Максим (monetam) wrote,
Максим
monetam

100 год до нашей эры






На Новый год решил Дед Мороз сделать мне такой вот хороший подарок, а именно - принести из дальних краев римский денарий 100 года до нашей эры. На аверсе тут изображена Минерва в военном облачении, а реверсе - Виктория в биге.
Сохранность и центровка монеты - так гораздо выше среднего !
И поведать эта мнета может о многом, а именно- о драматических событиях 100 года...
В 100 году заводилами внутренней римской политики стали плебейские трибун Луций Апулей Сатурнин и претор Гай Сервилий Главция.
Консулами в тот год были знаменитый Гай Марий ( это было его шестое консульство, вещь чрезвычайнейшая !), и его союзник и подручный Луций Валерий Флакк. Зная историю наперед, легко увидеть в стремлении Мария к "бесконечному консульству" подобные же цезарианские замашки, ну да политическая среда для таких дел в Республике к тому времени была хотя и такова, что уже допускала такое, но достаточно агрессивна для того, что бы подобное честолюбие встречала весьма и весьма активную преграду среди властного сословия, отсутствие постоянной поддержки плебса.
К слову сказать, 100 год - это и год рождения самого Цезаря ! Увы, дата эта хоть и не безусловная, но и весьма вероятная.
Сатурнин при поддержке Главции и доброжелательном молчании консулов начал проводить через плебейские комиции законы: о установлении цены хлеба в 5/6 асса за модий, и новый земельный закон по выводу колоний в Ахайю, Македанию и Сицилию, а так же в Галлию, наделявший ветеранов Мария земельными участками по 100 югеров, и предоставлявший римское гражданство тем италикам, которые отслужили в войсках.
Эти законопроекты очень не понравились Сенату. Учитывая его мнение, квестор Сервилий Цепион со своими приверженцами даже устраивал беспорядки во время комиций , доказывая пагубность для государства этой меры, но результата добиться не смог.
Сенату предлагаемые меры не нравились по разным причинам. Установление символической цены на хлеб ясно вело к люмпенизации квиритов, и росту влияния демагогов, льстящих толпе и угождающих ей в удовлетворении ее потребительско-хамских аппетитов; по той же логике отвергался и аграрный закон, который хоть и должен был привести к получению земель беднотой, еще не утратившей навык к работе, но передававшей дело раздачи все тем же демагогам, вроде Сатурнина, или жадным до власти выскочкам, типа Мария. Как скажет позже Катон Младший, " не столько я боюсь раздела земель, сколько награды, которую потребуют за него совратители и потатчики народа". А на то, что " потатчики и совратители" обязательно этим воспользуются, указывали сопутствующие вроде бы полезному закону меры, а именно: вывод колоний должен был осуществиться за счет имущества консула 106 года Квинта Сервилия Цепиона, разгромившего восставших вольсков -тексотагов, и захвативших при этом в Толозе богатую добычу; эту самую добычу он не смог уберечь, и та пропала по пути в Рим, по версии Цепиона - была перехвачена разбойниками. Недоброжелатели консула тут же воспользовались этим событием для того, что бы обвинить полководца в присвоении добычи. дело в итоге осталось невыясненным, а сам Цепион - неосужденным. По проекту же закона Сатурнина получалось, что вина сенатора была установлена, и тот должен понести наказание в виде лишения собственного имущества.
А кроме того, Сатурнин перед принятием основного закона настоял на принятии другого закона, повелевающего сенаторам принести клятву в исполнении и непротивлении тому земельному закону, который будет принят на комициях.
Комиции вновь проходили неспокойно, сопровождась драками сторонииков и противников Сената; сочувствующих Сенату трибунов прогоняли дубина с ростр.
Закон в итоге был принят собраниями, а сенаторы - вынуждеы принести присягу по его исполнению. Единственным противником, уклонившимся от нее, стал Метелл Нумидийский, стяжавший себе славу при начале Югуртинской войны. Тот проявил себя последовательным противником демагогов, когда еще два года назад, будучи цензором, хотел лишить сенатотского звания и Главцию, и Сатурнина. Сатурнин провел закон, который бы лишал гражданства Метелла, как гражданина, отказавшегося подчиняться закону. Сторонники Метелла уже было взялись за оружие, желая защить заслуженного воина и государственного деятеля от принудительного удаления того из Сената, но сам Метелл остановил распрю, и призвал своих защитников не горячиться. Он добровольно покинул Рим, и отправился в изганине на остров Родос. Аграрный закон Сатурнина вступил в силу.
Но дни реформаторов были недолги.
В выборах консулов на следующий год свою кандидатуру выставил Главция. Сенат отклонил ее по формальным признакам ( несоблюдение временного интервала от прохождения от одной должности к другой), и на место Главции себя выдвинул другой кандидат - Гай Меммий. Этого вот кандидата очень скоро нашли мертвым - забитым дубинами.
Прямых улик против Сатурнина и Главции как организаторов убийства не было, но сенаторы однозначно сделали вывод о том, чьих рук это дело. Они очень хорошо осознали, что демагоги становятся все беспощаднее , то лишая их гражданства, да и вообще готовые к убийствам при выборах.
Сами демагоги потеряли доверие Мария. Тот ставил целью войти в сенаторскую среду. и стать там "своим", а вовсе не изощряться до бесконечности в пикировках с нею, тем более, что на него все больше стала ложиться тень пособника нарушителей добрых нравов и порядка. В итоге сенаторы поставили Мария перед однозначным выбором, и после того, как он склонился на их сторону, на чрезвычайном заседании сената было вынесено решение прекратить деятельность ннарушителей порядка и преступников.Принцепс Сената Марк Скавр вошел в Сенат, и призвал защищать свободу и законы, из хранилищ приверженцам Сената стали раздавать оружие.
А Сатурнин - тот просто не сумел вовремя перехватить инициативу. Он начал мобилизацию своих сторонников позже, чем требовалось, и в итоге был вынужден спасаться с горсткой приверженцев от вооруженных толп противников на Капитолии. Там началась было осада, но Марий приказал перекрыть идущий туда водопровод, и Сатурнин приказал свои сторонникам сдаться. Его вместе с ними поместили в Гостилиеву курию, под поручительство Мария, что расправы с ними он не допустит. Но... тут Марий своего слова не сдержал. Противники именно расправлись с пленными, и Сатрурнин с Главцией были умертвлещены.
Как написал об этих события Аппиан, "дошло до того, что никого более не могли уже защитить ни свобода, ни демократически строй, ни законы, ни сан".
Демократическая система агонизировала, рассудок и законы все больше уступали место внесудебным расправам , насилию, и демагогии, затягивая в эту воронку как простых людей, так и почтенные государственные учреждения.
Tags: нумизматика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments