Максим (monetam) wrote,
Максим
monetam

Categories:

Про Листьева

Сейчас в общем потоке новостей проскальзывает то там, то сям, упоминание о годовщине смерти Владислава Листьева.
Его убили еще во время оно, в 1995 году.
Мне не особенно запомнились его телепередачи, которые он вел - ни " Поле чудес", ни все иные. Для того, что бы понять, что за сорт этих телепередач, достаточно было посмотреть их один раз. Кстати, во многом именно из-за этого впечатления я уже лет как восемь не держу у себя дома телевизор, да и вообще отучился смотреть телепередачи.
Так вот, запомнился мне Листьев другим, а именно тем, как был преподнесен тогда этот факт смерти, и изображениями народного горя по этому поводу. Про Листьева говорили множество хороших слов, описывали всячески его таланты, расхваливали разные положительные человеческие качества, которыми он обладал; и даже иногда говоря о не совсем пригляных сторонах его жизни, делали для них такой " соус", что и они, эти отрицательные стороны, сходили за положительные. Листьев был тогда культурным героем, погибшим, как Орленок.
Хотя вот - и тогда было известно, да и не скрывалось, что погиб он смертью, обычной для бандита, что в его портфель был набит пачками долларов, что причина смерти - коммерческая.
Именно тогда у меня возникло ощущение, схожее с тем, о котором пишет Солженицын, когда вспоминает свои подростковые ощущения от чтения судебных протоколов процессов инженеров-вредителей: какой-то чудовищной лжи, которая мало того, что чудовищная, так еще и на редкость гадкая. Было стойкое ощущение того, что идет поток низкопробного вранья; и даже мне, человеку, которому легко можно навешать лапши на уши про "профессиональное мастерство" того или иного деятеля в телевидении, было не профессионально, а эмоционально гадко от этого хора. Если продолжать аналогии, то наверное, уместно будет с ощущением того, как Л.И. Брежнева объявляли " великим писателем" - там речь идет не о достоинствах " Малой земли" и "Целины", а того, что он не сочинял подобные вещи, и потом не открещивался от приписывания авторства себе.
Так вот, возвращаясь к этому впечатлению : с тех пор так и осталось то, что морально-этическая оценка Листьеву дана, дана оценка его смерти, и с тех пор так ничего и не поменялось. И с этой вот оценкой так и жилось, то есть не то, что бы я помнил о ней ежедневно, и оттого страдал, нет, Листьева я забывал, и в обычном сознании его у меня не было. Это ощущение всплывало всякий раз, когда я краем уха слышал , или взглядом на секунду видел или передачу " Поле чудес", или - иную передачу того же уровня, или - когда натыкался взглядом на красочные журналы про " Дом-2", которые люди читали в метро...
И вот, наконец, я прочитал, что, оказывается, кем же именно был Листьев : http://www.mk.ru/social/article/2010/02/28/438630-pristrastnyiy-rekviem.html
Это - меня не поразило, нет; современные деятели медиабизнеса ничуть не лучше него. Но - их мы воспринимаем не так, как то, что было раньше; все их звания, проекты, передачи уже не претендуют на то место в уме ( и - сердце ?) , в которое однажды вошел Листьев.
И это - хорошо !
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments