Да, у кого-то «что-то получилось», а кое за кем уже «полиция с собакой» пришла. Хорошо хоть, не за нами пока… Что, в «Гостье из будущего» 2020-й был посимпатичнее, да и 1985-й тоже гляделся «ничего себе так»? Ну так жизнь, дорогие мои — не кино.
http://samtatnews.ru/2020/11/20/%d0%bf%d1%80%d0%b5%d0%ba%d1%80%d0%b0%d1%81%d0%bd%d0%be%d0%b5-%d0%b4%d0%b0%d0%bb%d0%b5%d0%ba%d0%be-%d1%83%d0%b6%d0%b0%d1%81%d0%bd%d0%be%d0%b5-%d0%b2%d0%b1%d0%bb%d0%b8%d0%b7%d0%b8/

Кинематограф- антибуржуазная сказка для бедных

Кинематограф на заре своего существования был сказкой для бедных, с антибуржуазной социальной начинкой. А как иначе, если именно низшие слои населения делали кассу?
«Согласно неписаным законам, установившимся в кино, богачей полагалось изображать противными, эгоистами, скупыми, безнравственными — главное безнравственными! — а бедняки были приветливы, добры, честны — словом, обладали всеми добродетелями. Бедная мать обожала своих детей и работала для них как раба. Отец обожал мать и никогда не нарушал святости домашнего очага. А богач жестоко обращался с бедняком, у него было множество любовниц, он занимался бесчестными махинациями на бирже, подсыпал толченый мрамор в сахарную пудру, эксплуатировал Даже свою жену, а его дети были, конечно, «бедными маленькими богачами».

…Но семья бедняков, образец всех совершенств, без единого исключения, жила в вечном счастье и согласии».

К. Гриффит. «When the Movies Were Young»

В Томской области откроется первый в стране Центр памяти раскулаченных

В 1931 году из села Луговское Алтайского края выслали почти 500 человек — 305 взрослых и 190 детей. Их имущество забрали. Скотину передали в колхозы. В их домах поселились другие люди. И жизнь в селе продолжалась так, как будто этих 500 человек не было. В бийском архиве я нашла списки. Там есть пометка — по печатному тексту рукой написано: «выслан», «выслан», «выслан». Куда выслан — не написано. Но мы-то уже теперь знаем, что это было село Палочка Верхнекетского района, на берегу реки Анги... (Любовь Шабалина, руководитель музея села Луговского, фрагмент из фильма «Яма»)


28 августа в Томской области откроется первый в стране музей кулака-лишенца. Центр памяти раскулаченных займет половину первого этажа бывшей школы в селе Палочка Верхнекетского района.

Массовые захоронения спецпереселенцев обнаружили в окрестностях Палочки в 2018 году две местные жительницы — Ирина Янченко и Гульнара Корягина. Из архивных документов женщины узнали, что в 1931 году сюда на баржах с Алтая привезли кулаков. Через два года из этапа в 7800 человек в живых остались 700 — люди умирали от непосильного труда, голода и болезней. Ирина с Гульнарой решили создать в Палочке центр памяти спецпереселенцев. Выиграли президентский грант «Живая память 1930-х». При помощи томских поисковиков обозначили границы и привели в порядок места захоронений. Восстановили имена 1214 семей, переселенных в Палочку.

«Когда мы начинали эту работу, у нас было только 85 фамилий, — говорит Ирина Янченко. — Мы работаем в архиве информационного центра УМВД, поднимем карточки уже третий раз по кругу. Потому что в первый раз мы думали, что вот карточка, в ней написано: такой-то, такой-то, родом оттуда-то, сослан туда-то. И мы сразу точно все установим. Нет. Карточки были заведены в конце 1940-х годов и фиксировали место, где на тот момент человек жил. А многие семьи к тому времени умерли полностью, некоторые уехали. Поэтому вот второй раз мы стали перелопачивать соседние районы — Колпашевский, Могочинский, зная, что к ним туда люди убегали с нашего района. А сейчас уже «идем» по деревням Алтайского края, зная, что люди были оттуда высланы. Потому что ориентироваться на место рождения человека не всегда непродуктивно. Вот у моего дедушки в карточке стоит «Полтавская губерния». А то, что он выслан с Алтайского края — это не указано. Пробуем и так, и так искать. Установлено много очень уже фамилий и имен, многие люди смогли найти своих предков. Вот за последние две недели 5 семей нашли своих родных».

Центр памяти раскулаченных будет состоять из архивной комнаты и музея, в котором будут представлены вещи спецпереселенцев. Часть из них относится к «алтайскому» периоду жизни высланных крестьян, часть к палочкинскому. Для посетителей музея разработали туристический маршрут, в который включили 23 объекта под открытым небом — строения, сохранившиеся с 1930-х, места захоронений.


На торжественное открытие Центра памяти раскулаченных обещали приехать делегация Томского краеведческого музея, потомки алтайских спецпереселенцев — герои фильма «Яма». Напомним, что в марте 2020-го Агентство новостей ТВ2 выпустило новый фильм из серии «Антропология террора», в котором рассказывается о трагедии советских спецпереселенцев 1930-1940-х годов. Зачем в СССР уничтожали крестьянство, для чего было нужно массовое переселение народов и что должно быть важнее — «государство или человек», в фильме об этом рассуждают историки, писатели, свидетели тех событий и их потомки.


Read more: https://tv2.today/News/V-tomskoy-oblasti-otkroetsya-pervyy-v-strane-centr-pamyati-raskulachennyh#ixzz6WCd0Yc00