Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Спортивная суббота

Спортивная суббота была неделю назад,  а  пост пишу только сейчас :-)

 Играли в детском футбольном манеже, в Лужниках. Наша команда получилась какая то сборная- пара человек из Импульс -А)синие), три- из Импульс А ( гранатовые), остальные  четыре- из Импульса B.   формат был «4+1», что уже само по себе малопривычно, прибавить к этому  малую сыгранность ребят друг с другом.

 Но главное — не в этом. Главным был уровень подготовки соперника, команды ФК «Титан», а он был  образцовым — они в самом деле играли ну просто очень хорошо ! Ошибок почти не делали,  пасы были и сильны и точны, мяч они  теряли  только ну разве случайно... Зато вот  у нас  был какой то « сумбур вместо музыки». Н-да, этим не погордишься... В общем, был не наш день. Проиграли. Но- общая подготовка если у нас и похуже, то ненамного, совсем ненамного. В другой ситуации мы вполне можем идти на равных !

 И вдобавок: единственный гол в  ворота соперника забил ... Матвей ! Учитывая то,  что его амплуа — защитник, ил фланговый. который обязан только отобрать мяч и довести до ворот, с последующей передачей «девятке», это вообще удивительно.  По крайней мере, благодаря ему  наше поражение не прошло « всухую».

И напоследок: единственный гол на сайте организаторов приписали.... однофамильцу Матвея ! Он играет в той же команде, как раз «девяткой», и, видимо когда организаторы уточняли у  судьи кто  из игроков забил гол, тот просто назвал фамилию, не подумав, что  в команде играют однофамильцы ! :-(

Collapse )

Про счастье

Олег Макаренко очень верно пишет:


И мне самому подумалось - что общее представление о счастье совсем какое-то тухлое.
Заниматься любимым делом не счастье ? - нет, ибо " плотют мало", а чаще так вообще "любимым делом" назовут лежанье перед телевизером, тупление в гаджеты и обжираловку.
С детьми заниматься счастье ? Нет, ибо дети навязывают времяпровождение, отличное от лежанья перед телевизером, тупления в гаджеты и обжираловки.
Творить на научной ниве, или на ниве искусств ? - ну нееееет, тут ни мозгов не хватает, ни личной эстетики.
Нести свое знание людям, объяснять им правильность жизни ? Неееееет, ибо все мизантропы, и "нести свет" обычно представляют в виде каких-нибудь иеговистов или там кришнаитов.
Хотя вот был ли счастлив Владимир Ильич, когда просвещал рабочих, бегал от слежки, кантовался по всяким конспиративным квартирам и шалашам, или занимался переводами в Шушенском ? Пожалуй, был. Но этот вариант как-то не прельщает, нет.
Надобно что-то свинское.
Типа рассказать всем в инете, почему мир вокруг не правильный, ибо обо мне хорошем мало заботятся.
В общем, инфантилизм чистой воды, да еще и многими элементами деградации.

Крокодил 1985 № 16 (135) "Миражи в степи"

                                           МИРАЖИ В СТЕПИ

      Фонтан голубой воды вдруг забил у самых колес нашего «уазика», поднялся высоко вверх - и сгинул.
    - Мираж это, не обращайте внимания,- прокомментировал начальник территориального управления «Каршистрой» С. Ч. Чегебаев.-В здешних степях бывает. А я Кашкадарьинскую степь знаю, как свой письменный стол. Уж сколько лет мы здесь целинные земли осваиваем! Вот приедем сейчас в совхоз №11, там и чаю попьем, посидим в тени алычи, отведаем груш, винограда...
- Прекрасно!-восхитилась я.
- А кто строил-то?-гордо вопросил Чегебаев.- Мы строили. «Каршистрой»! И жилье, и фермы, и мелиоративные сооружения- все построили и передали пять лет назад на баланс Министерства сельского хозяйства республики. А за эти-то прошедшие годы там, небось, еще лучше стало. И троекратное «рахмат» услышим мы сейчас. Приехали. Выходим.
     - И напрасно!- громко заключил кто-то.
      Тут растаяло чудное видение. Мы огляделись по сторонам. Шумел камыш на хлопковых полях. Наш «уазик» стоял посреди каких-то развалин.
      А сам директор совхоза Очилов шагнул нам навстречу.
     - Вылезать из машины не советую,- предупредил он.-Тут кругом соль. Ботинки испортите.
     - А где груши, виноград и бахчевые культуры? - спросила я, озираясь.- И почему у вас на полях растет камыш? Или, может, у вас не хлопководческий совхоз, а камышеводческий?
     - Совхоз-то хлопководческий,- сказал директор,- А камыш растет потому, что грунтовые воды поднялись. А воды поднялись потому, что мелиоративные системы не работают. И получили мы в результате всего этого вторичное засоление почвы.
  - А подземные системы, то есть закрытый дренаж, что, не функционируют?
  - Наверное, ишаков считал тот, кто его строил!- вскричал в сердцах директор.-Из четырехсот километров закрытого дренажа не работает ни один погонный метр!
   - Позвольте, уважаемый...- железным голосом начал строительный начальник.
   - Не позволю!—сказал вдруг доселе молчавший заместитель начальника облсельхозуправления А. Ч. Чариев.-Вот акт Проверки совхоза. Посмотрите, сколько мы после вас недоделок нашли. Дренаж недоделан-раз, дома недостроены-два, в автогараже не
хватает оборудования- три... На одни только мелиоративные объекты истрачено более одиннадцати миллионов рублей, а они не действуют.
     - Ничего не знаю,- гнул свое Султан Чегебаевич.-Вы этот совхоз у нас приняли, да и по смете все на сто процентов сошлось...
   - Принять-то приняли,—вздохнул Чариев,- но кто принимает? Ведь директор, пока идет строительство, подчиняется вам, мелиораторам. Попробуй не прими какой-нибудь объект... вот и закрывали глаза...
    Директор развел руками.
    - Вах! Был грех, - признался он,- Оплошал мой предшественник. Сами видите, в этом совхозе жить нельзя! Дюжина домов не готова. Ни газа там, ни отопления, ни канализации. Не говоря уж о водопроводе. Вот половина народа из совхоза и разбежалась.
   - А вот мы сейчас у народа-то и спросим!- нашелся Султан Чегебаевич и постучал в дверь ближайшего дома.—Есть тут кто?
  - М-мы!- Дверь распахнулась, из нее выбежал резвый бычок и устремился к нам.
  - Это что такое?
  - В брошенных домах живет скот,- пояснил директор.- Помещения пришли в негодность. И чтоб все это восстановить, нужны новые сотни тысяч рублей. Оттого-то мы и ходим в «Каршистрой», умоляем исправить строительный брак.
- Ну да, вот мы сейчас все бросим и будем вам крышу чинить!—рассердился Чегебаев.
Но тут его перебил замначуправления сельского хозяйства Чариев:
  - Да если вы возьметесь исправлять свой брак, вам некогда будет строить: сил не хватит. А знаете ли вы,-обратился он ко мне,- как «Каршистрой» сдает свои объекты? Ведь он и заказчик, он и подрядчик. А когда приезжает комиссия Министерства сельского хозяйства,
мелиораторы всеми правдами и неправдами выбивают у нее подписи под актом. Чего уж греха таить: жмут на нас по всем линиям. Смотрели пьесу «Мы, нижеподписавшиеся...»? Вот и принимаются полуготовые объекты. Да еще с оценкой «хорошо» и «отлично».
     - Ну, хватит об этом,- предложил заскучавший от нашей беседы Чегебаев.-Хотите, я покажу вам настоящую мелиорированную землю? Поедем в совхоз № 5. Его тоже мы строили...
    -  Смотреть не на что,- махнул рукой встретивший
нас там директор совхоза Фарманов.— Половина дренажной сети не работает. Только сейчас выяснилось, что дренаж был плохо уложен. Но ведь землю комиссия не раскапывала.;. Да и коллекторы лет десять не очищались: в «Каршйстрое» нам объяснили, что экскаваторов у них нет. Так что засоление земли налицо.        
     - Ну, ладно, - сказал Чегебаев.- Давайте посмотрим совхозы, которые мы собираемся сдать на днях. Вот где отдохнут ваши глаза! Какие дома! Какие полевые станы! Как чудесно работает водопровод...
   - Не стоит и шины бить,- возразил Чариев.- Ничего этого там нет. И мы эти ваши совхозы принимать не намерены.
    - Это как же?- вскинулся Чегебаев.- Мы вам передаем три чудных совхоза! Конечно, кое-какие мелкие недоделки есть...
      - Например, в совхозе № 18 недостроено двадцать домов, не работает ферма, нет детсада, бани. Недосчитались мы и шести полевых станов,- прокомментировал Чариев.
       ...Тихо катился наш «уазик» все дальше по степи. И пока громко спорили партнеры, перед глазами вдруг возникла волшебная картина: полевой стан редкой красоты...
       Нет, это был не мираж. Мои спутники поведали, что там было все. Роскошные пушистые ковры звали утомленного хлопкороба войти и отдохнуть на пухлых заморских диванах. Изящные люстры перемигивались хрустальным светом с хрустальными же вазами.
      Как выяснилось, в жизни работников «Каршистроя» были минуты незамутненного триумфа. Да, отгрохали они в совхозе № 14 Ульяновского района некий полевой стан «Юбилейный» стоимостью в 150 тысяч рублей. –Втиснули они в этот «стан» и немыслимые гарнитуры, и бильярды, и ковры на паркетных полах. И это в то время, когда в совхозе не было ни бани, ни детсада, ни медпункта. Причем ишаку было ясно, что такой «стан» построен не для рядового хлопкороба. Правда, только год простоял он: потом в области спохватились и все эти хрустали-гарнитуры быстренько убрали.
      Мы развернулись и поехали обратно. Навстречу нам вставали багровые буквы вывески «Каршистроя». А сзади слышался сердитый голос:
     -  А ну, подписывай! Здесь у тебя дренажная сеть, тут коллектор, вот два дома стоят, вот клуб...
    - Где дренаж, где клуб, где дома?- растерянно вопрошал директор совхоза.
    - Подписывай! А то выговор вклеим...
      Готовился к сдаче очередной совхоз.
Кашкадарьинская область,
Узбекская ССР.

Про отношения мужчин и женщин - или о чем говорят, и что делают ( по. Д Гололобову)

Вообще, не понимаю я этого ломания копий и бития морд по поводу феминизма. Мне весь этот феминизм - абсолютно норм, хотя я прожил значительную часть жизни в СССР и полудикой России переходного периода, где это слово числилось рядом со словом "гомосексуализм" и воспринималось точно также. Да хотите феминизма - нате, возьмите. Там как раз для дураков наложено.
Collapse )

Детство счастливое, или дети в Доме правительства в 1930-е годы


«Номенклатурные семьи принадлежали разным племенным традициям с разными системами родства, разделения труда, расселения и наследования, но внутри Дома почти все тяготели к дворянской модели, почерпнутой из русской литературы золотого века (аристократической, а не буржуазной, в отличие от большинства западноевропейских аналогов): далекий или отсутствующий отец, внушающий восхищение и страх; менее далекая и реже отсутствующая мать, внушающая чуть меньше восхищения и страха; более или менее жалкая немецкая гувернантка; более или менее презираемый учитель музыки и горячо любимая няня, которая воспитывала детей, пока не приходило время смотреть «Синюю птицу» и идти в школу.
Отцы ассоциировались с театрами, музеями, шахматами, дачными обедами, вечерним чтением, однодневными домами отдыха и — изредка — черноморскими курортами. (Большинство родителей ездили на курорты вдвоем или с друзьями, оставляя детей под присмотром нянь или бабушек.) Матери не ассоциировались ни с чем особенным. В некоторых семьях жили немецкие гувернантки, которые подрабатывали уроками в других семьях и «прогулочными группами» во дворе. Помимо обучения языку «немки» (в основном немолодые политические эмигрантки, беженки из Прибалтики или профессиональные гувернантки с дореволюционным стажем) отвечали за осанку и хорошие манеры. Они не устанавливали близких отношений со своими подопечными и часто конфликтовали с русскими нянями, которые не скрывали своей нелюбви и ревности. Семья Романа Терехова (бывшего донецкого шахтера и «сочинителя сказок» о голоде на Украине) уволила гувернантку после того, как няня обвинила ее в жестоком обращении с детьми. Семья Ивана Кучмина (сына волжского крестьянина и прототипа Алексея Курилова из «Дороги на Океан») уволила первую из трех гувернанток в ответ на мольбы детей. Семья Марка Беленького (сына бакинского промышленника и председателя Хлебоцентра) уволила няню за избиение гувернантки. Директор Партиздата и Музея Ленина (и заместитель Керженцева в Комитете по делам искусств) Наум Рабичев запретил матери учить внука немецкому языку из-за ее еврейского акцента.
Большинство девочек и некоторые мальчики учились играть на пианино; некоторые занимались в музыкальных школах, к большинству ходили учителя. Для детей младше семи лет существовали прогулочные группы и «деткомбинат» на верхнем этаже 7-го подъезда. Комбинат состоял из яслей на 15-20 детей и детского сада на 50-90 детей, со штатом в 25 сотрудников, включая врача, медсестру, двух «сестер- воспитателей», музыкального работника, «педагога-немку», восемь педагогов и «белошвейку-портниху». Помимо еды, белья, игрушек, пеленок, полотенец и ночных горшков детский сад предоставлял детям носки, майки, трусики, лифчики, тапочки, варежки, валенки, подвязки, матроски, ночные рубашки и маскарадные костюмы.
В хорошую погоду на крышу над 7-м подъездом выносили лежаки, и дети отдыхали после обеда в меховых мешках. На лето детский сад вывозили в «колонию » под Москвой. Всем детям выдавались характеристики с оценкой их «трудовых навыков» и отношений со сверстниками («коллектив ее любит»).


Дети школьного возраста ходили на уроки музыки, тенниса и шахмат в Клубе им. Калинина над театром. После закрытия клуба две квартиры на первом этаже 3-го подъезда были переданы под детский клуб. Там имелись бильярдная, небольшая сцена с пианино, несколько комнат для кружков и фотолаборатория. Кружки — пения, рисования, вязания, шитья, драмы, ритмики, фотографии и военно-морского дела — были очень популярны; некоторые делились на группы по возрасту. Самыми большими были драмкружок (с регулярными постановками и острой конкуренцией за ведущие роли) и военно-морской, где детям раздавали матросские воротнички и учили грести, маршировать, сигнализировать флажками, петь морские песни и распознавать разные виды судов. Подростки устраивали танцы; некоторые мальчики умели играть танго и фокстрот на пианино.
Кроме того, популярностью пользовались тир в подвале и пустырь около Церковки (известный как «вонючка»), но самыми главными площадками для игр и средоточием коллективной жизни Дома правительства были дворы. Вернее, средоточием коллективной жизни Дома были дети, а дети играли во дворах.
<...>
За пределами нейтральной территории клуба и Церковки дети играли со «своими» (то есть с детьми из подъездов, выходивших в их двор). В классики и «счастливые камни» играли только девочки; в футбол и войну — только мальчики. В салочки, прятки, лапту, штандер и двенадцать палочек играли и те и другие, но обычно порознь. В казаки-разбойники играли все вместе: разбойники атаковали штаб казаков, а казаки ловили и пытали разбойников. Дети ходили в школу и гуляли в окрестностях Дома без сопровождения взрослых. Чаще всего ходили в ближайшие кинотеатры («Ударник» и, после 1934 года, Первый Детский) и Парк Горького (особенно зимой, когда аллеи заливали, а из репродукторов неслась танцевальная музыка). На лыжах катались вдоль Канавы и по обледенелым ступенькам, ведущим к реке. Девочки гуляли вдоль набережной, взявшись за руки.
Дети одного возраста и пола определяли друг друга по дворовой принадлежности и классу в школе. Первичными социальными единицами были группы друзей от двух до четырех человек; отдельные члены мигрировали, большинство оставались вместе до конца школы и иногда дольше. Они записывались в одни и те же кружки, играли в одних и тех же дворовых командах, вместе ходили в город, сидели рядом в школе (если их не рассаживали) и проводили много времени в гостях друг у друга (предпочитая квартиры с отсутствующими или гостеприимными родителями и престижными книгами и игрушками) — рисовали, разговаривали, слушали музыку, делали уроки, проявляли фотографии и инсценировали книги и кинофильмы. Девочки-подростки ходили в оперу и театры на определенных исполнителей. Самые большие и хорошо организованные группы поклонниц были у теноров Большого театра Сергея Лемешева и Ивана Козловского.
<...>
Большинство дружеских объединений общались с одной или двумя группами сверстников противополож-ного пола, обычно из того же двора и класса. Общими занятиями были штандер, казаки-разбойники, волейбол у Церковки, катание на коньках и театральные постановки в клубе, а в старших классах — танцы и совместные походы в кино, музеи и Парк Горького. К концу школы от двух до четырех таких союзов могли объединиться в одну «компанию», с последующим разделением на пары. Пары и группы «лучших друзей » оставались первичными ячейками социальной организации до женитьбы или замужества.
Новые институтские друзья могли заменить школьных, уступить им в конкурентной борьбе или объединиться с ними в двойственный союз или общую ячейку. Детей, живших в бараках и коммунальных квартирах старого Болота, называли «татарами». Девочки из «клоповников» могли благодаря школьным союзам стать частью социальной жизни Дома, но редко в качестве полноправных членов - из-за их неловкости в непривычном окружении, статуса получателей ношеных вещей и нежелания приглашать подруг к себе домой. В тех случаях, когда это происходило, девочки из Дома возвращались под сильным впечатлением от увиденного и предпочитали больше туда не заглядывать. Мальчиков разделяла необходимость охранять свою территорию и предотвращать несанкционированные ухаживания. Мальчики, возвращавшиеся из школы в Дом правительства, рисковали попасть в засаду и быть избитыми».

Юрий Слёзкин «Дом правительства. Сага о русской революции»

Источник:https://u-boot-man.livejournal.com/445989.html?utm_medium=email&utm_source=JournalNewEntry

Кто кого заслуживает, или демократическое зеркало ( по pyshch)

Один мой знакомый как-то сказал: нельзя быть начальником, если ты никогда не ездил на лошади. В тот же год я сел на лошадь и понял, что он прав. Почему? Да потому, что лошадь - это здоровенный агрегат, который может тебя запросто сбросить, и она решает нести тебя или нет. То есть чтобы куда-то доехать, ты с лошадью должен так или иначе договориться: она тебе свое, ты ей свое, в итоге консенсус, который выгоден скорее тебе, но консенсус (это важно!). Как договориться это вопрос отдельный, но воспринимать ее как некую сторону ты должен, если тебе конечно ехать, а не шашечки нужны. По факту вы едете вместе!
Уже позже, когда дочь пошла в школу, я стал председателем родительского комитета. Из этой должности я вынес массу впечатлений, но одна вещь меня зацепила сразу. Где-то 70-80% коллектива было безразлично то, что я делаю. Обратная связь от них была нулевая и возникала только тогда, когдя я сам ее инициировал. При том, что я занимался вещами по идее значимыми (хоть и мелкими) поскольку вроде как дети наше всё. Однако обсуждения внутри по различным вопросам зачастую бывали очень бурными, хотя инициировались и проходили преимущественно внутри меньшей части коллектива. И тут была очень хорошо заметна другая яркая черта: мы очень плохо умеем договариваться друг с другом. Обсуждения (не всегда, но сравнительно часто) скатываются в голые эмоции и пока обе стороны не выдохнутся, они ни к чему не придут. Нам очень трудно принять внутри себя, что у человека может быть иное мнение, и он может при этом не быть мудаком.
И я на практике убедился в простой истине: мы имеем власть, которую заслуживаем. Ну подумайте сами: как всадник может понять лошадь, 80% которой вечно молчит? А 20% не могут договориться друг с другом и считают несогласных с собой оппонентов мудаками только от того, что те придерживаются другой политической платформы? Да мы хуже лошади! Обратная связь от нас нулевая, а мелкими взвизгами отдельных несогласных по факту можно пренебречь. Я бы на месте всадника просто плюнул на всё и ехал, куда мне надо. А вы?

Про Германию и Юлию Навальную

Дна не видно...

Политолог Орешкин в эфире «ЭМ» рассказал, что мадам, оказывается,  улетела в Германию, чтобы «обеспечить нормальные условия для развития своих детей».
Сразу стало интересно, а почему на протесты по освобождению своего мужа и отца своих детей, она потащила чужих детей, а не своих?
Своим «нормальное развитие», а чужих не жалко, да?

Кстати, детей  самого Алексея на митингах не было — хотя это был бы сильный ход, когда дети арестованного требуют  справедливости  вообще и свободы своему  отцу в частности.

Но нет, нет. Не та тут политика. Всякие там СИЗО, автозаки , неприятности на работе  и в ВУЗ-е — для одних. А для других- Стэнфорд. 

Футбольная победа !

Победа   получилась на  очень даже морозном фоне :-(
 С самого утра темепература понизилась до -18 С, да еще с ветерком, так что даже просто находиться на открытом воздухе было весьма неприятно. А вот бег спасал:  решились выйти на пробежку  по набережной, и, поверьте, после пяти минут бега  пропадал всякий дискомфорт!

Игра проходила в  манеже" Барселона", и нашим соперником был ФК  ФШМ- и если у  состава "А" нашего клуба  с ними встречи были, то для Матвея это были новые соперники. Я вот тоже опасался, что это будут крутые ребята, как в ФК Ротор, и заранее утешал себя, что нужно  быть готовым и к поражению...Оказалось, что нет. Да, ФШМ оказались хорошо подготовлены, и соперник они были никак не слабый. А вот их тактика "бей-беги"  подкачала, все-таки  можно подходить и к более сложным конструкциям. Наши ребята  сразу взялись очень круто, и настолько, что к концу первого тайма вели со светом 3:0. Тем не менее, к чести соперника нажо сказать, что их команда не пала духом, и во втором тайме  начинала брать реванш- мы получили два гола в свои ворота, а ответили одним...Тут проявилась и наша слабость: сконцентрировались на атаках, что само по себе, конечно. хорошо, а вот защита нуждалась в более серьёзном внимании, нас от голов спасал порой не наше мастерство, а недочеты соперника,  надо было  поплотнее блокировать нападение ФШМ-вских "девяток"
  Но зато и эмоций- адреналина  получили  много - что игроки, что родители !
  В активе Матвея голов не было, а вот хороший проход с голевой передачей - был !