September 19th, 2021

Фермерские будни в КНДР - "только ленивые голодают" ( по tttkkk)

Вчера – долгий разговор под запись с северокореянкой, которая перебралась (как обычно – нелегально через Китай и Таиланд) в Южную Корею перед самым началом эпидемии, когда все каналы для эмиграции из КНДР захлопнулись на неопределённый срок. Тётушке Ким (имя условное) – за 60, и всю свою жизнь она была крестьянкой, точнее – фермершей, ибо с середины 1980-х (на полную мощность – с середины 1990-х) вела вполне себе продвинутое и достаточно прибыльное частное хозяйство. Числилась при этом, конечно, домохозяйкой, как и ¾ северокорейских замужних женщин.

Ферма по северокорейским меркам успешная – кабанчики, овечки и, разумеется, курицы (хотя сама призналась, что курятину терпеть не может и с юности её не ест). Кроме этого – огромный по северокорейским меркам участок сотхочжи, то есть полулегальное частное поле в горах, на неудобьях. Формально оно, конечно, полулегальное, но с 2002 года с таких полей полагалось платить налоги, и в целом правительство на их существование смотрело достаточно спокойно, хотя время от времени в Пхеньяне случались пароксизмы борьбы с этими частными участками на крутых склонах (борьба эта всегда кончалась ничем). В страду нанимали двух-трёх батраков из односельчан: бесплатная кормёжка в обед и ужин, а также 4-5 кг кукурузы за каждый целиком отработанный день (условия вполне стандартные).

Жили зажиточно. У мужа уже в середине 1990-х был мотоцикл (примерно как у нас «Лексус») В начале 2010-х даже купили грузовик, который, разумеется, был фиктивно записан на госорганизацию, как оно в Северной Корее принято. Любопытно, что грузовик купили газогенераторный. На мой несколько удивлённый вопрос тётушка Ким ответила, что, мол, газогенераторного грузовика для их потребностей хватало, а головной боли с бензином он не создавал. Правда, дивайс («Сынли-58», для тех, кто понимает) всё время ломался, но её муж, как тётушка постоянно подчёркивала (вообще говорила о нём много и с гордостью) – мастер на все руки, так что особой проблемы это для них не составляло.

Впрочем, интересных моментов тут несколько, из-за которых я собственно и решил написать про это даже в ЖЖ, а не ограничиваться упоминанием в очередной академической статье.

1. Любопытно отношение тётушки Ким к голоду 1996-99 годов и вообще к событиям времён правления Ким Чен Ира, которое несколько напоминает отношение тех россиян, которые преуспели во времена Ельцина, к тем россиянам, которые тогда преуспеть не смогли. Тётушка сказала, что, мол, конечно в 1996-99 году от голода умирали и вполне адекватные люди – но только если им не повезло (например, инвалиды). Тем не менее, сказала она, даже тогда, мол, любой «нормальный мужик и баба с головой и руками, по крайней мере, на еду себе и семье заработать мог почти всегда», а голодали и, мол,только те, у которых были проблемы то ли с головой, то ли с руками, то ли с и тем и тем сразу. А уж если говорить о временах после 2000 года, то, по её мнению, в Северной Корее крестьянину жить стало можно вполне нормально.

2. При том, что в её разговорах постоянно фигурировали взятки, которые приходилось платить чиновникам крупным и мелким, она явно воспринимала это как мелкую часть производственной деятельности, и с куда большим интересом говорила об особенностях выращивания кукурузы на горных склонах (тётке явно очень нравилось то, чем она занималась). Впрочем, я уже давно замечаю, что фермеры с сотхочжи, кустари-надомники, мелкие торговцы в общем от коррупции страдают не сильно – если только под какую кампанию не попадут.

3. Толчком к богатству от зажиточности стала поездка мужа в Россию в начале 1990-х, в качестве строительного рабочего. Они сильно напряглись, когда на взятки копили, чтобы ему разрешили поехать, кирпичи в России на стройках таскать. Именно тогда муж привёз домой для перепродажи кучу российского дефицита, что позволило им существенно расширить собственную ферму и превратиться из, скажем так, крестьян-середняков в крестьян-богатеев. Ещё раз, привет Госдепартаменту США и право-левым правозащитникам с их вечными историями о «рабском труде» северокорейских рабочих за границей. Ну, зачем Госдепартамент врёт – понятно, у дипломатов во всём мире работа такая, им полагается врать во имя национальных интересов, но вот борцуны со всем плохим и за всё хорошее, они чего присоединяются?

4. Решение об отъезде из Северной Кореи тоже принял муж, прчём Россия в этом решении тоже была задействована. Детей они подняли, дали им очень хорошее (по меркам времени и места) образование. Но муж, съездив уже в нулевые во второй раз в Россию валить лес в Сибири, и почитав там южнокорейский интернет, равно как и вообще осмотревшись и поняв, что происходит в мире, сказал, вернувшись: «мы с тобой будем здесь дорабатывать, а у детей наших здесь будущего нет, им надо уезжать – и как можно быстрее». После этого семья приступила к поэтапной эвакуации через Китай, и уже в последний момент, перед захлопыванием границ, выехала и тётушка Ким, закрыв, так сказать, двери их весьма комфортабельной по северокорейским сельским меркам усадьбы. Эмиграция воспринималась как своего рода выход на пенсию (ну, и уже внуки подоспели).

источник: https://tttkkk.livejournal.com/329486.html?utm_medium=email&utm_source=JournalNewEntry

Крокодил 1985 № 28 (309) "Крок-пресс 3"

КРОК ПРЕСС

ПИНГ- ПОНГ

Дорогой Крокодил! Наше Алтайское моторное производственное объединение с апреля этого года занялось игрой, напоминающей пинг-понг. Только летают туда-сюда не шарики, а каркасы для сальников. И далеко летают, за тысячи километров. Сальники поставляет нам, в частности, Волжский завод резинотехнических изделий. Для их изготовления нужны металлические каркасы, которые делает Бе-

лорецкий завод рессор и пружин. Но он их не промывает, и поэтому заводы РТИ отказались изготовлять сальники. Кому охота возиться с грязными деталями?!

В результате принято мудрое решение: Белорецкий завод сделал каркасы для сальников, удар – и они полетели к нам. Мы каркасы промыли, удар – и они полетели на заводы РТИ. Там сделали сальники, использовав эти каркасы, удар - и сальники вновь полетели к нам. Сколько же занято людей таким перекидыванием, сколько впустую гоняется железнодорожных вагонов! А ведь этот тысячекилометровый пинг-понг устранить просто. Достаточно на Белорецком заводе поставить хотя бы самую маломощную моечную машину.

Бригада мойщиков Алтайского моторного производственного объединения

(восемь подписей).

Переадресовываем это письмо Министерству автомобильной промышленности СССР и с нетерпением ждем ответа.

ПОЧЕМУ ОТПЛАВАЛАСЬ РЫБКА...

Collapse )