Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Крокодил 1985(54) "Пуговица в авоське"

М. КОРЧАГИН,
специальный корреспондент Крокодила
                                ПУГОВИЦА В АВОСЬКЕ

ОБ ИЗДЕРЖКАХ ЖАНРА
       Трогательно милыми и непорочными кажутся подчас будущие герои фельетонов. Невинными исповедями разочаровывают они порой озадаченного сатирика, жадно  собиравшегося всеми видами транспорта к месту обитания своего персонажа. Но куда бесхлопотнее иметь дело с героем явно положительным.
         К одному из них-Николаю Николаевичу Заике, председателю группы народного контроля,- я и направился на Житомирский льнокомбинат.
          Но уже в стенах комбината сомнение закралось в блокнот. Как выяснилось, по мнению некоторых, далеко не розовым слыл тов. Заика. И, хотя мнения были анонимными,
тем не менее они впечатляли: имеет опоздания, нечуток к товарищам, бессовестно отсутствует на работе.
          Командировка была под угрозой срыва.
         Оставалось на всякий случай выслушать Н. Заику и позаботиться об обратном билете.
            - Скрывать не стану...- услышав про опоздания, сказал Николай Николаевич...

ПИКОВЫЕ СТРАСТИ
            В те дни на проходной было намечено провести рейды дозорных по борьбе с участившимися опозданиями работников комбината. Тетрадь не вмещала ФИО нарушителей, которых набралось около четырехсот. На следующее утро повторилось то же самое, а недоумевающая администрация устала карать бессовестных опаздывающих.
            Сам устроитель рейдов добирался до работы на трамвае №5. В вагоне бушевали страсти часа пик: кто отчаянно работал локтями, а кто-то, согнувшись в три погибели, судорожно выпутывал пуговицу пальто из чужой авоськи. Н. Заику неожиданно завертело
в людском водовороте и вынесло на не нужной ему остановке. В следующем трамвае кипели те же страсти. Иными словами, график движения ломался по всему пятому маршруту.
            А чуть позже «нарушитель» долго и надоедливо разговаривал по телефону с руководством депо. Потом составили акт и обратились за помощью в горисполком. Результат:
— Трамваи теперь ходят, как часы. А ведь все началось с будничного рейда дозорных...
— Допустим. Тогда почему вы «нечутки к товарищам»?- снова заглянул я в блокнот.-
К товарищу Столяренко, например. — Был такой случай,—развел руками «нечуткий» Заика...

СУРОВАЯ ЧУТКОСТЬ
            В то пасмурное утро Столяренко действительно ждал от Н. Заики сочувствия. У него разламывалась голова. Поправить дело можно было тем эликсиром, которым торгуют с одиннадцати до семи. Тут бы и посочувствовать бедняге: «Иди-ка ты, товарищ Столяренко, подремли покуда в красном уголке. К обеду разбужу». А дозорный Н. Заика фиксирует состояние опьянения.
          -  Нечуткий ты, Николаич, - огорчался Столяренко.—Участок наш без прогрессивки
теперь оставят. Я уже не говорю о том, какая будет брошена тень на наш с тобой" цех.
           Николаич об этом знал. Но «чуткость» так и не проявил, бессердечно записав прогул.
          Не хватило отзывчивости и на Л. Барановскую.Правда, последняя ничем подобным не болела, а спиртного не переносила на дух. Но недуг у нее был. Хотя особо не мучил он
Л. Барановскую. Лишь к концу рабочего дня на пути к проходной от волнения заметно под-
-скакивало у нее давление. На рекордную высоту подпрыгнуло оно, когда на проходной проводился очередной рейд. А в акте вскоре появились явные признаки скрытого недуга-
воровство льняных скатертей. И не одной Барановской становилось дурно под рентгеновским взглядом НК. В. Федоровская, к примеру, озабоченно держалась за поясницу, где покоилась простыня, И. Колесник заботилась о симметричности талии, затянутой ворованным пододеяльником. И все как один больше всего боялись увидеть себя в «молнии» или многотиражке.
         - Наказывайте как угодно,—просил очередной нарушитель,—только уж от срама этого оградите,- кивал он на творчество местных карикатуристов.—Поимейте чуткость...
           Но вот третий факт: бессовестный прогул подтвердился.

КОНЕЦ ГОПАКУ
          - Целую неделю однажды отсутствовал на комбинате Николай Николаевич,- охотно
подтвердил директор Л. Кузьмин.- Помню, забегает в кабинет секретарша. «Включайте скоренько телевизор,-кричит,-там наш Николаич гопака отплясывает». Включаю. А по Центральному телевидению на московской сцене ансамбль песни и пляски нашего комбината «Лёноцвит» во главе с его худруком Н. Заикой. Помню, на комбинате ансамбль
встречали как лауреата Всесоюзного фестиваля «Народное творчество» с большой золотой
медалью...
         - Пляскам моим теперь конец,- махнул рукой Николаич.-Вышел ансамбль в народные,- теперь отдохну. Не двужильный же я. Ведь когда избрали его еще и председателем группы НК, пришлось выбирать. И искусство на сей раз оказалось жертвой.
       -  И как это ни странно, не жалею,- вслух рассудил Николаич.—Возможно, прозвучит нескромно, но большое дело мы, дозорные, делаем на комбинате. 761 дозорный—это все-таки сила.
          Поэтому не было ошибкой, когда вскоре после выступления Генерального секретаря
ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР К. У. Черненко, на Всесоюзном совещании народных контролеров группе НК комбината празднично вручили Почетную грамоту Комитета народного контроля СССР.

ЧАЕПИТИЯ В «ЛЕГЕНДЕ»
              - По саду прогуляться не желаете? - неожиданно спросил Николай Николаевич в
конце рабочего дня.
            Против я, конечно, не был, но за окном лежали неуклюжие сугробы и убедительно
потрескивал мороз. Николай Николаевич отворил обычную дверь, и мы оказались в зарослях необычного сада с кучерявым кустарником и ершистыми кактусами.
             - Пятый год уже принимает ткачих комната
отдыха «Зимний сад». И если вам лень идти в столовую и ваша сумка благоухает домашними пирожками да-подрумяненными кулебяками, то горячие самовары всегда к вашим услугам.
             А когда-то на месте этого сада пустовала часть цеха. До тех пор, пока НК не поставил вопрос об оранжерее. Вопрос, цвести или не цвести саду, решили не сразу. Не администрация пошла навстречу, и за возведенными перегородками заблагоухал оазис. Да не один. В другом цеху появилась комната отдыха «Легенда», а в третьем—«Мелодия». В
«Сказке» из маленького озерца на нас таращила глаза черепаха по кличке Тортилла.
          - Попугаев не хватает с пальмами,- улыбаясь, говорит Николаич.—Говорящего
какаду год назад принести обещали, да все несут. Не люблю необязательных людей...
           - А что сейчас делают обязательные - ваши коллеги дозорные?
           - Дел-то нам, народным контролерам, хватает всегда. Особенно в завершающем году пятилетки. Без работы не останемся, пока есть прогульщики, по вине которых, кстати, «прогуливают» и станки. Да и несуны с бракоделами скучать не дают.
            ...Кончился рабочий день. В сумерках цехов остывали станки. Последний раз устало зевнула проходная, сомкнув за нами двери. К остановке «Льнокомбинат» минута в минуту подошел 5-й трамвай. А когда мы попрощались, я открыл блокнот и с удовольствием вычеркнул те три строчки, надиктованные шептунами.
            Хотя ничуть и не удивился я этим строчкам. Для появления таковых обычно достаточно быть в меру строгим, требовательным. Таким, как Николаич.
            И шептуны тут как тут.
г.Житомир.

Крокодил 1985(25) "Привет от старых штиблет!"

     ПРИВЕТ ОТ СТАРЫХ ШТИБЛЕТ !

         Долго, может быть, даже двадцать лет подряд наносила урон государственной казне существующая на Карагандинской обувной фабрике должность вахтера. За полносменное бездельничанье звонкую монету получал вахтер и цинично не отрывал взгляда от страниц очередного тома «всемирки» даже в моменты массового исхода трудящихся с территории фабрики. Потому что знал: нет, не схватить ему за руку несуна, маскирующего уворованную продукцию предприятия под естественные выпуклости фигуры.
         На стойком нуле держался процент хищений.
         Обувь, производимую Карагандинской фабрикой, брать не хотели и даром...
         Конечно, когда-то была и у карагандинских обувщиков золотая пора. В годы поголовного перехода населения с бахил, чунь и кирзы на нечто более эстетичное внушительным спросом пользовались и суконные сапоги на тяжелой, как водолазные груза,
черной резиновой подошве, и каменные, не очень ладно скроенные, но крепко сшитые танкетки с пантолетками.
          Но в ногу с прогрессом шагали жители как облцентра, так и области, и настал момент, когда брезгливо глянул вниз карагандинец:
          - Что это за мерзость на ногах моих? Оно, конечно, в ногах правды нет, но вот у меня аэробилет в столицу, где хочу истратить я отпуск в хождении по театрам и концертным залам. Не завернут ли меня от парадных подъездов Большого, Малого и средних театров билетеры? Не объявят ли, что в такой обуви даже и саночистные работы проводить грех, а не то что «Тоску» слушать? Я желаю топтать столичное бульварное кольцо и даже родные карагандинские тротуары элегантными туфлями!
           Но и год, и пять, и двадцать лет подряд продолжала гнать фабрика один и тот же унылый текстильно- резиновый ассортимент, прогибая полки магазинов и рождая в среде продавцов разговоры:
          - Надо же, перестала тратить моль тряпочную карагандинскую обувку. Раньше за милую душу жевала, а теперь в рот не берет. Тоже, видно, пресытилась и сейчас перешла в отдел сопутствующих товаров, жрет носки эластик, чулки со швом.
           Между тем отношение планирующих организаций, в том числе и Министерства легкой промышленности СССР, к обувной фабрике в Караганде было таким, словно данное предприятие выпускает не товар, который должен учитывать чуть ли не ежемесячные колебания и шараханья моды, а нечто устоявшееся веками, скажем, скрепки канцелярские, и не выделялось обувщикам ни новых станков, ни модных материалов.
           Минлегпром же республики вообще забыл о фабрике, выпускающей, между прочим, ежегодно три миллиона пар своей обреченной на складское гниение продукции, и не выделил ни одной единицы оборудования по планам технического перевооружения отрасли, рассчитанным до 1990 года.
           Так, наверное, и вступили бы в третье тысячелетие карагандинские обувщики, именуемые в народе за аховость продукции сапожниками. Выполняли бы и перевыполняли, как и все эти годы, план по производству архиархаичных суконно-резиновых сапог, распределяли бы места в соцсоревновании, получали премиальные надбавки и, возможно, стачали бы столько неходовой обувки, что, сложи ее в кучу, самый высокий карагандинский террикон показался бы в сравнении с нею кротовьей горкой...
           Но... (С каким удовольствием выписываю я это обычно сакраментальное и не обещающее ничего хорошего «но»! Как отличается оно от всех прочих «но»!)
           ...Но однажды закончила рабочую смену пошивщица обуви Валентина Рузанова, сменила спецовку на костюм со значком депутата Верховного Совета Казахской ССР и, ожидая в депутатском кабинете очередного посетителя, принялась подбивать некоторые итоги своей работы.
            Наказ избирателей—открыть в районе детский садик—выполнен на двести процентов: два детских сада получили ребятишки...
           Мать Владимира К. теперь при встречах с нею если и плачет, то от радости: возымело действие письмо депутата Рузановой в Минздрав СССР, и под завязку загруженный работой курганский чудодей Илизаров поставил на ноги Владимира, с детских лет страдавшего сильнейшей хромотой...
           Многодетная семья шахтера Цветова получила недавно квартиру, и самым дорогим гостем была на новоселье Рузанова, истратившая немало времени в жилищных хлопотах.             Вот только подруга по смене, приютившись в обеденный перерыв у станка и развязавши свой «тормозок» — взятый из дома обед,—бросила недавно с укоризной: «Ты, Валя, депутат, но хоть и не получала от нас такого наказа, а могла бы и посуетиться, чтобы на фабрике бытовки, что ли, организовали. В чистое переодеваемся тут же, мужиков-наладчиков отвернуться заставляя...»
           «У нас на фабрике...— Валентина открыла форточку, впуская в кабинет свежий воздух.—У нас на фабрике ломать все надо! Сколько же можно за халтуру деньги получать!»
            И эта, может, и не совсем так сформулированная мысль заставила Валентину Рузанову ни много ни мало коренным образом переменить всю обстановку на Карагандинской обувной фабрике, с хрустом сломать унылую систему получения денег за производство откровенно дрянной продукции.
            «Нас премируют за брак!» — так озаглавили во всесоюзной газете письмо-крик депутата В. Рузановой, и столь откровенно и доказательно рассказало оно о том, что творится на фабрике, что одновременно с выходом газеты в дирекции Карагандинской обувной фабрики телефон взорвался непрерывным междугородным звонком. Валентину Рузанову и всю администрацию вызывали в Москву,- в Министерство легкой промышленности.
              И в столичном министерстве не выбирала Рузанова обтекаемых выражений, сыпала, характеризуя продукцию родной фабрики, прилагательными «дрянная», «неходовая», «устаревшая». И хоть и пытался слегка приуспокоить ее директор фабрики
А. А. Кнорр, но с грохотом вывалила депутат Валентина Рузанова на полированные министерские столы образчики карагандинской обуви, вызвав единодушный выдох: «Ах! Ну и древность! Ну и позавчерашний день!» »
                На «древности» и «позавчерашнем дне» стояли ярлыки с датой-1984.
                 -И что?- спросила в наступившей затем тишине депутат Рузанова.— Будете, уважаемые товарищи, принимать какие-то меры, или нам продолжать перевыполнять планы по выпуску этой дряни?
                 ...А потом был приказ министра легкой промышленности СССР Н.Н.Тарасова от 24.04.1984. Такой это был приказ, что при зачтении его на фабрике собравшиеся ежеминутно разражались громовыми аплодисментами, а отдельные места даже бисировались! Прицельная конкретика, уверенные «выделить », «обеспечить», «оформить», «разработать и осуществить» открывали перед фабрикой такие горизонты, какие не распахиваются даже с главной вершины Алатау, семитысячника пика Победы. А
вскоре на склады прибыли первые тюки кожи, да такой, что и бальзаковская шагреневая, пожалуй, уступала ей по качеству выделки. И наимоднейшие литые несносимые подошвы поступили, и модная фурнитура, и образцы, по которым начали производиться первые партии обуви.
                  С некоторым даже благоговением брали в цехах мастерицы дивные, ранее никогда не виданные материалы, ласково поглаживали лаковые поверхности. И было единодушно решено: такой товар да вдруг косой строчкой либо халтурным клеением испортить? Да никогда в жизни, пусть лучше руки отсохнут! Дадим, сказал коллектив, обувь модную, классную и чтобы ни полпроцента брака!
              - «Копакабана»,—торопливо прочитала спустя некоторое время после издания приказа одна из местных модниц, продравшаяся к прилавку обувного магазина, фирменную золоченую этикетку на заветных босоножках с низеньким каблучком и легкими, но прочными полосочками-перепонками. «Итальянские, видать». Но, приглядевшись, изумилась: «Да нет же—«Караганда»! Наши? Карагандинские?!»
           Такой взлет популярности изделий Карагандинской обувной фабрики изумил и даже испугал работников торговли, и с тех пор дирекция магазинов, «выбрасывая» в продажу обувь земляков, оповещает об этом райотделы милиции: «Товарищи! Завтра мы планируем начать торговлю дамскими сапожками производства местной фабрики, так вы уж обеспечьте сотрудника для поддержания порядка, а то в прошлый раз две покупательницы совершили невероятное: разорвали пополам полиуретановую подошву не поделенного ими сапога».
         И опять покупатели недовольны Карагандинской обувной фабрикой: мало, категорически мало выпускает она своего товара на рынок.
          - ...Значит, живете и работаете теперь в режиме наибольшего благоприятствования? – поинтересовался я у Валентины Рузановой после того, как мы с нею обошли начинающую коренное преображение фабрику.
      - Вы вот что,—сказала Валентина.— Вы портфель опустите на землю, вам и вторая рука понадобится для загибания пальцев, чтобы проблемы подсчитать. Георгиевский кожкомбинат нам спички в колеса вставляет регулярнейшим образом: шлет кожи черт-те каких колеров, таких и в спектре нет. Джамбулское кожобувьобъединение тоже в цветовой
импрессионизм то и дело ударяется. Начальник Казахского кожевенного обувного объединения У. И. Мадалиев взял и урезал нам поставки хрома на 4 миллиона квадратных дециметров. Армавирский комбинат искусственной подошвы вместо ходовых размеров подсовывает самые ненужные, ташкентское кожобъединение «Узбекистан» и Калининский комбинат искусственных кож—тоже, как сговорились. А от Московского кожобъединения обещанного хрома ялового мы имеем 0,0дм2... Вы найдите для печатирезонные слова к поставщикам. Найдете?
            Нашли.
            Товарищи поставщики! Карагандинская обувная фабрика, можно сказать, делает первые шаги, вернее, переучивается ходить. Ей-богу, грешно это: вместо поддержки подставлять ножку. Это, если хотите, просьба или совет Крокодила. Крокодилу, увидевшему на Карагандинской обувной фабрике модели, радующие сердце и ступни покупателей, весьма и весьма не хотелось бы, чтобы перерожденное предприятие вдруг шагнуло бы из-за нерасторопности партнеров назад во вчерашний день. И вынуждено было бы вернуться к изготовлению серятины, взяв которую в руки получаешь, так сказать, унылый привет от старых штиблет...



Крокодил 1985(24) Летающий транзистор, или ручки вверх !

МЕЛОЧЕЙ НЕТ!

              Фломастер, карандаш, авторучку человек берет в руки сызмальства и не расстается с ними всю жизнь. Детские каракули сменяются школьными диктантами, потом, возможно, первыми лирическими стихами, студенческими конспектами, романами и документами международного значения.
              Так что качество всего того, что обозначается суховатыми словами «средства письма»,это совсем не мелочь, как может кому-то показаться на первый взгляд.
             Не так давно были пересмотрены стандарты с целью повышения технического уровня авторучек, механических карандашей, фломастеров и пишущих узлов. Казалось бы, все, кто выпускает «средства письма», должны были немедленно перестроиться. Но, увы, этого не произошло.
            Госстандарт проверил соблюдение стандартов на тридцати шести предприятиях России, Украины, Грузии, Армении, Киргизии, Латвии, Азербайджана
и Молдавии. Результаты проверки оказались весьма неутешительными.
           Из 255128 проверенных авторучек, фломастеров и механических карандашей 144567 не соответствовали требованиям стандартов. А ведь это более пятидесяти шести процентов! Вот скольких покупателей огорчили бы эти пишущие средства, попади они на прилавок.
          Так что тема для нашего нынешнего разговора есть!

ЛЕТАЮЩИЙ ТРАНЗИСТОР, ИЛИ РУЧКИ ВВЕРХ !

          То, что Пушкин был гением, сомнений не вызывает. Помните, с какой очаровательной легкостью описал он творческий процесс? У него и мысли волнуются, и рифмы бегут мыслям навстречу. А остальное, как говорится, дело техники: «...пальцы тянутся к перу, перо к бумаге, минута, и...»
         Хорошо классику. Мысли наличествуют, бумага есть. И перо, хоть и поскрипывает,
пишет безотказно. Гусь без НОТа, АСУ, НИИ, ОТК и ГОСТа производил перо—средство
письма, по-нынешнему—отменного качества, не халтурил. И с валом у гуся был порядок.
Всем грамотным перьев хватало.У нас тоже наблюдается известное волнение мыслей. Рифм, слава богу, для фельетона не надо. Наши пальцы тоже тянутся к перу, перо к бумаге, минута, и...
        Вот на этой фразе мы сменили шариковую ручку. Та, которой написаны три предыдущих абзаца, забастовала, как ни грели мы ее своим дыханием, как ни раскаляли над газовой горелкой. Ладно, взяли перьевую. С ее помощью легли на бумагу следующие строки.
          Помнится, не так давно нас за уши было не оттащить от телевизора: очень уж захватил десятисерийный детектив. Яркое впечатление оставил, в частности, тот эпизод сериала, где отъявленного гнуса Дубова, шпионившего под кличкой «Трианон», наконец-то берут на его квартире. Но этот изворотливый тип, сославшись на то, что, дескать, предложенная ему ручка плохо пишет, получает разрешение воспользоваться собственной ручкой. А в ней, как это водится у шпионов, смертельный яд. И вот уже Трианон замертво валится на пол.
           Многие потом недоумевали: как, мол, это наши чекисты допустили подобную оплошность? А на чем, спрашивается, так тонко сыграл шпион? На качестве ручек! Да и
чекист, видимо, знал, что «средства письма» у нас частенько барахлят. Вот и не заподозрил подвоха. Не ручаемся, конечно, что Юлиан Семенов рассуждал, как мы...
          Тут нам опять пришлось сменить ручку. Наша перьевая вдруг стала яростно плеваться чернилами, и за кляксами на листе пропали слова. Мы взяли фломастер. Толстовато пишет, зато без клякс. На количество средств письма нам обижаться
грех. Только перьевых и шариковых авторучек у нас ежегодно производится четыреста семьдесят миллионов штук. Делают их многие, но главным является союзный Мин-
прибор, имеющий мощные заводы в Москве, Ленинграде, Харькове и Ярославле. Они-то и призваны задавать тон всей отрасли. Как же славно выглядит продукция этих
четырех головных предприятий в цветном рекламном буклете «Союзоргтехники»! Чего тут только нет—глаза разбегаются! Тут авторучки с перьями открытыми, полузакрытыми и закрытыми, с плоскими и круглыми, с золотыми и упроченными твердыми сплавами. Тут- ручки с поршневыми и вакуумно-пипеточными механизмами, со сменными чернильными ампулами. Тут популярные шариковые авторучки с неподвижными и выдвигающимися стержнями. Их корпуса и колпачки всех цветов радуги: пластмассовые, металлические, хромированные, эматалированные, с вибронакаткой. Тут волоконные карандаши—фломастеры и чудодейственная ручка «Сигнал» с капиллярно-пишущим стержнем, способная якобы писать на дереве, пленке, керамике и металле. Тут роскошные подарочные экземпляры для уходящих на пенсию и молодоженов.
            Словом, с дизайном вроде бы все в порядке. Но что нам дизайн, если ручка толком не пишет?
            Вспоминается, что в давнем юмористическом рассказе транзисторный радиоприемник парил в воздухе.
- Ну, как? Здорово?- спрашивает автор изобретения.
- Здорово! - отвечают ему.-А теперь покажите, как он играет.
Изобретатель уходит, ошеломленный такой постановкой вопроса, но вскоре возвращается.
Подброшенный вверх приемник шлепается на пол.
- Ну, а теперь как?- гордо спрашивает умелец.
- Но он же у вас не играет!
- Да, но зато уже не летает!..
        Ну вот! Теперь докончить мысль не дал иссякший фломастер! Бледнела, бледнела строка за строкой, пока наше «средство письма» вовсе не перестало оставлять след,
будто мы пишем симпатическими чернилами. Придется продолжить мысль карандашом.
         Да, как ни крути, но приемник должен прежде всего играть, топор-рубить, лампочка- светить, а пишущее средство—писать. Писать чисто и непрерывно с первого прикосновения к бумаге. Никакой дизайн этого качества не заменит.
         Госстандарт это прекрасно понимает и потому требует строжайшего соблюдения технологической дисциплины, начиная от разработки модели и кончая хранением.             
         Конструкторы, хотя это для них и обидно, обязаны для каждой новой модели выбрать аналог из числа лучших мировых достижений. Есть на кого равняться, есть под кого делать. А когда сделано?
          Вы представить не можете, какие сложнейшие испытания должна пройти скромная перьевая ручка! Будет проверена длина линии после одной заправки, время расписывания ручки после восьми часов хранения с надетым колпачком и после тридцати минут пребывания ее с открытым пером. Ручку будут бросать на пол с полутораметровой высоты для выяснения прочности. Будет проверена ее герметичность при повышенном давлении, будет установлено, нет ли самопроизвольного вытекания чернил при нагревании корпуса ручки от соприкосновения с рукой. Специальная машинка восемь тысяч раз отогнет держатель колпачка на два миллиметра. Восемьсот раз будут набраны и выпущены чернила. Упакованную авторучку хорошенько потрясут с частотой толчков восемьдесят- сто двадцать в минуту, имитируя все транспортные невзгоды.
             Разумеется, такую «камеру пыток» проходят лишь счастливицы, наугад взятые из большой партии. Но выдержавшая все испытания авторучка, увы, продаже не подлежит.
              Она на пределе своих ресурсов, она устала.
             Те же, которых не подвергали таким проверкам, вполне могут забарахлить. И      частенько это делают. Ничего чересчур удивительного в том нет.
              Заводы-изготовители имеют дело с множеством поставщиков, качество продукции которых они просто не имеют сил проверить. Ну как, скажем, ярославской «Оргтехнике» проконтролировать размер, химический состав и форму каждого из тридцати миллионов рутениевых шариков для упрочения пера, которые дает Свердловск? Опять-таки лишь выборочно! А уральцы гонят шарики не круглые, а яйцевидные и большего размера. Или как соответствующему предприятию в Кишиневе, выпускающему оргтехнику, убедиться в доброкачественности шести миллионов графитных стержней, полученных с фабрики имени Крупской из Москвы? Тоже выборочно! Или мыслимо ли опробовать каждый пишущий узел для шариковой ручки, миллионами выпускаемый
на Мин-Кушском заводе в Киргизии? Выборочно! И как быть, если большинство поставщиков упорно не желает считаться с требованиями ГОСТа?
          Одна выборочная проверка наслаивается на другую, а мы в результате покупаем непишущую .авторучку и нерисующий фломастер.
           Летающий транзистор покупаем мы...
           Вот те раз! Нажали в справедливом гневе посильней на карандаш, и готово дело—грифель сломался. Вооружимся очередным «средством письма», чтобы как-то закончить наш разговор. .
          Один небезызвестный .литературный герой отказывался от вечной иглы для примуса на том основании, что он не собирается жить вечно. По той же причине мы отказываемся от вечного пера. Но это еще не повод, чтобы давать нам перья, пишущие всего минуту или не пишущие вовсе. Ведь до смешного доходит. Нам порой телефон доброй приятельницы  обгоревшей спичкой записать легче!
          Кто-то в свое время сочинил шутливый афоризм:
         САМАЯ ХОРОШАЯ ПАМЯТЬ ХУЖЕ САМОЙ ПЛОХОЙ АВТОРУЧКИ!
           Не знаем, не уве...

ЗНАКОМЬТЕСЬ- «ПЕРЕДОВИКИ»
1-е место—ЗАВОД «ОРГТЕХНИКА» МИНПРИБОРА (г. Мин-Куш).
В результате проверки из годовой продукции забраковано:
а) по качеству письма—27000 пишущих узлов;
б) по маркировке и упаковке—110000 пишущих узлов, 6000 фломастеров
«Гюзаль», 575 механических карандашей «Конструктор»;
в) по размерам—5730 шариковых авторучек.
2-е место—ФАБРИКА ИМЕНИ КРАСИНА МИНМЕСТПРОМА (г. Москва).
а) поставила в 1983 году кишиневцам 6158925 дефектных чернографитных
стержней;
б) по качеству письма забраковано 1700 фломастеров.
3-е место—ЗАВОД «СУХУМПРИБОР» МИНПРИБОРА (г. Сухуми). В 1983 году
поставил ленинградскому п / 0 «Союз» и харьковскому заводу «Оргтехника» 3 000 000 дефектных шариков для пишущих узлов.

ЧИТАТЕЛЬ! ПОЛУЧАТЕЛЬ! ПОКУПАТЕЛЬ! СОБЛЮДАЙ
ОСОБУЮ ОСТОРОЖНОСТЬ ПРИ ВСТРЕЧЕ С
ИЗДЕЛИЯМИ ЭТИХ ПРЕДПРИЯТИЙ! СЕМЬ РАЗ ПРОВЕРЬ,
ОДИН —КУПИ!



Дети и БЕЛАЗ


В просоветских группах очень любят постить фото с огромным самосвалом и детсадовцами, которые на фоне этого гиганта советского машиностроения с игрушечными самовальчиками переходят улицу под бдительным присмотром заботливой воспитательницы и очень доброго "дяди Стёпы"-постового, останавливающего поток машин, что бы дать колонне детишек дорогу (молодым везде у нас дорога!)

Картина, демонстрирующая и невиданную в мире мощь советской промышленности, и неусыпную заботу о будущем страны, и приемственность поколений, которые наигравшись в раннем детстве игрушечными самосвалами и насладившись любовью и попечением советского педагогики и советской милиции, непременнно создадут, когда вырастут, нечто еще более глобальное, чем грандиозный Белаз.

И никого не волнует явная постановочность фотографии, которую выдает хотя бы неуместность (мягко говоря) карьерного самосвала на улицах столицы союзной республики. С такой же мерой достоверности можно было отснять запуск космического корабля с Красной площади.

Оказалось в истории этой фотографии действительно отражается вся "мощь" СССР. Точнее - мощь пропагандистской советской машины.

Чтобы сделать кадр «БелАЗ в Минске» возле сквера Янки Купалы, фотограф Юрий Иванов договорился с огромным количеством людей, начиная от директора завода и заканчивая милицией: «Для съемок с верхней точки заказал машину с телескопической вышкой. На проспекте пришлось специально поднимать троллейбусные провода, чтобы самосвал их не зацепил. Статного регулировщика нашли в ГАИ, а детей – в ближайшем к перекрестку садике. На фабрике игрушек специально сделали деревянные БелАЗики, которые после подарили юным участникам фотосессии на память. И вот стою на вышке, все готово - милиционер, дети, провода, игрушки. И только БелАЗа нет - сломался. Через несколько дней починили, и этот кадр удался.»

Чучхе и современные технологии

Андрей Ланьков, спец. по обеим Кореям, пишет:
Есть в КНДР одна замечательная традиция – выдавать импортную технику за свою. Восходит она к тем временам, когда с советской и восточноевропейской техники снимали таблички, указывающие на место производства, и вешали другие, с указаниями на то, что данный станок произведён в КНДР (да и по телевизору это ещё потом показывали, слегка пробешивая ко многому привычных советских дипломатов). Впрочем, не все производители против такого возражали: японцы ещё в семидесятые делали под северокорейские заказы бытовую технику, которая уже на этапе производства маскировалась под изделия северокорейского производства (корейские надписи везде и т.д.). Им платили деньги, а престиж их не волновал особо - тем более, что занимались этим не самые большие и не самые известные фирмы. Ну а в КНДР всё это помогало народ патриотически вдохновлять и наполнять его сердца чувством национальной гордости.

Сейчас так играют, в частности, со смартфонами. Главный северокорейский смартфонный брэнд – «Пхеньян» долгое время делался на заводах китайской фирмы Gionee, но подавался как сделанный в КНДР. Однако Gionee обанкротилась, и производителя чучхейских смартфонов пришлось менять. Сейчас, как выяснили любители-потрошители северокорейской электроники (такие есть), последние модели «Пхеньянов» делают в Гонконге, на заводах фирмы LT Mobile International Limited. Ну и хорошо.



Вот так да ! Ларчик, оказывается, открывается достаточно просто...