Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

Крокодил 1985 (117) "Деловая женщина"

                                                    ДЕЛОВАЯ ЖЕНЩИНА
          Две молодые женщины сидят на тахте у журнального столика. Перед ними бутылка коньяка, рюмки, лимон на. хрустальной тарелочке, чашки с черным кофе, сигареты, печенье. На одной из собеседниц – ее зовут Туся - розовые вельветовые брюки и просторная
блуза в тон. На другой - по имени Дина- платье из легкой ткани, с золотыми тесемками у ворота.
    - Ты сегодня красотка,- говорит Туся.— Всегда носи светлое. Сиреневато-голубоватое тебе очень и очень...
    - К тому же чистый хлопок,- подхватывает Дина.- Сто процентов! И невесомое. Последний подарок свекрови до событий.
   - Значит, разъезжаетесь... Ну, как тебе новая квартира?
   - То, что надо. Трехкомнатная, сорок пять метров. Метры сейчас для нас самое главное. Свекровь отхватила однокомнатную.
Collapse )

Крокодил 1985 (9) Огородная сторона медали

        Директор совхоза «Южный» В. К. Киреенок смотрел в перспективу. Она висела перед ним на стене в виде грандиозного генплана развития поселка, разработанного институтом «Кубаньгипросельхозстрой» и утвержденного Краснодарским крайисполкомом. Все в генплане радовало глаз, услаждало душу: и необозримые поля, и добротные фермы, и комфортабельные дома. Созерцая план, Валентин Кузьмич душевно порадовался, но скоро впал в уныние.
           Дело в том, что последний год директор, говоря образно, оказался между двух огней. С одной стороны, нависала
жгучая проблема жилищного строительства на центральной усадьбе, с другой - допекала ядовитейшая бабка Лукерья, которую в силу ее пылкоготемпераменой и непревзойденной зловредности Валентин Кузьмич боялся как огня. По опыту он знал, что лучше звонкоголосую Лукерью не задевать. Испепелит. А именно задеть ее как раз и предстояло!
           Страшно сказать, но предстояло изъять у бабки несколько грядок с ее огорода.
            Перед директором на столе распростерся план строительства десяти одноэтажных двухквартирных жилых
домов, утвержденный сельсоветом станицы Михайловской и Курганинским райисполкомом. Этот красиво разрисованный лист ватмана, где синенькие квадратики соседствовали с красненькими параллелепипедиками, был делан без учета личной вспыльчивости тех или иных гражданок и кое-где клином врезался в их огороды.
           Бабка Лукерья первая прознала о предполагаемом изъятии. С реактивной скоростью разнесла она тревожную весть по рынку и всем другим местам скопления народа. Заканчивала монологи возгласом: «Вот это они получат! » И потрясала кистью с замысловато скрюченными пальцами.
            При желании можно было накинуть платок на бабкин роток, такое средство было—устное авторитетное слово. Но станичное начальство до этого не додумалось, а товарищ Киреенок, испытывая слабость к приказам, в марте 1983 года издал приказ № 46 по совхозу «Южный» краснодарского треста «Сахсвекла»:
           «В связи с производственной необходимостью строительства новых объектов приказываю:
            1). Выделить земельный участок для строительства десяти одноэтажных двухквартирных жилых домов на центральной усадьбе.
            2). Земельные участки граждан, у которых произведено частичное изъятие, довести до установленных норм за счет свободного приусадебного фонда совхоза ».
            Приказ директора был сух и строг, как военная команда. Только не вскинули руки к козырьку станичники, не гаркнули: «Есть!» — и не рванулись выполнять приказание, повернувшись предварительно через левое плечо. Они дружно укрепили массивные засовы на воротах и шавкам своим наказали пошибче лаять и рычать ежели кто из руководства приблизится к забору.
            А руководство и не думало подходить к заборам. У него и в кабинетах дел хватало. Оно решало вопросы, заседало, слушало и постановляло.
           Так без отрыва от кабинета, в приказном порядке и с предельным лаконизмом населению было вменено на
будущий год на грядках, подлежащих изъятию, ничего не сажать, надворные постройки на изымаемой территории
освободить, курей-утей-свиней и прочую живность из помещений выселить.
          Ах, так?! Накинула расторопная бабка на голову платок — голубой лоскуток, напустила на себя томную бледность и, торгуя на автостанции в час пик семечками, взимая весьма высокую плату за стакашек, жалобно скулила: «Кабана мово Василиска выселяют! Директорский хряк в Василискин сарай въезжает, за выездом! Беда!» Зловещий слух подхватывался и вместе с подсолнечной шелухой разлетался по округе, на лету слегка видоизменяясь: «Старушку
Лукерью, слышь, из дому выселяют! Начальник какой-то Хряков туда въезжает!»
          — Не считаются с народом!— озлобились станичники.— Обрезать наши участки! Это с какой такой стати Не позволим! Не дадим! Мой огород—моя крепость!
            И докатились руководители и руководимые до полного взаимонепонимания!
            А ведь всего-то нужно было выйти из кабинетной тиши, да вынести красивый план застройки поселка на
всеобщее обозрение, да потолковать с земляками, да осветить всенародно проблему! Не доводить до того, чтобы сплетни и домыслы застили людям белый свет, а терпеливо и доходчиво разъяснить населению и лично бабусе Лукерье, что так, мол, и так, родному совхозу для дальнейшего процветания нужны специалисты, что таковые уже приглашены, что им, приезжающим на постоянное место жительства, необходима крыша над головой! Что строить жилье полагается
не где попало, а вблизи коммуникаций—дороги, водопровода, освещения, газа, радио, телефона! Что для осуществления этого строительства уважаемых станичников просят всего лишь маленечко потесниться, поскольку новостройки не должны захватывать ценные пахотные земли, а должно строительство осуществляться на территории уже существующих поселков. Но совхоз гарантирует выделить им новые участки по установленным нормам, и не на Марсе, где, как поется в песне, будут яблони цвести, а рядом, через улицу, на расстоянии протянутой тяпки. Совхоз своими силами и вспашет, и внесет удобрения,и посеет за собственный счет.
            Наверняка поняли бы станичники и потеснились бы добровольно да без обид! Но ничего толком не сказало
станичникам руководство, не прозвучало мудрое доброе слово, которое не только кошке приятно, но и человеку необходимо.
           Ах, как тут не вспомнить, дорогие товарищи, что любое дело, подобно медали, имеет две стороны—лицевую и
оборотную.
          С лица «Южного» все выглядело гладко и законно. Но не услышал товарищ Киреенок общественного мнения, а парторг совхоза Владимир Васильевич Шматок и председатель Михайловского сельсовета Валентина Семеновна
Вьюнникова, крутясь в вихре других забот, тоже ничего не уловили и ничего заметного в противовес бабке Лукерье не сделали.
            И пришлось корреспондентам - в деликатной форме, конечно,— напомнить Валентину Кузьмичу, что всякий
закон желательно отправлять разумно, вникая не в одну его букву, а и в дух!
          — Скажите, — спросили корреспонденты у Валентина Кузьмича,— а с гражданкой Лукерьей (образ собирательный), с Павлом Ивановичем Булыгой, с Иваном Яковлевичем Клюкой (реально существующие авторы письма в редакцию) вы данный план обговорили? Или хотя бы объяснили, для чего свершается все это строительство?
          — Закон этого не предусматривает,— строго заметил директор,— а план, если хотите знать, утвержден в
крайисполкоме.
              Но мы хотели знать не только это. Нам крайне любопытно было услышать, что в крайисполкоме думают по
поводу конфликтной ситуации в станице Михайловской.
             Однако начальник отдела по делам строительства и архитектуры крайисполкома А. Мокроусов ничего на этот
счет не думал. Анатолий Емельянович любезно разъяснил, что все сделано как положено, а если кому-то что-то не нравится, то лично он ничем помочь не может.
             Сказав так, он углубился в дорогие его сердцу генпланы и генпроекты.
             А планы и проекты были и впрямь на высоте. На них были нарисованы будущие дома и фермы, дороги и мосты,
клубы и водокачки. Планы звали вперед и сулили дальнейший расцвет этому благословенному краю, где, как сказал поэт, все обильем дышит.
             Единственное, чего на планах не было, так это людей. Но люди на такого рода чертежах не изображаются.

             Может быть, поэтому о них и забыли в станице Михайловской? Может, запамятовали, для кого и во имя чего разрабатываются все генпланы и генпроекты?



Про репу :-)

– Воевода, солнышко ясное, давай откроем ворота, а?
– Кузьма, мы уже это обсуждали. Ворота открывать нельзя, снаружи печенеги.
– Но мне репу полоть пора.
– Печенеги, Кузьма.
– Слушай, мы тут сидим уже три недели.
– Да, Кузьма, это называется "осада", она так работает.
– Вообще-то, за последние дни печенеги никого не убили...
– Это потому что мы за стенами, мы в безопасности.
– Точно? Может, опасность печенегов просто преувеличена?
– Ты сейчас серьёзно?
– Ну да. Не могут же они поубивать нас всех?
– Именно это они обычно и делают в захваченных городах.
– Но у меня там репа не прополота...
– Не до твоей репы сейчас, Кузьма! Осадное положение у нас, дурень! За ворота сунешься – высеку!
– Ну ладно. Значит, подати в этом месяце можно не платить?
– С ума сошёл! А казне что, пустовать? Подати чтоб занёс в срок, князь ждет, иначе высеку!
– Ох ты, Господи... Ну ладно. Тогда мне скорей на огород надо, пусти!
– Кузьма, ты идиот? Двадцатый раз повторяю: за ворота никому нельзя, огороды подождут, печенеги там, пе-че-не-ги! На вече вот Соловей каждый Божий день об этом вам, бестолочам, втолковывает, чтобы каждому понятно стало!
– Но твой-то огород утром пололи, воевода. Сам видел, целая бригада работала, никого не тронули!
– Той бригаде наш князь пропуска выписал, а печенеги пропусков боятся.
– Так почему твой огород можно полоть, а мой – нет?
– Мой огород – системообразующий. Он должен продолжать функционировать, чтоб весь город с голоду не пропал. Князь указ подписал.
– Значит, мне тоже мешок репы с твоего огорода причитается?
– с чего это вдруг мне тебя кормить?! Я же князю в казну подати плачу, мне репу горожанам продавать надо.
– Аааа, мне казна мешок репы даст?
– Всем по мешку репы дать – никакой казны не хватит. Будут помогать адресно, только пострадавшим от печенегов. Указ читал?
– Значит, мне тоже?
– А ты разве от печенегов пострадал?
– Пострадал, конечно. Репы-то у меня теперь не будет...
– Вот мелкая ты душонка, Кузьма, только о себе думаешь, на город тебе наплевать! Противно. Пострадал он! "Пострадал" – это когда тебя ранили, либо убили. Люди гибнут, а ты про свою репу, шкурник...
– Конечно, я про репу! Без неё голодать придётся, загнусь и семью не прокормлю. И чтоб подати в казну занести, мне надо репу на базаре продать...
– Тьфу! Ладно, чёрт с тобой, мы люди добрые! В этом месяце подати не плати.
- Ой спасибо, благодетель!
- Но в следующем заплатишь вдвое!!
– Как?! В следующем месяце я вообще ничего не заплачу. Урожай ведь пропадёт, по случаю осады!
– Как знаешь. Но имей ввиду - не заплатишь, высеку и сверху доплатить заставлю, за неустойку!
– Вы что, смерти моей хотите? Чем вы лучше печенегов?
– Ты совсем дурак, Кузьма? Мы же о тебе заботимся, о тебе и семье твоей! Чтобы вы живы-здоровы были! Ты просто должен некоторое время посидеть дома. Не работать. Не иметь никакого дохода. А чтобы с голоду не умереть - не забывай покупать еду. И ещё - исправно плати за воду, за дрова, за землю и все прочие подати, чтобы тепло у тебя было и сыто, и чтобы мы могли о тебе заботиться и от печенегов защищать. Ну неужели это так сложно?
– Вообще-то, да. Не знаю даже, как я без своей репы протяну...
– Всё, надоел, пошел вон! Ещё раз про репу скажешь – высеку, так и знай! А посмеешь ещё раз законные власти города с печенегами сравнить – вообще в острог посажу, за подстрекательство и измену родине, потому что ты на печенегов работаешь, изменник, и лодку государеву раскачиваешь.
Ну что за народ у нас! Стадо дикарей. Никакой дисциплины, никакого понимания! Никакой благодарности за заботу властей, только о себе и думают!

Почему я не куплю и не буду строить дачу.

Сейчас вот, после прогулки по Митинскому парку, понял, почему  никогда меня к даче не тянуло, и в итоге покупать я её не буду.
Не хочу.
А почему не хочу ?


Наверное, прежде всего надо ответить на вопрос , а почему бы я ее мог захотеть ?

Убежать от городской толпы-суеты ? Ну так это просто в собственной квартире можно сделать. На даче все равно  будет тот же телефон, и тот же интернет.
Ходить за грибами-ягодами ? Но для этого не обязательно  иметь такую обременительную базу за городом. Потом, грибы-ягоды- это  необязательное добавление к столу, по большому счету – просто баловство.

Рыбалка-охота ?  Я не охотник. И не рыбак, а если потребность возникнет –  в пяти минутах ходьбы набережная Москвы-реки, там завсегда дядьки с удочками  сидят, и все с уловом.

Побродить по лесу ? Так я горожанин, а не Дерсу Узала, все эти лесные книги тайн читать не могу, смысла в них не увижу. Издеру только одежду и обувь по корягам и колючим кустам с ветками, да стану кормом для комаров.

Наблюдать птичек и лесных зверей ? Э, да 99,99% дачевладельцев зверей не видели никогда, и не надеются их увидеть. И птиц видят  совершенно непонимающими глазами- все они какие то непонятно-пестренькие, и все  издают непонятные звуки, да и ведут непонятную жизнь.  Просвещенные бёрд-вочеры  в России редки.

Любовно ухаживать за деревцами, посадками или газоном ? Нет,  остаточные сельские воспоминания не так сильны, что бы я вот ринулся это делать. Да, я горожанин в третьем поколении.

Остается только одно: с романтическими мыслями за стаканом вина наблюдать закат. Это да, стоящая вещь.  Да вот только возможно это будет только летом, да только по выходным дням, да только тогда, когда погода позволит. Вам пальцев на руках хватит, что бы эти дни подсчитать.
Значит, только  сидеть на веранде, пить пиво,  смотреть на глухой забор, который огораживает твой участок землицы, и холить свою мизантропию.


А зайдешь вот сейчас в Митинский ландшафтный парк – так красота !  Превосходные посадки смешанного леса, везде -  чудесные дорожки, что велосипедные, что пешеходные.  Густо накиданы аккуратные лавочки.  Есть пара родников с чистейшей водой; да и сам парк чистейший, его аккуратно убирают. Цветов и красивых кустов – множество. Для детей – всяких современных игровых площадок много, для спортсменов – разнообразные физкульт.точки с турниками и пр. Эти самые спортсмены  в самых лучших западных традициях гоняют туда-сюда и просто бегом, и на велосипедах, и на самокатах, и на роликах, и на бог знает на чем.  Мамы—папы с колясками гуляют. Пенсионеры ходят - под ручку держатся. Фулиганья нет, везде красивые фонари. Нет и толстых наглых  чувырл, которые норовят запереться на травку с ящиками жратвы-водки-пива, и оставить  после себя загаженный поросятник, охрана таких жестко отметает.  На входах- туалеты, пункты проката да небольшие кафешечки,  нет того, что обычно бывает в провинциальных парках – оглушительного рева отвратительной музыки и целого моря китайской ядовито-яркой пошлятины, всё это выгнали безжалостно… Думаете, это только Митинский парк такой ? Нет, Митинский просто ближе всех ко мне.
Тут же и православный храм стоит- красивый построили, хорошо его видно !
Все остальные московские парки тоже перестроены, вот по такому образцу.

Знай себе гуляй, любуйся видами, радуйся за людей, а устал – так садись на лавочку, почитай книжку.
Погулял – и домой !

Так вот что я вам скажу, господа-товарищи: примерно к этому образцу стремятся, и его достигают  все евро и американские парки, кто то  чуть получше, кто-то - похуже.
И оттого люди жить « на два дома»- на основное жильё, да « на дачу» - не стремятся.

Дача как проклятие ( по Мардану)

Загородная жизнь в России – это проклятье. Зимой – это холод, неистребимые сквозняки, постоянно ломающийся газовый котел и проклятый снег. Летом – изнуряющая липкая жара, комары и проклятая трава, которую надо косить. Смысла в загородном доме не больше, чем в домашнем кинотеатре. Все в конце концов заканчивается просмотром сериала с ноутбука, но куча денег на ненужную технику уже потрачена, и жалко ее не использовать.

Советская власть мастерски создавала симулякры проклятого царского прошлого, но наполняла их совершенно новым смыслом. Император Петр I придумал дачи для того, чтобы дворяне не уезжали в свои поместья и всегда были под рукой для царского поручения или царской расправы. Хрущев в 1956 году решал задачи совершенно иного характера. Люди хотели есть. Указом Совета министров СССР им было предписано выдавать для кормления от 6 до 12 соток бросовой земли. Для прокорма.

Никакой чеховской романтики в этом не было. Рабочий человек к крестьянскому труду равнодушен, тем более, если он от этого труда сам сбежал в город. Дача стала дополнительным трудовым налогом, барщиной, которую приходилось отрабатывать всей семьей, чтобы наполнить свой стол незамысловатым разнообразием. К концу 70-х стало полегче, и вместо запаса картошки антресоли малогабаритных советских квартир стали наполняться солеными огурцами, банками с протертой красной и черной смородиной, а также вином из черноплодки.

Смертельный удар беззаботная дачная жизнь получила в 1991-м. Хрущевский формат натурального хозяйства уже не работал. Выяснилось, что главным условием выживания при капитализме является не картошка со своего участка, а деньги.

Шесть соток перестали быть ценностью. Стала цениться недвижимость, которая на этих сотках стояла, или которую на них можно было построить. Загородный дом, «коттедж», стал потребительским фетишем на четверть века. Без своего загородного дома никто не мог считаться успешным и просто состоявшимся человеком.

Но романтический флер первых двух-трех лет жизни за городом, когда каждый день шашлык и разговоры про ландшафтный дизайн, сменился усталостью от ежедневных многочасовых пробок и решения хозяйственных задач нон-стоп. Газон из символа красивой жизни превратился в каторгу – попробуй, не постриги его хотя бы пару недель. А в доме за миллионы рублей вдруг течет крыша, плохо работает вентиляция и по необъяснимой причине постоянно течет бассейн.

Собственный дом жрет деньги, как ненасытное чудовище, опустошая даже самый толстый кошелек. Это не говоря про себестоимость урожая – если бы дачники подсчитали реальную себестоимость помидора, они поняли бы, что его дешевле купить в самом дорогом супермаркете. Слава богу, все это безумие заканчивается.

Феномен русской дачи стирает с лица земли бензин по 45 рублей, налоги на недвижимость и в целом уходят в прошлое дачной романтики.

Миллионы владельцев скромных домиков в дачных кооперативах понимают, что бывший бесплатный дачный отдых бесплатным быть перестал. При среднем расстоянии в 80-100 километров поездка на машине обходится в 600-800 рублей. Электричка тоже больше не является дешевой альтернативой автомобилю. Билет в один конец у нас в Москве – в среднем 250 рублей на человека. Поездка семьи из трех человек на выходные – 1500. В других регионах, наверное, дешевле, но там и зарплаты меньше, так что соотношение то же.

Электричество и газ, которые двадцать лет назад были практически бесплатными, сегодня опустошают карман даже работающего гражданина, а не то что пенсионера. Сказочные времена царя Гороха, когда можно было за бутылку водки купить КамАЗ навоза, а за 1000 рублей – готовый сруб, кажутся фантастическими даже тем, кто их действительно застал. Сегодня даже строительство дощатого туалета обойдется минимум в 15 тысяч.

А главное – больше никто не хочет гадить в вонючую выгребную яму. Деревянный сарай нужно дополнить септиком, который простую физиологическую потребность окончательно делает избыточной роскошью. То, что еще недавно казалось достигнутой мечтой и ценным активом, в который можно вложить деньги и оставить в наследство детям, превратилось в обузу, от которой все труднее избавиться. Предложение на рынке растет с неумолимой скоростью. А как известно, чем выше предложение – тем ниже цена.

Рынок загородного жилья, и дешевого, и дорого, стремительно движется к своему краху. Очевидно, что очень скоро наступит момент, когда количество построенных домов окончательно утратит всякую связь с количеством семей, способных его приобрести и содержать.

Это лишь пока кажется чем-то невероятным. Но дело не только в дороговизне. Поколение тех, кому меньше 40, смотрит на дачу, как на глупую стариковскую причуду. Им совершенно непонятно, зачем стоять два часа в пробке, если настоящую природу можно скорее найти в городе. Зачем сидеть за забором на крошечном участке, если можно кататься на велосипеде в парке с друзьями, а шашлык съесть в ресторане?

Современному горожанину не нужна даже облегченная копия деревенской жизни. Она слишком дорогая, слишком обременительная, она совершенно не в состоянии конкурировать с возможностями, которые ему может дать цивилизация. Те, кому сегодня 50-60 лет, станут последним советским поколением, застрявшим в потребительских стандартах образца 1980 года, которым придется закрыть ворота последнего СНТ «Луч», чтобы никогда туда не вернуться.

Про бедность

Бедность - это такая беда, о которой очень многие вспоминают.
Переживают за бедных. Тяжко вздыхают. И укоризненно посматривают на президента, и на правительство.
Как же вы это, а ?
Вон, Росстат их 20 процентов насчитал !
И в памяти возникают какие-то образы от черно белых фотографий с полуразрушенными избами, истощёнными грязными лицами и вздутыми животами.
И начинаешь вот думать, что нет, нет такой вот бедности !
А бедные на самом деле - есть.
Пообщался с давним приятелем. Понял как мы бедно живем. Он мне убедительно доказал.
Потому как мой приятель ( да у каждого они есть такие ) - он нищеброд. У него на брекеты младшей дочери не хватает. И на отдых на Мальдивах - все по -нищенски ездит в Турцию. Или в Крым.
Поэтому он клянет всех и вся.. особенно упирает на Европу - как они там как сыры в масле катаются.
А он вот - нищеброд.
Я ему намекаю, что дескать, у редкого немца есть квартира в собственности - как у него. Трешка в Купчино. Он мне горько , типа, а живет -то там сколько - вчетвером. Комнаты у девок нет своей. Одна на двоих.
"Ну продай свою "Теану" - поменяй на большую...- неосторожно советую. "Ты что - совсем ку-ку? А на дачу как ездить? Электричкой - а там пехом?"
Да, соглашаюсь я - никак электричкой.. 100 км все же - под Лугой. Дивные сосновые боры..
Предлагаю продать дачу - тут и брекеты, и шуба жене, и даже обмен на большую квартиру..
"Ты что, совсем? а девкам где летом отдыхать? На Мальдивы -то мы не очень.. по финансам.. А жена с огородом? А свежие огурцы - не в маркетах же всякую нитратину брать? Да картошечки своей посадить - и то дело.."
Я пытался ему еще раз - просчитать его нищебродство. В долларах. Квартира - 100 тысяч долларов ( 6 миллионов) , машина - 5 тысяч, дача - еще 100 тысяч ( 6 миллионов) .
Итого - пятая часть долларового миллионера. да еще на подходе квартиры от тещи...
Вот так. Потому как власть-суки - бедный трудящийся человек брекеты не может ребенку поставить, а эти проходимцы жируют. И воруют. У него воруют. А этот аргумент любой другой перевесит.