Максим (monetam) wrote,
Максим
monetam

Category:

"Американские панфиловцы" в Арденнах. Часть 1

У нас мало кто знает, но в американской военной истории есть свои «28 панфиловцев». Правда столько, сколько у нас написано про наши бойцов 316 стрелковой дивизии про них в Америке не написано. И фильмов никто не снимал, разве что, кроме документального. В общем, знают, но меньше. Написано несколько статей и неплохая книга. Хотя, с другой стороны, люди, о которых пойдет речь ниже, не подбили ни одного немецкого танка и почти все остались живы, а про живых что рассказывать – они сами о себе могут рассказать.

Речь идет о разведывательном взводе 394-го пехотного полка 99-й дивизии под командованием лейтенанта Лайла Бука. Сразу стоит сказать, что сам Бук, как и большинство солдат его взвода, остались живы, хотя и попали в плен (сам Бук попал в плен раненым) и прожил долгую жизнь, ничем особенным не выделяясь. После войны Лайл Бук вышел в запас. У него была идея учиться военному делу дальше, но как-то не сложилось. Он предпочел выйти в запас – стаж службы у него был уже немалый и пойти учиться на правительственный грант, после чего работал врачом-массажистом в родных краях.


Почти всю жизнь он прожил в тех местах, где и родился, никуда надолго не выезжая –только на учебу и на войну. Умер он в городке Сансет Хиллс в штате Миссури, а родился в соседней деревне – Фентон. В ноябре 2016 заболел воспалением легких – такое старому организму было уже не под силу. Скончался Лайл Бук 2 декабря 2016 года в возрасте 92 лет.


Есть некая особенность – американская армия сражалась в Европе гораздо меньше нашей, причем ведя, преимущественно, наступательные действия, так что действия ее частей были очень серьезно задокументированы – часто даже по минутам. Это касается, если не всех, то очень многих подразделений. Иной раз – до взвода. Много документов осталось, в литературный оборот они были введены практически сразу после войны и доступны всем интересующимся в очень большой части. Поэтому писать о взводе лейтенанта Бука довольно просто. К сожалению многие из тех, кто писал, просто не очень понимали и географию места в котором взвод Бука вел бой и обстоятельства боя. Например, в кратком документальном фильме о взводе Бука содержатся некоторые неточности, что, казалось бы, странно, так как можно было вполне проконсультироваться у самого Бука и его соратников.


Впрочем, разночтения понятны – сам Лайл Бук был человеком очень скромным и, по большей части молчал. Пленные после войны никого особенно не интересовали, так что все бойцы взвода кроме самого Бука, получившего награду за ранение и плен, просто были забыты. Их и не вспомнили бы, если бы среди бойцов не нашелся один человек – Уильям Цаканикас (Джеймс), который долгое время обивал пороги всех инстанций с тем, чтобы солдат взвода наградили. В конце концов, этим загорелся и сам Бук и все же пробил награждение своих бойцов, но случилось это в 1981 году, когда из 18 бойцов оставались в живых только 14. Сам Уильям Цаканикас до награждения не дожил – он умер в 1977 и был награжден только посмертно.



Действиями взвода лейтенанта Бука заинтересовался, пожалуй, только английский историк Алекс Киршоу, но и его материалы, странным образом полны неточностей, хотя он опирался на рассказы бойцов взвода. В частности, непонятно, где располагались бойцы взвода, где они вели бой. В результате в документальный фильм с интервью остававшихся в живых бойцов попали неточности. Просто авторы фильма, да, кажется, сам Киршоу, не смогли наложить действия взвода на карту. Это тем более странно, что сам Бук показывал Киршоу место боя. Ну, или создатели документальных фильмов не поняли книгу – такое тоже может быть. В результате, кстати, в месте боя взвода появился небольшой памятник, но так получилось, что его поставили, как раз там, где были немцы, а не американцы. Удивительное дело! Но там памятник заметнее, наверное.

Призрачный фронт

Появится «американские 28 панфиловцев» могли только в условиях ведения американцами оборонительных боев, а они продолжались, фактически меньше недели, во время наступления немцев в Арденнах, но чтобы понять, что, собственно происходило, надо посмотреть на картину несколько более широко, не ограничивая участком, на котором горстка людей проявила себя. Поэтому имеет смысл напомнить, что же происходило в Арденнах в начале декабря 1944 года.

Бои осени и зимы 1944 года вывели американскую армию к границам Германии. Теперь перед ними стояла выстроенная еще до войны оборонительная «Линия Зигфрида», преодолеть которую американцы пытались до самого начала немецкого контрнаступления. В ходе наступления, продолжавшегося, фактически до 12 декабря 1944 года, американским войскам удалось пройти половину горного или, вернее, холмистого массива, западная часть которого известна, как Арденны, а восточная – уже на германской территории, как Эффель. Холмистая местность, по какому-то странному мнению, считалась непригодной для широкомасштабного наступления, хотя в 1940 году немцы спокойно прошли через нее. Тем не менее, район Арденн считался американским командованием спокойным, почти тыловым и использовался для отдыха бывших в боях частей и ввода в строй частей недавно прибывших на фронт. Среди последних была и 99-я пехотная дивизия, занявшая свои позиции в самом конце ноября 1944 года.

Если смотреть с севера, то позиции 99-й дивизии были последними, на которых был сплошной фронт. Южнее полосы, занимаемой дивизией, сплошного фронта уже не было. Где-то на западе, к «Линии Зигфрида» прижимались немцы, а соседом с юга была 106-я дивизия, которая сплошного фронта не имела совсем. Этот фронт без непосредственного соприкосновения с противником получил название «Призрачного фронта», то есть он, как бы есть, но на самом деле его нет.

Взвод


Но фронт все же был. Название «Призрачный фронт» употребляли солдаты, а на картах командования он был обозначен, как «Зона патрулей». Разведывательным взводам полков было приказано патрулировать фронт на джипах. Разведывательный взвод 394 полка 99-й дивизии получил свой участок для патрулирования в районе деревушки Ланцерат. Маленькая деревушка имеет стратегическое значение. Она находится в самой северной части, так называемого Лосхеймского прохода – узкой долины между холмами. Долина идет не с запада на восток, а с юга на север, так что все дороги через Лосхеймский проход идут с юга на сервер – или наоборот, кому, как удобнее. Это значит, что немецкое наступление шло на этом участке с юга на север. Или, правильнее, на северо-запад.

Через Лосхеймский проход можно пройти по нескольким дорогам – все они ведут из Германии в Бельгию, а часто и обратно – это специфика географии – бельгийская территория углом вдается в германскую. То есть можно выехать из Германии, проехать по территории Бельгии и вернуться в Германию по одной и той же дороге, не меняя направления движения. Для того, чтобы попасть из Германии в Бельгию надо было пробираться проселками – они есть и сейчас. А вот железной дороги сейчас нет, а тогда она была. Правда зимой 1944 года она не действовала, так как на нее был обрушен мост, проходивший над полотном.

Задача взвода была, в общем, несложной – держать под наблюдением дорогу между деревней Ланцерат и деревней Лосхеймерграбен на самой германской границе. Кроме этой дороги есть еще и дорога похуже – она ведет на железнодорожную станцию Буххольц. Собственно, если от станции свернуть на проселок, то можно выйти уже вглубь бельгийской территории, что немцы и проделали в 1940 году. Конечно, к нынешним асфальтированным дорогам название «проселок» применить нельзя, но в 1944 году это именно проселок. Сейчас на машине по пути следования немцев от их позиций до того места, куда они, собственно, прорывались, можно доехать на машине за 11 минут, немцы шли трое суток, причем по немецким планам, группа прорыва должна была через эти трое суток быть уже глубоко на бельгийской территории, наступая на север. Не удалось.

Вот на развилке дорог на Лосхеймерграбен и Буххольц взвод лейтенанта Бука и занял позицию. Приказ на выдвижение взвод получил 10 декабря 1944 года.

Лейтенант Бук и его люди


Разведывательный взвод 394 полка 99-й дивизии насчитывал 18 человек – два отделения по девять человек. Итого – восемнадцать бойцов. Девятнадцатым был сам командир взвода – Лейтенант Лайл Бук. Во взводе людей было больше, но семь человек Буку пришлось оставить при штабе полка.

Лейтенанту шел двадцать первый год, но служа в войсках с 14 лет, он совсем уж зеленым новичком не был. Дальнейшие действия показали, что Лайл Бук был очень толковым командиром. Его подчиненные поняли это, видимо, раньше, и беспрекословно слушались своего командира.


Часто и о бойцах взвода говорят, что они не нюхали пороха до ноября 1944 года. Это, в общем, правда, но с ноября их никто не жалел. Полковая разведка – расходный материал войны. В общем, взводу пришлось сразу включится в боевую деятельность. На известном портрете Лайла Бука он уже с «Боевым знаком пехотинца» - взводный и его люди получили эти знаки почти сразу после высадки в Гавре. Однако из первых испытаний взвод вышел с честью. Залогом того была высокая подготовка его бойцов – совсем уж простых людей в разведку не отбирали. А во взводе лейтенанта Бука были бойцы подготовленные и не боящиеся проявлять инициативу. Несколько человек из взвода успели окончить до призыва колледж, многие прошли подготовку, как резервисты. Не простые люди. Да, они провоевали всего с месяц, но зелеными уже небыли. Собственно, месяц на передовой в разведке и непрерывном наступлении и без потерь – много говорит об этих людях.

Бук с боевым знаком
Первое фото лейтенанта Бука - уже с "Боевым знаком пехотинца". 1944 год.

Взвод ищет приключения

Задачей разведывательного взвода 394-го пехотного полка 99-й дивизии было наблюдение за противником. Наблюдать в «Зоне патрулей» можно было только разъезжая вдоль нее на джипе, что, в общем, и делалось. Но самому командиру взвода и его людям было мало. А что делать, если до германской границы – километра три, а до позиций германской армии – ну, километра четыре. Сегодня, налегке, это расстояние можно пройти за час неспешным шагом. Апокриф говорит, что взвод засел в каком-то доме то ли в Ланцерате, то ли в деревне севернее – Хюннингене и три дня жарил и ел картошку, которую нашел в подвале. Может, оно так и было, однако, этим дело не ограничивалось. Патрули ходили к немецким позициям.

Я где-то читал, что разведчики ходили чуть не вглубь германской территории «на 3 - 4 километра». Это, видимо, оттого, что автор несовсем точно понял, что делали разведчики, пусть даже со слов самого лейтенанта Бука и его бойцов. Разведчики ходили к германским позициям. Неясно, брали ли они там языков – апокриф говорит, что брали, но в это слабо верится. Дело в том, что в Зоне патрулей не было прямого соприкосновения с противником. На передовой были и такие места, где до немецких окопов было метров 50-70 и немецкие укрепления хорошо просматривались, но это было сильно севернее. В Арденнах такой ситуации не было. Немецкие войска откатились за «Линию Зигфрида» и засели за его укрепленным предпольем. Американские разведчики ходили к этому предполью – вот к тем самым «зубам дракона» - бетонным надолбам, часть которых можно видеть и сейчас. Добраться, как уже говорилось выше – несложно. Сейчас по этому маршруту просто ходит автобус, а зимой 1944 бойцы лейтенанта Бука проезжали короткое расстояние на джипе. И тогда начиналась вторая задача взвода – поиск.

И вот здесь маленький отряд ждал первый успех. На ответственном и опасном участке они полностью прекратили разведывательную деятельность немцев. До начала наступления оставалось четыре дня – взвод Бука заступил на свой пост 12 декабря, как раз самое время вести разведку, попытаться понять, какие же силы стоят перед тобой. Но вот этого немцы сделать не смогли. Это совершенно удивительно, но на участке взвода лейтенанта Бука, немцы смогли вести разведку только после начала наступления. На участках южнее, ближе к южному фасу того, что потом называлось Арденнским выступом, немцы смогли понять, что перед ними нет фронта. На участке Бука – нет! И это при том, что прорыву на данном направлении немцы придавали исключительное значение.

Почему? Объяснить это можно тем, что местность в этом районе, все же взгорье, покрытое лесом. Передвигаться можно только дорогами. Развилку дорог взвод оседлал плотно, но, главное, то, что выдвигаясь к немецким позициям, разведчики не давали проходу немецким патрулям.

Фактически, зона, в которой действовал взвод – сама деревня Ланцерат, четыре километров к югу и примерно такое же расстояние до железнодорожной станции еще более сужалась за счет леса. Тут нет гор, как можно было бы ожидать, местность лишь слегка всхолмлена, но лес серьезно ограничивает движение. Деревни здесь расположены часто, но чуть холм, так на нем нет полей или пастбищ, а стоит лес. Причем, много где – густые культурные посадки. Так есть сейчас, так было и тогда. В общем, контролируя весь восьмикилометровый Лосхеймский проход, можно было обходиться совсем небольшими силами.

Не одни

Командование 99-й дивизии все же понимало, что как бы не был узок участок патрулирования разведвзвода, один взвод на весь Лосхеймский проход – чрезвычайно мало. Поэтому в помощь взводу была назначена четыре передовых артиллерийских наблюдателя от батареи «C» 371-го полка полевой артиллерии. Бук полагал, что артиллеристы в любом случае должны были быть ближе к тому месту, откуда может наступать противник, поэтому старался держать их ближе к Ланцерату.

Если наблюдатели заметят противника, они должны были предупредить о нем Бука, а также сообщить о целях артиллеристам так называемой Боевой группы «X» – 2-му взводу роты «A» 820-го истребительно-противотанкового батальона. Боевая группа «X» представляла собой неполную батарею – три трехдюймовые пушки и неполный взвод пехоты – всего 55 человек. В 820-м истребительно-противотанковом батальоне был свой разведвзвод, которым командовал лейтенант Джон Аркулир. Взвод имел два БТР и два «виллиса». Взвод Аркулира занял позиции южнее тех, что занимал Бук – на краю деревни. По идее, если противник появлялся с юга, со стороны Ланцерата, тогда бы первыми их встретили разведчики-противотанкисты. А, если противник шел со стороны Лосхеймерграбена – тогда в дело вступали первыми разведчики Бука. Приданные Буку наблюдатели артполка работали бы в любом случае.

Взвод лейтенанта Аркулира неспроста занял позиции к югу от Ланцерата. Дело в том, что 820-й истребительно-противотанковый батальон был придан 14-й кавалерийской группе, а это уже 106 дивизия – ее участок фронта лежал южнее Ланцерата. В случае немецкого наступления, противотанкистам, как и всей кавалерийской группе, полагалось не защищать проход на север, а удерживать позиции к югу от Ланцерата, собираясь у местечка Мандерфельд, в четырех километрах от Ланцерата, если считать по дороге.

Последним резервом были несколько рот 394 полка, окопавшиеся около железнодорожной станции Буххольц. Станцию надо было держать, так как проселок от нее и вел вглубь бельгийской территории.

В общем-то, сил было не так уж мало, но только не для противостояния немецкой танковой дивизии.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments