February 10th, 2021

Про "поравалильщиков" ( по Березину)

Меня всегда утомляла эстетика разговоров «поравалить». Вот бормочет эти слова твой друг и десять лет никак не удосужится сходить за паспортом.
Он бормочет это уже не годами, а десятилетиями, и ты начинаешь чувствовать себя соучастником этой пошлости.
Забегая вперёд, скажу, что это и к бегству из Facebook относится.
Бежать надо быстро и споро, не ведя репортажей, и, как советует великое собрание сюжетов «1001 и одна ночь», «взяв вещи лёгкие и ценой дорогие».
Впрочем, лучшая история, которую я про это знаю, случилась в середине девяностых.
Я тогда ходил по ночам разговаривать (и употреблять алкогольные напитки) в один из ларьков на Калининском проспекте. (Там людей без высшего образования вовсе не было, и в основном всякую дрянь вроде хуёв из плохой резины, фальшивых часов и видеокассет продавали кандидаты и доктора ненужных наук)
Это место, по крайней мере весь торговый ряд вдоль проспекта, держали, разумеется, бандиты.
Так вот, в соседнем ларьке одна семья торговала джинсами: муж подменял жену ночью, а сын-студент помогал им во всякое время.
Раз в неделю (не помню точно когда) они приезжали за деньгами и привозили товар.
Однажды они появились, а ларёк оказался закрыт. На окнах висят те стальные щиты, что навешивались на ночь - даже когда продавцы сидели внутри.
Одним словом, ничего не видно. Стукнулись хозяева-бандиты к моим друзьям. Те ничего не знают, но доложили, что соседи вчера ещё работали.
Наконец, хозяева вскрыли ларёк, там, разумеется, нет ни джинсов, ни выручки. Нет вообще ничего, даже пол выметен.
Ломанулись братки дорогие по адресу прописки. А там, оказывается, квартира уже три месяца как продана.
Ну, потом бандиты узнали у ментов, что вся эта семья в тот момент, когда они пилили щиты на ларьке, регистрировалась на рейс в Мельбурн.
Так, по крайней мере, мне рассказывал Дмитрий Борисович С., пока я разливал принесённое.
И то верно – не любо, не слушай, а врать не мешай.


И потом:
Если человек что хочет сделать, то делает. Не обязательно молча, но разговаривая о конкретике. А разговоры о том, что собираешься делать, но не состоящие в сборе полезных сведений, подбору коллег и/или соучастников, поиску инвесторов и пр. практичным вещам, могут иметь целью разные цели, но никогда выполнение высказанного.

Конкретно по "поравалить" это может быть:
1. Получить порцию сочувствия к бедам и несчастьях, из-за которых не можно хорошо жить здесь.
2. Получить оценку себя, как "талантливого" и "перспективного", как часть пакета уговоров не валить и остаться здесь.
3. Получить поддержку своей самооценки, как более высокого, по сравнению со здешним быдлом (и выдать аналогичную поддержку собеседнику)
4. Просто душевно поонанировать, представляя себя на берегу океана, "Мохито" в одной руке, блондинка в другой, штаны оттопыриваются, в том числе и от баксов.
5. (единственно практичный вариант) Намекнуть начальнику, что могли бы жалование и повысить, такой спец, как я, за бугром огроменные денежки получает!

Крокодил 1985 (89) " Человек с веслом"

ЧЕЛОВЕК С ВЕСЛОМ

        Положа руку на сердце, скажите: каждодневно вы ходите на работу—как на праздник? Нет, не идете. Потому что с годами, как ты ни люби свое дело, притупляется увство радости от него. И иногда до того притупится, что подступают к горлу тошнотики от необходимости изо дня в день совершать тысячи пусть разнообразных, но обрыдших производственных действий.
        И просится мысль, что размежить бы их, эти заунывные и рутинные действия, чем-нибудь зажигательным. Ну, придумано кое-что зажигательное: трубит в учреждении или министерстве флюгельгорн, скликая всех, без различия рангов и званий, построиться для оздоровительной пятиминутной гимнастики.
       Однако, ну ее ко псам, эту гимнастику—изогнулись, прогнулись, загнулись... Не бодрит она, не щекочет нервы, не оттеняет работу неизведанными прелестными гранями. И в совершенно угасшем состоянии обрушивается ответственный или просто так товарищ в очередные заседания и собрания. Здесь жуют докладчики по памяти и с листа и окаянство городского шума даже через двойные рамы насилует мозг.
        Нудно работаем мы, товарищи. Не умеем расцветить трудовые будни подобающим образом. А вот взять бы да вынести заводское совещание руководства в природу! Да что тамзавод. По-над речкой и министерское совещание провести любо-дорого. Эдак амфитеатром расположиться близ пляжа, докладчики сплошь сидят по-турецки, и так умилительно поползень с соснового ствола вдруг соппонирует очередному докладчику (насчет улучшения полосы частот в микрофонах):
       - Тю-ти! Тю-ти!
   Collapse )