Максим (monetam) wrote,
Максим
monetam

Про управлениеи его восприятие ( по Фрицу)

Приходилось ли вам наблюдать за общедомовыми собраниями? Рекомендую, весьма протрезвляющее зрелище.

Проблемы дома жильцы обычно знают, высказываться не стесняются. Наперебой критикуют управдома, который у них всегда вор, неумеха и подлец. Если вы читали комментарии к политическим новостям, вы понимаете, в каком ключе проходит дискуссия — обличители обличают, «власть» вяло, без особой надежды на успех, пытается доказать, что она не верблюд.

Иногда собрания проходят по более радикальному сценарию — какая-нибудь наивная душа произносит «доколе» и призывает к перевороту. Как правило, те же самые жильцы, которые только что критиковали действующего управляющего, немедленно выливают ушат грязи и на новичка, после чего тот понимает, куда ввязался, и делает шаг назад. Однако если новичок проявляет настырность и таки меняет власть, занимая после тяжёлой борьбы кресло управдома, он тут же становится в глазах значительной части жильцов очередным драконом.

Проходит совсем немного времени и новичок с горящими глазами, который искренне пытается решить накопившиеся за долгие годы проблемы, внезапно понимает, что другие жильцы воспринимают его не рыцарем в сверкающих доспехах, а... удобным мальчиком для битья.

В девятнадцатом веке было проще. Можно было срывать злость на домочадцах, можно было вполне официально мучать кошек и собак. Сейчас закон и общественная мораль связывают агрессорам руки — представители власти осталась сейчас чуть ли не единственной отдушиной, на которых люди с определённым складом характера имеют право изливать всю копящуюся у них ненависть.

Попробуйте предложить такому борцу за справедливость самому сесть в кресло управдома, чтобы починить крышу или водопровод. Он просто отмахнётся от такого предложения — он здесь не для того, чтобы работать. Ему, собственно, глубоко безразлично, кто конкретно занимается домом — проворовавшийся бандит или энергичный и талантливый управленец. Борец за справедливость критикует не потому, что у него есть реальный повод для критики, а потому, что у него есть потребность критиковать.

Проблема тут, впрочем, отнюдь не в борцах за справедливость. Проблема тут в нас. Если наш сосед выйдет во двор и пнёт кошку, окружающие его немедленно остановят. Если наш сосед начнёт рассказывать, что управляющий сволочь и вор, его будут сочувственно слушать, хлопать по плечу и называть порядочным, совестливым человеком.

Напротив, попробуйте сказать слово в поддержку своего управдома. Вас немедленно заклеймят сволочью-подлизой, которая наверняка ещё и имеет толику малую от откатов и прочего подразумеваемого воровства.

Придя во власть, будь то руководство небольшим многоквартирным домом или, допустим, работа в госучреждении на должности небольшого начальника, любой новичок сталкивается с мощным потоком агрессии в свой адрес. Он становится кем-то типа негра в XX веке или, если угодно, кем-то типа русского в западных независимых СМИ. Его можно теперь совершенно легально называть «чинушей» и прочими обидными словами, его работу можно смешивать с грязью, его можно абсолютно легально обвинять в воровстве и прочих грехах.

Представьте, вы работаете системным администратором, настраиваете компьютеры и прокладываете локальные сети. Вечером вы идёте с другом в боулинг и вскоре оказываетесь за столом в компании малознакомых вам людей.


— А ты кем работаешь?
— Сисадмином.
— Подворовываешь? Да ладно, не отпирайся, все админы воруют. У меня был знакомый админ, микросхемы из компов крал, пока не поймали. На новом мерседесе на работу ездил, но оставлял его за одну остановку от офиса.
— Да нет, я не ворую. Вообще, зря вы так, сисадмины довольно редко воруют.
— Да не ври ты, всё равно не поверим. Кстати, самому-то тебе не противно так жить? Знаешь, как в народе говорят? «Лучше дочь проститутка, чем сын сисадмин»...


Дико звучит, верно? Однако для представителей власти, — даже столь скромной, как власть управдома, — это суровая реальность. Стал «чинушей»? Всё, теперь ты в угнетаемом сословии. Формально законы на тебя, конечно, распространяются, однако общество охотно поддержит любые обвинения и любую агрессию в твой адрес. Назвали вором в оппозиционном блоге, значит ты точно вор, а тот, кто назвал тебя вором — храбрый борец за правду. Можешь даже не оправдываться: оправданиям «чинуши» никто не поверит, а если ты попробуешь защитить своё доброе имя в суде, это всего лишь добавит к твоему послужному списку ещё одно пятно, обвинение в подкупе суда.

Кстати, как ни удивительно, особенно охотно пользуются правом на агрессию бизнесмены, представители другого угнетаемого сословия. Будучи значительно богаче среднего чиновника, и поневоле понимая вдобавок все сложности работы управленца, бизнесмены тем не менее редко отказывают себе в удовольствии сладострастно поплевать в сторону абстрактных «чинуш». Это объяснимо: довольно тяжело жить в ситуации, когда ты работаешь по 12 часов в день, а тебя называют «паразитом» и «эксплуататором». Хочется для равновесия тоже иметь возможность легально на ком-нибудь оторваться.

В общем, коллеги, в итоге мы имеем то, что имеем. Порядочные люди довольно неохотно идут во власть, так как в нагрузку к очень непростой работе чиновника они получают ещё и ежедневный ушат грязи от тех, кому хочется срываться на ком-нибудь безответном. Люди малопорядочные, напротив, во власть идут довольно охотно, так как возможность воровать компенсирует им любые неудобства.

Вторым очень неприятным следствием этой атмосферы ненависти является тлеющий конфликт между властью и обществом. Будьте уверены, если за утро на паспортистку три раза накричали борцы за справедливость, днём ей будет довольно сложно заставить себя искренне вникать в проблемы посетителей. Даже самому лучшему в мире чиновнику тяжело работать в среде, в которой его считают кем-то типа надзирателя в лагере политзаключённых. Казалось бы, в хорошей работе чиновников заинтересованы мы все, однако на практике общество проводит чёткий водораздел между «народом» и чиновниками, которые якобы этот «народ» угнетают. Скажите случайному прохожему что-нибудь типа «чиновник должен сидеть в тюрьме», и он наверняка охотно согласится с вами.

Всё это, конечно же, очень неприятно и несправедливо. Не верьте тем, кто говорит, будто вся проблема в Путине, и что нам надо вернуть Ельцина, Сталина или Николая II. Если завтра кто-нибудь из этих исторических персонажей восстанет из могилы, чтобы править Россией, будьте уверены, те же самые критики власти начнут поносить его с утроенной, если не удесятерённой энергией. Собственно, сейчас это можно наблюдать практически в прямом эфире: среди тех, кто недоволен Путиным, основной костяк составляют люди, которые в своё время были недовольны Ельциным, а до того (если позволял возраст) пылали гневом в адрес Брежнева и Горбачёва.

Наше государство несовершенно, наше чиновничество кишмя кишит ворами и неумехами. Это факт. Но если мы хотим изменить ситуацию к лучшему, нам надо первым делом изменить наше отношение и к власти, и к вечно недовольным саботажникам. На ухоженном Западе к чиновникам относятся гораздо теплее вовсе не потому, что там чиновники лучше. Наоборот, чиновники там зачастую лучше, так как к ним гораздо теплее относятся.

Мораль из этого вытекает простая, хоть для очень многих и весьма неприятная. Чиновникам следует по умолчанию помогать, так как они, в конце концов, именно на нас и работают. Критиканов, напротив, следует одёргивать. Рассуждения в духе «не надо быть поваром, чтобы определить некачественное блюдо» — это не более чем прикрытие для желания безопасно выместить на ком-нибудь накопившуюся злость.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments