Максим (monetam) wrote,
Максим
monetam

Categories:

Из истории американской помощи России. Американские хирурги в Крымской войне.

Оригинал взят у d_clarence в Из истории американской помощи России. Американские хирурги в Крымской войне.
С началом Крымской войны к российскому поверенному в делах в Вашингтоне Эдуарду Стеклю поступило несколько обращений от американских хирургов с просьбой разрешить им отправиться добровольцами в русскую армию. Стекль, понятное дело, не мог вот так взять и выдать подобное разрешение. Он запросил самого царя. Николай Палыч прислал специальное "Разрешение", где было естественное для нашей страны условие: каждый доброволец должен был приложить справку от своего правительства о "благонадежности". Стекль как мог объяснил хирургам что это такое, извинился и засел за длинное письмо в центр с некоторыми разъяснениями диких американских реалий. Ответ пришел только в марте 1855 года с высочайшим разрешением прикладывать к заявлению простые рекомендации с последнего места работы. Тем не менее, к этому сроку, больше двух десятков американских хирургов уже вовсю резали, штопали, ампутировали в госпиталях Севастополя и Симферополя. Это же американцы, упорные черти: одному рекомендацию написал аж сам экс-президент Ван Бюрен, другим, как умели, накидали характеристики морской министр Доббен, бывшие послы в Санкт-Петербурге Даллас и Браун. А потом Стекль плюнул и сам стал добровольцам характеристики строчить.
Маршрут был такой. Раз в месяц ходил прямой пароход Нью-Йорк-Бремен. Из Бремена добровольцы ехали в Берлин, где им надлежало явиться в русскую миссию. Затем, скрытно, их направляли по железной дороге в Варшаву. Каждому добровольцу Стекль советовал не брать с собой ничего, что выдало бы в нем американского врача - англичане срисовали нашу переписку, агентура в Питере сработала и добровольцев на пароходе и в Бремене пасли. Двух врачей они таки выловили и незаконно удержали, а доктор Стоун так вообще пропал без вести с парохода.
Зачем американские хирурги ехали на нашу войну? Большинство ехало с искренним желанием помочь раненым и больным (например из религиозных побуждений - квакер Чарльз Парк), а также приобрести практический опыт военной хирургии. Так, доктор Моллет из Теннесси писал жене, что поехал "не из денежных соображений", а из желания "поддержать престиж своей профессии и показать, что в Соединенных Штатах есть хорошие хирурги".
Первыми врачами, добравшимися до Севастополя, были доктора Дрейпер и Кинг. Прибыли он в августе 1854 года и сходу включились в работу. Оба попали под первую бомбардировку города. Доктор Кинг был контужен и отправлен в госпиталь в Симферополе, где, после выздоровления, остался работать до самой кончины.
Первоначально американцы жили на северной стороне, но к зиме их число увеличилось, их заметил генерал Остен-Сакен и предоставил им квартиру в своем доме. На квартиру американцы приходили только ночевать, причем посменно. Большинство из них было направлено в знаменитый госпиталь в здании Дворянского собрания, который описал Лев Толстой в своих севастопольских рассказах: "Вы входите в большую залу Собрания. Только что вы отворили дверь, вид и запах сорока или пятидесяти ампутационных и самых тяжело раненных больных, одних на койках, большей частью на полу, вдруг поражает вас". Еще красочней его описал Пирогов: "в Дворянском собрании, паркет которого покрыт корой засохшей крови, в танцевальной зале лежат сотни ампутированных, а на хорах и биллиарде помещены корпия и бинты. Десять врачей при мне и восемь сестер трудятся неусыпно, попеременно, день и ночь, оперируя и перевязывая раненых. Вместо танцевальной музыки раздаются в огромном зале Собрания стоны раненых" - все это прямо про условия работы американцев.
Доктор Вильям Уайтхед стал первым помощником самого Пирогова - возможно это он молодой на картине:


Отдельным местом дежурства был приемных пункт раненых с 4-го, 5-го и 6-го бастиона.
С декабря 1854 года количество раненых все возрастает. Драйпер и доктор Турниспид в своих дневниках отмечают, что ежедневно поступает около 600 раненых военных и человек 20 гражданских, в основном из Корабельной слободки. Кроме того, на американцев вешают лечение пленных, которых чуть не ежедневно приводят по 10-15 человек, а во время "больших дел" просто толпами.
От пленных в городе открылся тиф, а потом пришла и холера. Американцы почти все переболели. Многих унесло в могилу. Но на их место прибывали все новые и новые врачи-добровольцы.
Американцы ни на что не жаловались и переносили болезнь на ногах. Только в обморок стали падать часто. Чаще наших. Это заметил Пирогов и с ужасом узнал, что обмороки - голодные! Натурально недоедают! Выяснилось, что американцам еще в Берлине кладут зарплату 60-100 рублей в месяц, а профессору из Балтимора Чарльзу Лису аж 360 рублей. Это было больше зарплат отечественных докторов и правительство рассудило, что американцы вполне себе обеспечены материально. Да цены-то осажденного города не учли! В городе американцев никто к пайковому довольствию не прикрепил! Американцы давно уже распродали свои ценные вещи и живут впроголодь. Русские медики стали делиться своими припасами с американскими товарищами, а Пирогов попросил великую княгиню Марию Николаевну хоть как-то помочь американцам. Мария Николаевна написала проникновенную записку Долгорукову, в которой указала, что американские врачи работают наравне с нашими, гибнут от бомб и болезней, ни на что не жалуются, а благодарная Россия даже накормить их не может. Долгоруков отдал приказ поставить американских хирургов на довольствие по разряду рядовых чинов. Благодаря нашей бюрократии, в действие сей милостивый приказ был приведен только 20 марта 1855 года.
В марте же прибыла основная волна врачей-добровольцев. Американцев очень заинтересовали опыты Пирогова с амбулаторными подвижными госпиталями и большинство новичков попросились на работу в них.
Работали добровольцы до самой сдачи Севастополя, а потом еще почти год в госпиталях Симферополя, Керчи и Одессы - выхаживали своих пациентов.
Всего в обороне Севастополя участвовало 43 хирурга-добровольца из США. Вот их имена: Д. Аль, Г. Боствик, Бриэли, Х.Дж. Кейт, Г. Кларк, Ч.А. Дейнинджер, Дрейпер, Э. Дж. Элдридж, Фостер, У.Ф. Фанденберг, Дж. Б. Хэнк, П. Харрис, Л.М. Харт, Ч. Генри, Дж. Холт, Галбрейтер, Д. Джонс, Э. Дж. Джонсон, К. Кинг, Дж. Кинкел, Д.Т. Килби, Ч.А. Лис, А. Дж. Лонг, А.Ф. Моллет, Х.Л. Макмиллан, У. Миллан, А.Э. Маршел, Мортон, Мэтьюс, Никлс, Дж.Х. Оливер, Дж. Орен, Ч. Парк, Л.У. Рид, Ф.Х. Райс, К. Смит, Т.С. Смит, Г.Л. Смайсер, Дж.Т. Стодард, У. Трол, Турниспид, Уимс, Уайтхед.
Погибли 10 докторов: Кинг, Дрейпер, Макмиллан, Кларк, Дейнинджер, Джонс, Маршел, Никлс, Харт и Стодард. Последний скончался от возвратного тифа уже на пути домой, в Берлине в 1856 году.
В честь американцев была выбита особая медаль:

Правда сами американцы просили наградить их как всех - медалью за оборону Севастополя.
Доктор Ч.Генри был награжден орденом Св. Анны 3-й степени, к которому был представлен за помощь раненым прямо на 5-м бастионе "во время дела". Доктора Харрис, Холт, Лис, Трол получили ордена св. Станислава.
Интересные воспоминания добровольцев, в том числе и о русской действительности, можно почитать здесь: https://books.google.ru/books?id=MspgCgAAQBAJ&pg=PA52&lpg=PA52&dq=american+surgeons+in+crimean+war&source=bl&ots=nvlKfkeVJh&sig=M7L5_uAgJQ0JzVrqqhUXdfT2V8A&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwjpmeKPt7PSAhWmBZoKHTrjCsAQ6AEIWTAH#v=onepage&q=american%20surgeons%20in%20crimean%20war&f=false
Там же есть их имена в оригинале. Смог найти только портрет Уайтхеда

Было бы здорово найти еще кого-то из них.
Наши источники с ссылками на архивы:
Е.М. Двойченко-Маркова. Русско-американская дружба во время Крымской войны. "Морские записки", т. XII, №2, 1954.
Н.Н. Болховитинов, В.Н. Пономарев. Американские врачи в Крымской войне//США: экономика, политика, идеология, 1980, №6.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments