Максим (monetam) wrote,
Максим
monetam

За что нужно сказать спасибо трем самым нелюбимым министрам

Вот хороший обор работы трёх министров образования.
Все строили систему ЕГЭ, и наконец при Ливанов её довели до надёжной честной работы. Так что личность министра никакого значения не играет, вся политика была решена высшей властью и министры её реализовывали. Забавно, что все три были доктора физико-математических наук!
Это к вопросу о невежественных чинушах, управляющих высокообразованными учителями. Наверно, интересно будет после трёх физиков дать поработать историку для разнообразия.


За что нужно сказать спасибо трем самым нелюбимым министрам: http://www.kp.ru/daily/26571.5/3587204/

Может я кого-то разочарую, но, мне кажется, новый министр образования и науки Ольга Васильева не возродит "лучшее в мире советское образование" (а такие надежды я уже читал у солидных, как мне казалось, «аналитиков»). И школы не превратит в церковно-приходские (это было мнение других «специалистов» по образованию).

Не получится. У того, как в последние пятнадцать лет развивается у нас система образования, есть вполне понятная логика. Да, бывают ошибки и странности. А как без них, когда делают абсолютно новое дело?

Советское образование как и советская наука - были частью системы. Они выполняли те задачи, которые ставили "партия и правительство". Да, образование и наука неплохо финансировались. Те, кто преподавали в школах, институтах, работали в КБ и "почтовых ящиках" получали неплохие зарплаты. И у учителя, и у ученого был социальный статус (попробовали бы в те годы сказать педагогу: "А вы просто предоставляете нам услугу тем, что учите наши детей!")

Общественный строй был сломан. Вместе со всеми его институтами - от образования до здравоохранения, от прокуратуры до судов.

Сломан он был быстро и рассыпаться, перерождаясь, стал стремительно. Из школ побежали толковые учителя, не в состоянии прокормить себя и семью. Ученые занялись бизнесом или уехали в западные институты. Не только регионы во времена Ельцина взяли «столько суверенитета, сколько могли». Школы, вузы, НИИ тоже превратились в казачью вольницу.

В престижные вузы поступали за взятки. Среди родителей абитуриентов ходили точные тарифы, доходившие в конце 90-х до 60-70 тысяч евро. Больше всего этим делом прославились медицинские и юридические университеты (а вы теперь спрашиваете, почему у нас в поликлиниках ТАКИЕ врачи).

Нужным детям "делали" нужные отметки в аттестатах. Пятерка выпускника небольшой сельской школы, которому все предметы преподавали 5-6 оставшихся учителей, конечно же не была равна пятерке выпускника столичной гимназии. Но у детей были одинаковый балл аттестата и парень или девушка из провинции поступали в вуз. А потом мучились, потому что знаний, чтобы учиться в нем, у них не хватало.

Развалить всегда проще...

С конца 90-х в стране стали "собирать" образование заново. И это последовательно делали предшественника Ольги Васильевой - три "самых непопулярных министра", которые, на мой взгляд, были и остаются (слава богу все они живы сегодня) патриотами страны. Настоящими и искренними.

При докторе физико-математических наук Владимире Михайловиче Филиппове начался Единый госэкзамен. Сначала как эксперимент... Как же их проклинали - и министра, и экзамен. Но вариантов-то других не было. ЕГЭ - когда все выпускники в стране сдают экзамен по одним и тем же заданиям - показывал уровень подготовки ребят. Позволял найти проблемные регионы, школы, где детям не давали даже минимальных знаний. И это хоть как-то подтягивать эти учебные заведения. Трагедия, когда учатся в такой школе ребята, которые могли бы стать новыми Королевыми или Ломоносовым, но из-за того, что в их классе нет учителей, у них нет шансов раскрыть свой потенциал!

ЕГЭ уравнивал возможности ребят. Теперь не нужно было сельской семье продавать корову, чтобы ребёнок мог поехать в Москву, Питер или в областной центр, что чтобы оббивать пороги приемной комиссии и надеяться авось его без взятки примут учиться. (История с коровой – реальна!). Можно было по почте послать свои документы и поступить!

Какой удар под дых прекрасно себя чувствовавшей в то время системе поборов абитуриентов (о том, что и в школах не всегда за красивые глаза выставляли нужные отметки я промолчу)!

А ведь к тому времени у нас расплодилось под три тысячи вузов (в советское время по всей стране их было 850)! И все трясли деньги с абитуриентов.

При Филиппове каждая школа получила доступ в интернет. Пусть это был медленный интернет и приходил он зачастую только на один компьютер, стоявший в кабинете завуча. Но эта техника стала появляться и в классах. И детей стали учить за настоящими клавиатурами и перед настоящими мониторами (вам наверное уже трудно представить, что информатику в те годы во многих школах изучали, рисуя системный блок в тетрадке).

Пришедший ему на смену доктор физико-математических наук Андрей Фурсенко был сначала против ЕГЭ - так его настроили. Пришёл он не из системы образования (Филиппов-то до назначения министром был ректором РУДН), а из науки. Но, умея слушать, анализировать и принимать решения он изменил своё мнение. При Фурсенко ЕГЭ стал обязательным.

Но и система развращенная и извращённая, стала к нему приспосабливаться. Тогда в так называемый образовательный туризм - не самые успешные ученики у себя дома, отправлялись в 11 классе на Кавказ и некоторые другие регионы, и сдавали на высокие баллы. На решение заданий ЕГЭ в день их сдачи был задействован весь потенциал республики - от докторов наук и аспирантов до завучей и директоров школ.

Ну, а когда среди показателей работы губернаторов появился средний балл выпускников... Дело приписок и жульничества на экзаменах стали событием областного и краевого уровня.

При Фурсенко начались первые конфликты Минобрнауки и Российской академии наук. Логика власти была понятна - Академия получает немалые деньги, а где отдача? В чем? Где прорывные технологии? Где переворачивающие мир открытия? Зато руководители академии и некоторых институтов (к счастью не всех) превратилось в долларовых миллионаров с пентхаусами в престижных домах.

При Фурсенко начали разрабатываться новые федеральные образовательные стандарты. И состояли они не из многочисленных страниц, где были описаны формулы, которые нужно вбить в голову ученику. В них упор делали на то, в каких условиях дети должны учиться, как учителю развивать их таланты. Впервые выделялось время и должны были выделяться деньги на внеурочную деятельность. Чтобы ученики не болтались без дела после уроков.

При Фурсенко начали серьезно пропалывать грядку с учебниками, которые в 90-е годы писали и печатали все, кому не лень. А система экспертизы была такой, что отзыв на учебники писал эксперт либо входящий в авторский коллектив либо связанный академическими или другими интересами с издательством. Эксперты были анонимны и выведать кто допустил учебник, написанный суконным скучным языком и с множеством ошибок, было под силу разве что Штирлицу.

Попытался Андрей Александрович и сократить безумное количество расплодившихся вузов, которые превратились к тому времени в раковую опухоль высшего образования. Хорошо помню какой вой поднялся когда Фурсенко попытался закрыть лишь один институт.

При Фурсенко появились первые Федеральные университеты, как точки сборки образования и науки в крупнейших регионах страны. Задача понятна: дать ребятам максимально современное образование, сделать их специалистами, которые, получив диплом, смогут работать по специальности. А потом “поспели” и национальные исследовательские университеты, где студенты должны были заниматься наукой под началом и преподавателей, и ученых (хорошо, если это было в одном лице).

Пришедший ему на смену доктор физико-математических науки Дмитрий Викторович Ливанов действовал жёстче и решительнее.

При Ливанове и новом руководителе Рособрнадзора Сергее Кравцове удалось сделать ЕГЭ честным. Понятно, что списывают и сейчас. Но масштабы совсем иные. Удалось из критериев оценки деятельности губернаторов убрать средний балл ЕГЭ выпускников и тем самый выбить административную защиту жуликов.


При Ливанове стали меняться задания ЕГЭ - вместо вопроса с четырьмя вариантами ответов появились открытые вопросы, когда над ответами надо думать и и аргументировать свое решение.

Впервые появился Федеральный стандарт дошкольного образования. Как в современных условиях учить и развивать детей.

Ливанов проредил втрое список учебников для школ. Во многих регионах появились опорные университеты. Стали гроздями закрываться вузы, где плохо учили или не учили вовсе. Появился конкурс в педагогические вузы – прежде в них поступали те, кто не мог больше никуда поступить. Стал сокращаться прием на экономические и юридические специальности, зато увеличиваться – на инженерные.

При поступлении стали учитывать портфолио – индивидуальные достижения ребят.

В 11 классе появилось сочинение. Принят историко-культурый стандарт и написаны новые учебники по истории. Начался проект “Электронная школа” - лучшие учителя страны записывают свои уроки и ребята в самом отдаленном поселке смогут их посмотреть и в них поучаствовать.

При Ливанове, наконец, произошла реформа РАН.

Я бы сейчас поинтересовался у тех, кто поступал и учился в 90-е, хотели бы они, чтобы их дети получали такое же образование и поступали бы в таких же условиях?

За прошедшие 15 лет нам надо было не просто собрать заново систему образования. А собрать ее так, чтобы получилось современно и динамично. Изменился не только общественный строй нашей страны. Изменился и мир. Сейчас информации в Интернете в двадцать раз больше, чем было во всех библиотеках мира в докомпьютерную эру. Нужно учить пользоваться этими знаниями и самим их развивать. И главная особенность нового времени: теперь нам придется учиться всю жизнь. В советские времена образования, полученного в вузе, хватало до пенсии – ну можно было еще дурака повалять на курсах повышения квалификации. Теперь это не пройдет.


Новому министру образования и науки Ольге Васильевой предстоит продолжать дело своих предшественников. Наверняка на ходу что-то подправляя и корректируя. Но другого пути нет – хотим оставаться лидерами в космосе и поднимать авиастроение, развивать ядерную энергетику и компьютерные науки – нам нужна интересная и любимая детьми школа, сильные вузы, активная наука, толковый Единый госэкзамен. Сейчас потеря одного-двух лет в развитии системы образования может обернуться отставанием на десяток лет. А мы только-только встряхнули нашу науку и образование, только-только наши вузы стали пробиваться на приличные позиции в мировых рейтингах...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments