Максим (monetam) wrote,
Максим
monetam

Мерилом чего являются деньги

Достаточно распространенной точкой зрения в настоящее время является взгляд на деньги, как на мерило человека как такового.
Я не слишком упрощу эту точку зрения, если скажу, что в соответствии с ней отсутствие денег является признаком глупости и никчемности, неразвитости человека, а степень обладания деньгами является и степенью его востребованностью общестовом, развитости и " продвинутости".
Этот взгляд выработан в пору уверенной победы протестантской идеологии в Свереной Европе, и имел право на применение только в совокупности с: во -первых,христианскими принципами, и, во вторых, в том обществе, которое мы называем "традиционным" ( до техничеких революций и международного разделения труда).
Не буду разбирать все недостатки этого взгляда, а остановлюсь только на одной его черте, а именно - невозможностью, да и, пожалуй, неприменимостью к оценке человека, и групп людей в современном российском обществе.
Пока еще не устал удивляться тому, что до сих пор встречаю вроде бы неглупых людей, которые и книжки неглупые читают, а в голове - вот такое вот...
Как "деньги определяют человека" в РФ - так вот она, хорошая статья, описывающая то, что каждый наблюдает по сорок раз на дню: http://www.pravmir.ru/nedostojnaya-zarplata/


Андрей, а сколько зарабатывают твои рабочие?

– 9-10 тысяч.

– Евро?!

– Нет, рублей. Это примерно 200 евро.

– А чего так мало?

– Это рынок труда, Паули, я не могу платить больше.

– Андрей, нельзя платить людям такие деньги. Ты посмотри, какие цены у вас в магазинах.

– Но они готовы за них работать.

– Да мало ли что они готовы! Куда им деваться? А кто будет работать на твоей фабрике через 15 лет – ты подумал?

– Это не моя проблема. Пусть государство думает. Я капиталист, я думаю о прибыли и плачу с нее налоги. И кризис на дворе.

– Сволочь ты, Андрей, а не капиталист (обезоруживающая улыбка). Знаю я, какой у тебя кризис. Ты ведь вполне можешь платить людям больше, это не создаст тебе особых проблем. У нас в Финляндии за такой капитализм с тобой бы никто не разговаривал – даже я.

Это разговор между одним крупным предпринимателем, у которого бизнес в дальнем уголке Ленинградской области, и его потенциальным финским партнером. Мне его пересказал знакомый питерский журналист, одноклассник этого Андрея. В какой-то момент журналист не выдержал и ввязался в разговор:

– А на ваших финских предприятиях сколько зарабатывают рабочие аналогичной квалификации?

– 2-3 тысячи евро, – не без гордости ответил Паули. – Вполне достаточно на нормальную жизнь. При этом я трачу кучу денег на то, чтобы на моем заводе были всякие приятные мелочи типа фитнес-клуба, дешевого питания и бесплатных возможностей для профессионального роста.

– А если бы вы захотели расходовать на рабочую силу меньше денег, рынок бы это позволил?

– Тут дело не в рынке. Бизнесмен, который в таких вопросах ориентируется только на рынок труда, – плохой бизнесмен. Если ты зальешь в свой автомобиль топливо с низким октановым числом, он стерпит и кое-как будет ездить. Но недолго. И, скорее всего, это будет плохой автомобиль, потому что с хорошей техникой так не обращаются. А человек – это хорошая техника.

Моего знакомого журналиста этот разговор шокировал. До сих пор он слышал словосочетание «достойная зарплата» в основном от тех, кто стремится ее получать. А тут выясняется, что европейские капиталистические дикари употребляют это выражение совсем с других позиций – как нечто такое, что нужно дать своим рабочим, чтобы ты сам в глазах окружающих выглядел достойно.

Ты ездишь на «Порше», у тебя есть личный самолет, твоя жена рулит благотворительным фондом, количество твоих особняков по всему миру уже не вмещается в однозначное число, а зарплата на твоих предприятиях выше средней по стране на 30-40 процентов. Оказывается, это вещи одного порядка.

С тем противоестественным фактом, что не только спрос и предложение влияют на рынок труда, мне впервые пришлось столкнуться на наших нефтяных северах в 90-е годы. Казалось бы, какая разница между двумя соседними поселками нефтяников, которые торчат посреди тундры, как два поплавка в самом центре океана. И в том, и в другом налицо синдром подводной лодки: есть только один серьезный работодатель, который может пользоваться своим положением как угодно. Мало платим? Вали на материк, если есть на что. Не на что? Тогда терпи и не вякай. Один из двух работодателей примерно такой стиль общения и практикует. Вернее, практиковал. А в 40 километрах находился другой городок нефтяников, и в нем рулил другой работодатель, который почему-то платил рабочим в два раза больше. Как объяснить это с позиций рыночной экономики? Никак. Просто работодателю номер один казалось, что платить людям надо столько, за сколько они готовы пахать, чтобы сегодня не сдохнуть от голода и завтра снова выйти на работу. А работодатель номер два полагал, что если ты сам зарабатываешь миллиарды, то почему бы не создать человеческие условия и для тех, кто тебе эти миллиарды делает. Просто потому, что это по-человечески, а он вроде как человек.

Работодатель номер один не понимал работодателя номер два, за глаза называл его «совком» и предрекал ему скорую гибель в пучине безжалостного рынка. Но почему-то сложилось иначе. Номер один очень скоро сгинул, потонул, не выдержал конкуренции, а номер два продолжает зарабатывать миллиарды.

Предприниматели, у которых вместо мозгов челюсти, любят ссылаться на Адама Смита с его невидимой рукой рынка, которая все отрегулирует и назначит цену всему, к чему прикоснется. Мол, чего с нас взять, мы лишь один из пальцев на этой холодной и костлявой лапе. Или даже ноготь. Или мозоль. Между тем бедный Адам Смит был совсем не таким варваром, каким его малюют. По образованию он вообще был не экономистом, а философом. Экономика его интересовала скорее как сфера взаимодействия разных этических установок и законов. И один из этих законов заключался в том, что бизнес – это инструмент возвращения с прибылью того, что ты в него вкладываешь: денег, усилий, энергии, ума и – вы не поверите! – любви. И если ты вкладываешь в бизнес свой цинизм, жадность и ничего больше, то в результате рано или поздно получишь примерно такой же ядовитый коктейль.

У писателя Павла Мельникова-Печерского в романе «На горах» есть интересный пример дискуссии на эту тему. Очень богатый рыбопромышленник Смолокуров, большой любитель недостойных зарплат, зовет приятеля – купца Потапа Чапурина в Астрахань. Соблазняет большими барышами, предупреждая, правда, что народец в тех местах бедный и подлый, нужны глаз за ним да плетка. Чапурин, крупный воротила в столярном деле, у которого рабочие зарабатывают хорошие деньги, предложение Смолокурова отклоняет, выдвигая аргумент совсем не экономического свойства: «Зато мои токари да красильщики Богу на меня не пожалуются».

Эта «поправка на Бога» в той или иной форме жива и сегодня – причем независимо от того, имеет хозяин бизнеса отношение к религии или не имеет. Платить людям чуть больше, чем того требует рынок, – это не только красиво, но в конечном счете и выгодно. Просто одни исчисляют успех лишь в рублях и копейках, а для других это понятие более комплексное и стратегическое. На каком социальном фундаменте стоят мои предприятия? Выйдут ли на улицу мои рабочие, если у меня начнутся проблемы с властями? Воспринимают ли они свою профессию как неизбежное зло или им завидуют те, кто работает на моих конкурентов?

Да, я слышал тысячу раз: дефицит ликвидности, не хватает оборотных средств, не на что развиваться. Иногда это звучит убедительно, но чаще всего – гнилая отмазка, не более того. Просто надо планировать развитие своего бизнеса с учетом «хорошего бензина», закладывать другие сроки окупаемости и смириться с простой истиной: у человеческого ресурса тоже есть критический минимум содержания, ниже которого опускаться опасно. Сверхмаленькая зарплата может оказаться слишком дорогим удовольствием.

А сделка у финна Паули со сволочью Андреем так и не состоялась. Не знаю почему.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments