March 2nd, 2021

Про поведение в суде ( по Дм. Гололобову)

Только человек абсолютно не понимающий принципы функционирования современного правосудия может восхищаться поведением г-н Навального в суде. Ни один ни европейский, ни американский судья принципиально не может приветствовать попытки оскорбить и унизить своих коллег и иных участников процесса в абсолютно любом суде. Даже в каком-нибудь Сомали или Береге Слоновой Кости. Даже, если человек может грозить приговор к публичному съедению. Любые слова можно сказать совершенно спокойно, без выкрутасов и оскорблений, любую информацию и комментарии можно изложить в пресс-релизе для СМИ. И для тех же судей Европейского суда это будет иметь в десять раз большую "силу", чем попытка сказать тоже самая матом и с пеной вокруг рта. Любой суд, даже если он кажется общественности крайне несправедливым, требует выдержки, корректности и уважения в изложении аргументов и общении с участниками процесса. В английском юридическом есть такой хороший термин "Scandalizing the court". Так вот, он идеально подходит к действиям г-на Навального. Короче, чем он больше будет в судах орать и оскорблять судей и прокуроров, тем меньше в глазах даже самых яростных западных правозащитников будет похож на реального "политического страдальца".

Про день рождения Михаила Горбачева

Все вдруг вспоомнили, что сегодня Горбачеву, оказывается, исполнилось 90 лет.
 Ну и начали  сочинять  свои анализы его личности да его политики.
 Одни сочинили большие, другие - маленькие.
 А  лучше всего ( ну и меньше всего) сказал Аркадий Кайданов :

День рождения Горбачева, человека, которого считают либо мессией, либо дьяволом.
А он всего лишь слабый человек, не ведавший что творил, а потом уже просто бумажный кораблик, которого завертел водоворот.
Позже много лет Горбачев уверял всех, что именно он управлял водоворотом.
Но он - бумажный кораблик.
Здоровья ему.
Чего уж теперь.

И в самом деле, слать проклятия человеку , который искренне не понимал, во что ввязался, и каких джиннов понавыпускал из бутылок - все равно что сердится на литературного Вольку Костылькова, который взял да выпустил из случайнонайденной бутылки Хоттабыча, оказашегося вовсе не добреньким старичком, и не пожелавшего слушаться своего вызволителя.

Про Горбачева - или про то, что и почему он совершил полезного

«Один римский историк говорил — и вы эту фразу запомните, — что Рим обязательно падёт. Но народ проклянёт не тех, кто в течение долгого времени вёл Рим к гибели, а того последнего, при котором он рухнул».
2 марта 1931 года в селе Привольное Северо-Кавказского края родился Михаил Сергеевич Горбачев.
«В 1933, мне было два года. В селе Привольном от голода умер почти каждый второй. В семье моего деда Андрея было шестеро детей, в том числе мой отец. Трое из них умерли.
Когда пришла весна, посевного зерна уже не осталось. Дед Андрей в колхоз не вступал, оставался «единоличником». Но и он обязан был, по постановлению правительства, выполнять «план по севу». А чем сеять? И дед Андрей был осужден за невыполнение плана посевной. Было объявлено — «за саботаж». Он был сослан на лесоповал в Сибирь. Ему повезло, он выжил.
Другой мой дед тоже был арестован. А ведь он, дед Пантелей, был председателем колхоза. Он верил в советскую власть. Но его вдруг обвинили в том, что он троцкист. В сталинские времена это рассматривалось как опасное преступление. И сразу к нам перестали заходить соседи, а если кто всё же осмеливался, то только ночью. Дом на карантине. Дом врага народа!
Но мой дед выжил. Его приговорили к расстрелу. Но приговор не был приведён в исполнение. Изменились политические обстоятельства. Лишь один-единственный раз он как-то рассказал об этом за столом. После этого - никогда. Его никто и не спрашивал. Ни у нас, ни в других семьях. Так всё покрывалось завесой «большого молчания». Спустя десятилетия - я уже был президентом Советского Союза - я попросил принести мне протоколы его ареста из архива КГБ. 14 месяцев его допрашивали. Пытали, но он не признал никакой вины. Я был восхищён его стойкостью, потрясён его судьбой.»
13 августа 1990 года М. С. Горбачёв подписал указ «О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 20-50-х годов»:
«Выражая принципиальное осуждение массовых репрессий, считая их несовместимыми с нормами цивилизации и на основании статей 1277 и 114 Конституции СССР, постановляю: Признать незаконными, противоречащими основным гражданским и социально-экономическим правам человека репрессии, проводившиеся в отношении крестьян в период коллективизации, а также в отношении всех других граждан по политическим, социальным, национальным, религиозным и иным мотивам в 20–50-х годах, и полностью восстановить права этих граждан».