Максим (monetam) wrote,
Максим
monetam

Category:

Про пенсионную реформу-12, или пенсии в царской России.

Немногие знают сейчас, что социальное страхование, и вообще рабочее законодательство России к 1912 году было лучшим в мире – об этом публично заявил американский президент Тафт в 1912 году [Буркин А. И., Начало. М.: Купина, 1997]. Но , думаю, ещё меньше людей знают, что к 1914 году уже практически все «бюджетники» (говоря нынешним слэнгом) имели право на государственную «пенсию по старости». К 1914 году право на государственную пенсию за выслугу лет («за долговременную беспорочную службу») имели все «бюджетники», то есть:


  • чиновники всех ведомств, всех классов, а также канцеляристы;


  • офицеры и прапорщики армии, таможенной службы, жандармского корпуса и др.;


  • учителя (в том числе народные, начальных классов), законоучителя и служащие духовных учебных заведений, а также преподаватели, профессора университетов и других учебных заведений;


  • ученые и инженеры на всех казенных заводах, всех ведомств и организаций; врачи и фельдшеры (в том числе ветеринарной службы), а также служащие и нижние чины (обслуга) казенных больниц и заведений;


  • к 1914 году право на государственную пенсию за выслугу лет получили и рабочие казеных заводов[Фельдман М.А. Стимулы к труду в промышленности Урала в первые десятилетия XX века.с.45]. Кстати, к 1917 г. рабочих в РИ было не так уж мало – 11%, а вместе с членами семей 22%.



  • У обычных граждан Российской империи пенсионное обеспечение состояло из нескольких слагаемых. Главное, конечно, это государственная пенсия «за долговременную беспорочную службу» либо пенсия по болезни (инвалидности) в случае вынужденного досрочного ухода с работы по состоянию здоровья, причем с 1912 года пенсия по инвалидности выплачивалась и рабочим частных предприятий.

Второе слагаемое — эмеритура — сумма, выплачиваемая отдельными ведомствами (например, инженеров путей сообщения, горно-инженерным, юстиции и так далее) своим пенсионерам из кассы взаимопомощи пожизненно при условии, что человек отчислял в эту кассу взносы на протяжении десяти лет. Размер эмеритуры порой не уступал размеру государственной пенсии!

И третье: пенсии, полагающиеся кавалерам наиболее престижных государственных наград. На самом деле этот контингент был не мал, и включал также солдат, награжденных георгиевскими крестами. В годы Первой мировой георгиевские кресты разных степеней получили почти полтора миллиона солдат — все они имели бы после войны и многие другие льготы. Имели бы…

Возвращаясь к пенсиям за выслугу лет («по старости»), следует сказать, что единого для всей империи возраста, по достижении которого человек автоматически считался пенсионером, не было. Но чтобы получить пенсию в размере 100% своей зарплаты (тогда говорили «получить полный оклад») следовало проработать 35 лет. Речь об общем стаже, советское изобретение «непрерывный стаж» в те времена известно не было. Работники, прослужившие 25 и более лет, имели право на «половину оклада». Каковы были пенсии за выслугу лет у рабочих до1917 года? Поскольку они были введены только в 1914 году, а во время войны вряд ли о них писали где либо (во всяком случае мне не удалось найти сведений об этом в публикациях того времени), то оставалось искать только в архивных публикациях по истории рабочего движения в России первых послереволюционых лет (до середины 1920-х годов статистики еще не врали). Один такой источник мне удалось найти: согласно опубликованным в 1923 г. данным «Архива истории труда в России» [Архив истории труда в России. Книга 9. Петроград, 1923., с.135, 141] пенсии у рабочих Петрограда в начале 1917 г. очень сильно различались – в пределах от 300 до 3000 р. (и более) в год (т.е. от 25 до 250р. в месяц) Напомним, что средняя по России месячная зарплата рабочих в начале 1917 года составляла 116 рублей (на оборонных заводах не менее 160-ти и до 400 рублей), а средний бюджет семьи из трех человек составлял 169 рублей [13, Книга 9, с.59-60].. Накануне Февральской революции пенсии были повышены: минимальные на 75%, максимальные на 25%. Там же («Архив истории труда в России», с. 135) указано, что семьям рабочих, призванных на военную службу, сохранялось содержание (в том числе пенсия кормильца семьи), в зависимости от семейного положения: семьям с детьми – 100% содержания, бездетным – от 75 до 50%.

Пенсионные льготы предоставлялись прежде всего тем, кто вынужден был досрочно уйти в отставку по состоянию здоровья. Право на максимальную пенсию они получали при выслуге 30 и более лет. Стаж от 20 до 30 лет обеспечивал 2/3 оклада, а от 10 до 20 лет — треть. Если болезнь не позволяла человеку не только работать, но даже ухаживать за собой, «полный оклад» полагался после 20 лет работы, 2/3 при выслуге не менее 10 лет, а треть — при наличии трудового стажа хотя бы пять лет. Помимо трудового стажа было еще одно принципиальное условие: служба на протяжении всех лет должна была быть «беспорочной».

Что касается уволенного по статье через суд или начальством, он мог устроиться на другую работу и там заслужить пенсию. В этом случае отсчет выслуги лет начинался с нуля. Сложнее было гражданину, имевшему проблемы с Уголовным кодексом. По российскому законодательству никто не мог вернуть ему утраченные пенсионные права, кроме, разумеется, государя. Однако прошение на имя главы государства следовало подавать не сразу по отбытии наказания, а хотя бы после трех лет беспорочной службы. Этот минимальный стаж служил свидетельством того, что вчерашний правонарушитель стал на путь исправления и может быть прощен.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments