Максим (monetam) wrote,
Максим
monetam

Category:

" Американские панфиловцы", или сопротивление в Арденнах. Часть 2.

Немцы

План контрнаступления немцев на данном участке был прост – наступать всем фронтом. Другое дело, что фронт получался разорванным из-за непроходимой для танков местности и необходимости двигаться только по дорогам. В любом случае, немцы решили ударить сразу с двух направлений, допускавшихся в узости Лосхеймского прохода. Одна атака должна была проходить вдоль дороги на Лосхеймерграбен, то есть как бы с северо-востока, в попытке прорваться к станции Буххольц. Вторая атака – с юга, через деревню Ланцерат. И опять же на Буххольц.

Как только пехота прорвет американский фронт, в дело вступит 1-я боевая группа 1-й танковой дивизии СС под командованием штандартенфюрера Иоахима Пейпера. При этом, сама боевая группа сосредотачивалась довольно далеко от фронта – в городке Бланкенхайм на немецкой территории. До границы с Бельгией оттуда езды по хорошей дороге – 30 минут максимум. А дальше - как повезет. Либо дальше по дороге вдоль бельгийской границы на Лосхеймерграбен, либо проселком на Ланцерат. План немцев и задача боевой группы Пейпера – прорыв строго на север. Это важно подчеркнуть – строго на север. Не на запад.

Новые позиции

Уже первые дни пребывания взвода в районе Ланцерата привели Лайла Бука к неутешительному выводу – занимать позиции в деревне между дорогами по которым могут наступать немцы – бесполезно. Как бы рядом не были разведчики-противотанкисты и свои пехотинцы, занимать весь проход придется ему одному. Взвод собрал манатки и ушел из деревни в лес, где как знали разведчики, еще оставались окопы отрытые солдатами 2-й пехотной дивизии.



Окопы находились в удачном месте, напротив деревни, и дальше, южнее развилки дорог, причем на другой, западной стороне дороги. Это означало то, что с какой стороны не наступали бы немцы, всегда будет возможность отойти в лес. Теперь распорядок был прост. Пока солдаты первого отделения ездили к немецким укреплениям, солдаты второго отделения рыли землю и валили лес, превращая окопы в блиндажи и ДОТы. Оно того стоило. К моменту наступления немцев работы по укреплению новой позиции были закончены – это было почти невероятным везением. Еще болей удачей было то, что усиленно копая, разведчики выстроили две позиции, а не одну. Первая позиция была фронтом, условно, говоря, на юг, а вторая – на север. То есть, первая – в сторону деревни, а вторая в сторону развилки. Линя окопов повторяла линию опушки, соединяясь там, где лес вдается в пастбище. В общем, окопы были выкопаны углом, острие которого направлено к востоку.

Место было удачным и тем, что между дорогой и опушкой леса был луг – это пастбище. По сути, пастбище идет вдоль всей дороги и за развилкой дороги на Лосхеймерграбен и на Буххольц с западной стороны оно тоже продолжается. Это значит, что между деревней и дорогой находится свободный простреливаемый участок. Лес повторяет изгиб дороги покуда вдоль дороги идет деревня, так что получается, что опушка леса тоже изгибается углом к деревне. В те годы жители Ланцерата поставили между опушкой леса и дорогой изгородь из колючей проволоки – чтобы деревенский скот не заходил в лес там, где кончается пастбище и начинается лесная дорога на Буххольц. Нужда в изгороди с окончанием войны не пропала, так что забор есть и сейчас. Бук сообразил, что заграждение из колючей проволоки ему не помешает.



У позиции взвода лейтенанта Бука была и еще одна особенность – от деревни к развилке местность, по ходу дороги ровная, но ближе к развилке заметен подъем. С дороги он почти не заметен, а вот на западной стороне дороги заметен отчетливо. От дороги к лесу, то есть к позиции разведчиков надо подниматься немного вверх, как бы на невысокий холм. С одной стороны, подъем делает позицию Бука господствующей над местностью, в том числе и над деревней, а с другой стороны – от позиций разведчиков края дорогие невидно – она за скатами холма. Это делает позицию не такой уж неуязвимой – на западной стороне дороги можно, при известном умении накапливать силы для атаки так, что обороняющиеся этому не могут помешать.


От линии соприкосновения с немцами приходили неутешительные сведения. Солдаты Бука перестреливались с немецкой разведкой постоянно. Бук ждал атаки немцев. Не потому, что он лично раскрыл немецкие планы, просто 12 декабря американцам удалось немного потеснить немцев в предполье их укреплений – удалось даже захватить несколько немецких ДОТов, и Бук полагал, что немцы обязательно будут контратаковать. А если не атаковали севернее, то будут атаковать здесь, у него. Четыре дня и так слишком большая передышка.

Наступление

Наступление немцев началось так, как они и планировали – пехотные части попытались таранить американскую оборону с двух возможных направлений в Лосхеймском проходе – от деревни Лосхеймерграбен, северо-востока и с юга, через Ланцерат.

В 5 часов 30 минут утра началась немецкая артиллерийская подготовка. Тонны снарядов обрушились на весь фронт 99-й пехотной дивизии. Досталось и участку разведвзвода. На удивление никто не пострадал. Немцы были по площадям, не имея никакого представления о реальных целях, которых было исчезающе мало. Фактически немцы расходовали снаряды попусту. Деревню Ланцерат не обстреливали – били по опушке леса и развилке. Передовые наблюдатели в Ланцерате видели, как снаряды, пролетев над их головами, рвутся на пастбище и дальше в лесу. Разведчики сидели в свежих блиндажах, слыша, как на крыши блиндажей падают ветви и осколки снарядов, разорвавшихся при попадании в деревья. Жертв не было.

Все стихло через полтора часа, в 7 часов, так что разведчики успели выползти из своих «лисьих нор» и увидеть доселе невиданное зрелище – с востока в небо светили прожекторы. Их свет отражался от облаков, освещая весь Лосхеймский проход от края до края. Ниже, снизу, от деревни, скапливался утренний туман, постепенно подходя к изгороди из колючей проволоки.

Сразу за окончанием артподготовки по дороге заметались противотанкисты. Бук и его солдаты слышали, как в стороне Лосхеймерграбена разгорается бой. Противотанкисты 820-го истребительно-противотанкового батальона сначала ринулись на юг, на соединение со своими частями, но потом круто развернулись и рванули по дороге на север, в сторону Лосхеймерграбена.

Взвод Бука остался один. Телефонной связи не было, но у разведчиков было несколько радиостанций. Бук связался с полком и описал ситуацию. В ответ он услышал – «Держаться до последнего». Разведчики стали «держаться».

Меня учили наступать, а не обороняться


Честно сказать, подробно описывать сам бой, вернее два боя, которые выдержали разведчики Лайла Бука не хочется – об этом можно много где прочитать, вплоть до «Википедии». Для разведчиков и их лихого командира, это был первый настоящий бой, а не перестрелка в стиле войн с индейцами. Поэтому в нем было трудно избежать неверных решений, сумятицы и ничем не оправданных потерь. Хуже всего было то, что, как вспоминал сам Лайл Бук, его учили наступать, а не обороняться.



Вид на американские позиции с немецкой стороны. Заметно, что дорога идет налево несколько под уклон. Отсюда немцы начали вторую атаку. По странному стечению обстоятельств паматник разведчикам поставили именно здесь.

Например, чисто мальчишеством, было пойти в разведку в деревню самому Буку. Однако Бук справедливо решил, то если противотанкисты ушли в бой на севере, то надо кем-то их заменить. Он идет сам и берет с собой трех бойцов – Цаканикаса (Джеймса), Слейпа и Крегера. Лейтенанту хотелось лично убедиться в том, будут ли немцы наступать через Ланцерат.

Немцы наступали. Он это видел и определил, что перед ним парашютисты – по характерным каскам. Длинная колонна батальона парашютистов медленно втягивалась в Ланцерат. Бук тут же побежал в свой опорный пункт и по рации сообщил, что против взвода идет батальон. Ему ответили, чтобы он держался до последнего, и что на помощь к нему скоро придет 3-й батальон 394-го полка. Бук сразу понял, что, во-первых, никакой помощи не будет, а во-вторых, штаб полка в Хюттингене не владеет ситуацией совсем. Со своих позиций Бук прекрасно слышал, как в районе станции Буххольц идет бой и ведут его, как раз роты 3-го батальона. Был еще 1-й батальон, который теоретически должен был находиться несколько ближе к разведчикам, но надежд на него было мало, во-первых потому, то батальону еще предстояло выдвинуться вперед, то есть на юг, а во-вторых, Бук прекрасно понимал, что выдвинувшись и 1-й батальон неминуемо вступит в бой с немцами, подходящими по дороге со стороны Лосхеймерграбена. Так оно случилось. Немецкие колонны, подходя с двух сторон, как бы разворачивали линию фронта на 90 градусов – теперь она проходила не с севера на юг, а с запада на восток.


Вместо того, чтобы убраться из деревни всем вместе, Бук оставляет там двух бойцов с рацией – Слейпа и Крегера. При этом он знает, что по идее, передовые артиллерийские наблюдатели батареи «C» 371-го полка полевой артиллерии должны оставаться еще в Ланцерате. Выручать их и своих Крейга и Слейпа Бук направляет трех бойцов - Робинсона, МакГихи и Сильволу. Они отыскивают дом, в котором расположились Крегер и Слейп. Немцы уже вошли в этот дом, но радист Крегер и Слейп решили дорого продать свою жизнь и уже приготовились к бою, засев на втором этаже. Но боя не случилось – Робинсон, МакГихи и Сильвола обстреляли немцев, чем, впрочем, выдали себя. Немцы заняли позиции перед домом, полагая, что встретили серьезное сопротивление, но американцы и не собирались сражаться в таком невыгодном положении Крейг и Слейп обежали дом с другой стороны и рванули к дороге. Трое же других американцев так поступить не могли, так как немцы были прямо перед ними. Единственная дорога для них пролегала на северо-запад. Туда они и пошли. Расчет был таков – если не 1-й, так кого-нибудь из 3-го батальона они там встретят. Поначалу все шло относительно гладко, но потом случилось худшее – американцы наткнулись на немецкий отряд, пытавшийся атаковать 1-й батальон 394-го пехотного полка в Лосгеймерграбене с его правого фланга. Оказавшись фактически в тылу у немцев, трое американцев дали бой в ходе которого двое были ранены и все трое попали в плен.

Крегеру и Слейпу тоже пришлось прорываться с боем, хотя они и двигались по кратчайшему маршруту, то есть через ближайший коровник, а потом через огороды отделявшие деревню от дороги. Выбежав за последний дом перед дорогой они увидели немецкий патруль и перестреляли его. Теперь их от своих позиций отделяли только дорога и небольшое минное поле, которое установили американцы в том месте, где дорога не просматривалась с позиций у леса.

Некоторые источники пишут, что стычка с немецким патрулем была уже чуть ли не в лесу. Это, видимо, от того, что пишущие плохо понимали географию местности. Нет, она произошла у дороги. Причем на западной стороне дороги Слейпа, Крегера и бойцов, посланных их выручать, ждали сам Бук и пулеметчик Милошевич – они собирались прикрывать отход своих бойцов на основную позицию. Сейчас я полагаю, то именно эту их позицию создатели документального фильма о взводе Бука приняли за основную. Это не так – как я уже говорил, основная позиция была в лесу, причем пулемет Милошевича стоял как бы между двух позиций – той, то обращена к деревне и той, то обращена к развилке.


Теперь Буку было понятно, что американцы оставили Ланцерат совсем и он и его взвод – ближайшая мишень для немцев. Плагая, то немцы будут накапливаться, как раз там, где он и его бойцы перебегали дорогу. Он снова связывается по радио со штабом полка и требует, чтобы полковая артиллерия открыла огонь по дороге. После недолгих препирательств, полк отказывает поддержать разведчиков. Мотивировка – у них спокойно и цели не видны. Бук орет в трубку, что «целей» здесь уже сколько угодно, но полк не внемлет. Это, в общем-то, понятно, у штаба полка были совсем иные задачи – у разведчиков было относительно тихо, в то время как два батальона полка сражались и умирали севернее. Никто и не думал о том, то Бук и его взвод оказались на пути не вспомогательного удара немцев, а главного. Причем весь правый фланг 99-й пехотной дивизии и представлял разведвзвод лейтенанта Бука.

Неожиданное подкрепление


Пока немцы решали, что делать дальше, если они наткнулись на американцев непосредственно в Ланцерате, передовые артиллерийские наблюдатели поняли, что в деревне им делать нечего, но поступили умнее, решив просто перебежать дорогу к лесу и попасть на позицию взвода Лайла Бука. Наблюдателей было четверо – лейтенант Уоррен Спрингер и трое солдат – сержант Гаки, Уиллард и Куинн. Артиллеристы перешли дорогу несколько южнее того места, где Бук и Милошевич ждали своих. Для артиллеристов это было большой удачей – они фактически просочились через боевые порядки немцев. Их спасением было то, что немцы совсем не рвались за деревенские огороды к дороге. Там, где сунулись, их скосил пулемет Милошевича, а где можно безопасно перейти дорогу немцы не знали. Они уже знали, то американцы где-то тут, но не знали где именно!

Первая атака


Это может показаться странным, но в Ланцерате оставались жители. Какие-то дома пустовали, но основная масса жителей оставалась в деревне. Население Лацерата составляли этнические немцы. Собственно, немецкая разведка могла никого не опасаться в Ланцерате – понятно на чьей стороне были симпатии жителей деревни. Более того, когда сам Бук и его солдаты после артиллерийской подготовки перешли в деревню, они уже наткнулись, как они полагали, на немецкого разведчика. Солдаты предложили уничтожить его, но Бук приказал не делать этого, дабы не выдавать себя.


Как только немцы заняли деревню, из дома вышла молодая женщина, Тина Телен и указала немцам, где именно расположены американские позиции. Потом, после воны, когда Тину Телен разыскали разные ответственные лица, она оправдывалась тем, что полагала, то указала немецким офицерам ложное направление. Мол, она видела, как противотанкисты из деревни направились в северном направлении и указала не то направление, в котором те прошли. В это поверили или сделали вид, что поверили. Но в то, что она не хотела указать на реальные позиции американцев, не верится. Интересно, что муж Тины, Альберт Телен в то время воевал против Советской Армии и, говорят, оказался единственным мужчиной из Ланцерата, вернувшимся с войны живым.

Итак, немцы знали, где американцы. Дальнейшие действия немцев были настолько непонятны ни бойцам взвода Бука, ни позднейшим исследователям, что они решили, то немецкие солдаты и офицеры были еще более «зелеными», чем Бук и его взвод. Впрочем, на немецкий-то взгляд действия немцев были вполне оправданы. Решено было атаковать предполагаемые позиции американцев не с фронта, а с фланга. Сначала занять пространство перед тем местом, где начинается подъем от дороги к лесу и на север, то есть как бы на холм, на котором расположились американские позиции, а затем атаковать. В голову им не пришло, что американские окопы повернуты фронтом не к деревне, а как бы под углом к ней. Получалось, то немца атаковали прямо южный фас американских окопов. Сосредоточившись под холмом, они начали подниматься наверх и двигаться к забору из колючей проволоки. Цепь немцев появилась из утреннего тумана прямо перед американскими окопами. Бук приказал не стрелять до тех пор, пока солдаты не увидят немецкого офицера. Тогда бойцы Бука открыли огонь из всех стволов, включая крупнокалиберный пулемет. Редколесье не мешало стрельбе и солдаты потом рассказывали, что стреляли по немцам, как в тире. С цепью немцев было покончено примерно за минуту! Атака на пулеметы обошлась немцам примерно в 60 убитых и раненых, среди американцев был ранен один боец. До забора не дошел ни один немец.

Вторая атака


Историки делят бой 16 декабря на три атаки, но атаки это одно, а огневой бой не прекращался. Кроме того, немцы не оставляли попыток подобраться к американским окопам ближе. После первой атаки командиру передовых артиллерийских наблюдателей лейтенанту Спрингеру удалось связаться со своим полком и артиллеристы дали несколько залпов по дороге перед позициями американцев.

Вторая атака началась в 11 часов. То есть три часа немцы решали, что делать дальше. С начала наступления прошло уже четыре часа, а если считать с начала артиллерийской подготовки, то пять с половиной часов.

Немцы опять атаковали с юга. Поскольку в позициях сторон ровно ничего не изменилось, то ничего и не переменилось. Правда, немцы подтащили минометы. Для обстрела леса они были почти бесполезны. Хуже было то, что немцам удалось обустроить свои позиции на склоне холма. Оттуда начали вести огонь и снайперы. Одному из них удалось разбить рацию. Потерь среди людей Бука не было. Но одному солдату ружейная граната попала в лицо, сломав челюсть.

Немецкие трупы валялись перед забором кучами. Немецкие офицеры с белым флагом поднялись на холм и попросили разрешения собрать раненых. Им разрешили. Но пулеметчик Милошевич обратил внимание на то, что один из немецких санитаров делает вид, что пытается перевязать явно мертвого человека. До Милошевича дошло, что это никакой не санитар, а разведчик, высматривающий американские позиции и он пристрелил немца. Этот случай как раз предшествовал третьей атаке.

Третья атака

К 15 часам линия фронта снова поменяла свое направление. Теперь она опять проходила с севера на юг, вдоль дороги. За дорогой, у деревни были немцы, перед дорогой, на самой опушке леса – американцы. Две неудачные атаки немцев несколько охладили их пыл и они по-прежнему не знали, сколько американцев и где они точно. То есть непонятно было, насколько глубоко простираются американские позиции. Зато было ясно, что южнее Ланцерата американцев нет и перед холмом можно даже ходить спокойно. И даже идти вглубь леса.

Но еще более перспективным казалось направление с севера – если американские окопы повернуты фронтом на юг, то на севере их нет! Проблема была в том, то окопы там были. Немцы уже вышли к развилке дорог и американцы никак не могли помешать их движению, но решено было выкурить американце из окопов. На новую попытку ушел еще почти час. Последнюю попытку связаться по радио со штабом полка Бук предпринял почти в 16 часов – он передавал, что его взвод атакует до роты немецких десантников, но кто именно связывался – не понятно. Передача была зафиксирована, так что точно можно считать, что до 16 часов американцы еще держались.

Атака с севера была отчаянной. Это отчаяние передалось обеим сторонам. Правда подобраться к американским окопам и с севера оказалось непросто – разведчики успели перегородить северный фас своего укрепленного пункта минами-растяжками. 15 часов зимой – уже сумерки, так что спрятанные в снегу растяжки заметить было очень трудно и это добавило немцам жертв, однако они все же добрались до окопов. Разведчики выскочили из них и перебили немногих добравшихся в рукопашной схватке.

Гораздо хуже было то, то немцы теперь знали, что окопы есть с двух сторон, но американские позиции - очень неглубоки, а число американцев – мизерное. Можно предположить, что первым решением немцев, когда они в этом убедились, было – просто наплевать на американцев. В конце концов, им можно было дать уйти или просто не тратить время – они не могли помешать движению боевой группы танковой дивизии. Но видимо, немцы не верили своим глазам. Заслон северо-восточнее составляли два батальона, а сколько американцев здесь? А есть ли они дальше?


Решение немцев было таким – обойти американские позиции с юга. Это было понятно – можно было свободно передвигаться у подножия холма и обойти позиции американцев со стороны пастбища, не приближаясь к забору. Никто не мог этому помешать. Второе решение – обойти американские позиции с севера, просто забирая сначала еще севернее – выйти на эту позицию американцы тоже не могли помешать.

Брать американцев живыми! Это было необходимым условием. Немцы и так протоптались до вечера перед развилкой дорог – нельзя было дальше оставаться в неведении относительно противостоящих сил. За спиной стояла боевая группа танковой дивизии, вытянувшись по узкой дороге на 20 км. Куда ее направлять?! Надо брать языка. Попытка в лоб, кавалерийским наскоком атаковать американские позиции севернее – туда, куда направились противостанкисты, уже закончилась крахом с потерей пяти танков и пяти других машин. Надо было срочно что-то предпринимать!

Последний бой


Бук прекрасно понимал, что наступают последние часы или даже минуты его и его людей. Он решил отступать. Но сначала послал двух бойцов – своего сержанта Дженкинса и рядового Престона пробиться в штаб полка, но было уже поздно. Вдоль подножия холма немцы ужже проникли далеко в лес с юга и американцы попали к ним прямо в лапы. Ситуация на северном фасе окопов была примерно такой же.

Бук приказал привести в негодность джипы и прорываться. Приказ на прорыв совпал по времени с последней немецкой атакой, которую немцы повели силами батальона сразу с двух сторон. Патронов у американцев практически не оставалось – было еще несколько гранат и растяжки перед окопами, на которых подорвалось еще несколько немцев, но выйдя из окопов американцы оказались сразу под перекрестным огнем с двух сторон – не с одной, как кое-где можно прочитать. Фактически, финальная схватка проходила почти у самых американских окопов.

Сам Бук остался жив случайно – в автомате немецкого солдата закончились патроны. Выходя из окопов последними, Бук и Цаканикас были ранены, причем Цаканикас – тяжело, а Буку прострелили ногу, но достаточно легко.

Заключение


В ночь на 17 декабря 1944 года лейтенанту Лайлу Буку исполнился 21 год. Как и все его бойцы, за исключением убитого артиллериста Куинна он попал в немецкий плен. Допрашивал его сам Иоахим Пайпер. Только в деревенском трактире Бук посмотрел на часы и увидел, что продержались он и его люди восемь часов.

Личная война Лайла Бука на этом не закончилась. Он кочевал из концлагеря в концлагерь, был освобожден во время набега боевой группы Абе Баума, но снова пойман, и наконец, полуживого, умирающего от гепатита Бука освободили за неделю до победы.

Какова же роль защитников казалось бы малозначительного перекрестка на пути танковой дивизии? По немецким данным в атаках на взвод Бука было убито 16 человек, ранено – 63 человека и 13 записали пропавшими без вести. Однако почти все дома Ланцерата были заняты под госпиталь.

Ни Пайпер, ни командир десантников фон Хоффман не поверили, что лес не занят крупными американскими силами. Пайпер потребовал, чтоб люди фон Хоффмана прочесали весь лес за дорогой и за развилкой. На это ушли сутки! Только в 16:30 17 декабря боевая группа Пайпера в которой насчитывалось почти 5000 человек и 600 единиц техники, включая 30 танков «Тигр-2», вытянулась из Ланцерата и направилась на север. Общее отставание от графика наступления составило 18 часов. Боевой группе Пайпера удалось несколько потеснить американцев и даже захватить полевой склад топлива, что ему помогло – он продержался пять дней, дольше остальных немецких частей, но ни о какой атаке на север речи уже не шло. За ушедшие на борьбу с Буком и его людьми, а также с призраками американцев в лесу, реальный американский фронт развернулся на юг и преодолеть его у немцев не было никаких шансов.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment