Максим (monetam) wrote,
Максим
monetam

Агитпроп, или российский взгляд

Оригинал взят у watnique в Агитпроп
Для распространения в среде англосаксонских неполживцев и свободословосластцев:


Did someone ever spit into you mother's face in front of you? Posted nude pictures of your sister on the internet? Took a shit on your grandfather's medals?

Charlie Hebdo "journalists" did all that professionaly for years. They even got paid.

Therefore today I am – Syrian;
I am – Odessite burned alive in Trade Unions House;
I am – Palestinian boy suffocating beneath ruins of my own house in Gaza;
I am – Jewish granny killed by unguided rocket;
I am – five years old Arseny, torn to pieces by mortar shell launched by Ukrainian army in Slavyansk. Last thing I've seen before I went blind – my mother dying to let me live for six more hours;
I am – cab driver, mechanic, miner, factory worker from Donetsk protecting my family from Ukrainian neonazis invasion;
I am – tortured Guantanamo adbuctee. No lawyer, no trial – my relatives don't even know I'm still alive;
I am – Cuban rotting away in secret CIA prison in a random country. Maybe it is even yours, I do not know;
I am – teenager killed by USA cop without warning, because cop "felt threatened";
I am – one of the innocent French policemen killed on 7th of January.

But I am NOT your fucking Charlie!

Not today, not ever.


Авторство вашего покорного слуги, вдохновившегося похожим русским комментарием анонима на просторах интернетов. Ссылка не обязательна.



Кто-то плюнул в лицо твоей матери, стоя перед тобой? Выложил фотографии твоей обнажённой сестры в интернет? Насрал на медали твоего покойного деда?

"Журналисты" Шарли Эбдо делали всё это профессионально. Годами. Им за это платили.

И поэтому сегодня я – сириец;
Я – одессит, горящий заживо в Доме Профсоюзов;
Я – палестинский мальчонка, задыхающийся под руинами моего дома в Газе;
Я – еврейская бабушка, убитая неуправляемой ракетой;
Я – пятилетний Арсений, разорванный на куски миной, запущенной украинской армией в Славянске. Последнее, что я увидел перед тем, как ослепнуть – как умирает моя мама, прикрывшая меня, чтобы я смог пожить ещё шесть часов;
Я – таксист, механик, шахтёр, простой работяга из Донецка, взявший в руки оружие, чтобы защитить мою семью от украинских нео-нацистов;
Я – пленник в Гуантанамо, меня пытают. Ни адвоката, ни суда – мои родные даже не знают, что я ещё жив;
Я – кубинец, гниющий заживо в секретной тюрьме ЦРУ в какой-то стране. Может быть даже в твоей, я не знаю;
Я – пацан, убитый американским полицейским, которому показалось, что "я ему угрожал";
Я – один из французских полицейских, убитых 7-го Января.

Но я не ваш поганый Шарли!

Ни сегодня, никогда.




Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments