Максим (monetam) wrote,
Максим
monetam

Categories:

Про теневые стороны благословенного советского прошлого

В мире ныне распространяемой советской мифологии должное место занимает сказка о «всеобщем равенстве», которым отличалось советское общество. Ибо не было в том обществе богатых, а все равно ходили на работу, и получали примерно одинаковую зар. плату, ходили в одинаковые магазины, в коих покупали примерно одинаковые предметы ширпотреба и еду. При этом потребительские возможности рядового гражданина были не такими уж и маленькими, ибо существовали в государстве рабочих и крестьян всякие нужные общественные фонды . Фонды эти оплачивали всякие потребности граждан, отчего бедняком обычный гражданин себя вовсе не чувствовал.
Так ли это было ?
Так, да не так.
Как говориться, «гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить !».
Волею судеб я имел рядовой и непривилегированный опыт наблюдения за подобными якобы уравнивающими традициями.
И понял, что уравнивания, а уж тем более выгоды от них рядовой труженик не получал, а если и получал – то самый мизер, несравнимый с тем, который пафосно декларируется сейчас адептами советской системы.
В начале двухтысячных я работал в двух самарских организациях , возникших и процветавших в советские времена. Одно из них было транспортным, другое – производящее стройматериалы. Оба предприятия были приватизированы , их акции, как водится, мигом скупило советское же руководство, которое не стало устранять самые приятные традиции ушедшего строя. Благодаря этому эти традиции я и понаблюдал…
Так вот, перед моими глазами была налаженная система питания на производстве. Воплощалась она в кухне-столовой, куда к 13.00 начинали сходиться как рабочие, так и служащие и ИТР. Столовые были в специально для этого построенных зданиях, стены их украшали еще не снятые, но изрядно запыленные , потерявшие актуальность стенды от общества книголюбов( « С книгой по жизни !»), уголок атеиста, и пр.
Ассортимент столовой был классически советский, с тремя блюдами. Первое- это плошка жидковатого супа, в котором мог плавать или кусок рыбы, или небольшой кусок мяса. Рыба была самая что ни на есть недорогая, но съедобная. Мясо же представляла из себя совсем неаппетитный комок жил и жира, его первым делом надо было отловить ложкой, и удалить из тарелки. Но толк от него всё же был, с ним бульон становился наваристей и вкуснее !
На второе шли либо каши (гречневая или рисовая, перловая или овсянка), с той же рыбой, или с мясом, или макароны. Тут мясо было позажаристей, и , хотя его размеры были крайне невелики, но соус-поджарка делал блюдо аппетитным. В тарелочках можно было взять салатик-гарнир ( капустный, морковный, яйцо с майонезом), или наконец , на третье напиток: чай или компот.
Порции были весьма скромными. Ими не наедался даже я, юрист, который сиднем сидит со своими бумагами, а рабочие, которые возились у цементных печей, или с железками на свежем воздухе, так стандартно брали по две, а то и по три порции.
Стоимость этой еды была невысокой; хотя вот, повторюсь, что бы именно поесть до утоления голода, надо было , как следствие, платить и за добавочные порции.
Знакомая ситуация, верно? Впрочем, это замечание относится только к моим ровесникам или более старшим по возрасту людям, молодежь представляет себе эту атмосферу очень туманно. Перед ней иные примеры, и, когда говоришь об общественном питании при СССР, им поневоле приходится представлять живые примеры перед глазами, в виде всяких кафешек.
Казалось бы, всё очень здорово: питание налажено, и цены не слишком кусаются !
Но был тут еще один скрытый смысл- о нем знали все рабочие. Но молчали. И заговаривали только изредка, да и то, когда были вконец, серьёзно чем-то расстроены, или ощутимо подвыпивши.
Этот смысл заключался вот в чем: к столовой было пристроено небольшое помещение, право входить в которое принадлежало только директору, и нескольким приближенным к нему людям. Этим помещением был …. своеобразный ресторан. В нем обедало (а порой ужинало) руководство. Кроме ресторанного интерьера , а именно хорошего ремонта с недешевой мебелью, там было вполне ресторанное меню, которое загодя уточнялось у едоков еще с утра. Тут были и замечательные салаты, и отличные вторые блюда, и наваристая уха из семги, и мясо – причем в таких размерах-порциях, что даже при отменном аппетите всё съесть было невозможно ! Три слова характеризуют эту кухню: дорого, вкусно и обильно. Посетители должны были не нести все заказанное на драном, липковатом от жира подносе, а получали из рук чистенькой и веселой поварихи. К концу обеда доставалась бутылочка коньяку, и желающие пропускали рюмку-другую; в торжественных случаях было и вино с водкой.
Сколько же стоило всё это удовольствие ?
Для посетителей – так нисколько. За это питание руководство не платило ни рубля. И из зарплаты у них это не вычиталось, нет. Вот такой коммунизм, да-с.
А за чей же счет были эти ежедневные банкеты ?
За счет «предприятия». Все эти продукты и приготовление оплачивалось из «фонда питания», который, в свою очередь, пополнялся оплатой … тех самых работяг, которые платили за свои порции макарон и компотов ! Иными словами, обильное питание привилегированной группы высокооплачиваемых «спецов» оплачивали именно что низкооплачиваемые рабочие и ИТР!
Об этом знали все. И все – боялись об этом говорить. особенно боялись говорить причастные к учету таких вот расходов бухгалтера: если они чувствовали, что собеседник пусть даже вскользь проявляет интерес к этим видам расходов, голос хранительницы «тайны» становился металлическо-агрессивным, как при разговоре с американским шпионом. Они, причастные бухгалтеры, понимали очень хорошо: потрепят языком лишнего – так мигом вылетят с работы.
Капиталистические времена принесли новшества: новые владельцы организаций прикрыли эти фонды, предложив управленцам питаться за свой личный счет.
Синекура закончилась.
А мифы о справедливости советской системы распределения – вполне себе живут.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments