December 7th, 2020

Как убивает борьба с ковидом ( по А. Перла)

В России в 2020 году умрёт почти на 200 тысяч человек больше, чем в 2019 году. Большинство – не от коронавируса, но из-за перегрузки системы здравоохранения и страшного напряжения в самом обществе.

26 ноября Сергей Собянин в очередной раз продлил в Москве ограничительные меры в связи с эпидемией коронавируса – на этот раз до 15 января. До конца новогодних каникул. Никаких праздников в Москве и в других российских регионах, выходит, не будет. Не до праздников. Всё сожрал ковид. Нужно беречь здоровье граждан. Со здоровьем в конце 2020 года действительно всё невесело – слово года, похоже, "сверхсмертность". Система здравоохранения не справляется.

Ложь, наглая ложь и статистика

Конечно, надо различать реальные проблемы здравоохранения и проблемы, созданные в нашем сознании стереотипами, унаследованными от 90-х, и враждебной пропагандой. Когда в сентябрьском опросе фонда "Общественное мнение" 49% граждан говорят, что дела в нашей медицине обстоят плохо, а полностью довольны здравоохранением в стране только 10% – эти люди говорят не о том, как обстоят дела на самом деле, а о том, какую картину мира для них нарисовали. Говорят о своём страхе: скорая не приедет, в поликлинике очереди, анализы только за деньги, заболеешь – не знаешь, куда бежать. К тому же респонденты, конечно, убеждены в том, что где-то "на Западе", "у них там" дела в медицине обстоят гораздо лучше. То, насколько объективно хуже выглядит Запад в противостоянии с модной болезнью, людей, привыкших думать, что хорошо там, где нас нет, не убеждает. Не убеждают и цифры. Что с того, что в США от ковида уже умерло более 250 тысяч человек – в шесть раз с лишним, чем в России. Мы-то в России, нам здесь страшно.

Недоверие к отечественной системе здравоохранения порождает очень большую часть проблем из тех, с которыми мы столкнулись сегодня. Прежде всего – панику и ажиотажный спрос на лекарства от ОРВИ в аптеках. Однако, если мы разумные люди, надо понимать: на самом деле, несмотря на ковид, статистически ничего особенного сейчас ведь не происходит. Ну судите сами:

в 2019 году болезнями органов дыхания (грипп, ОРВИ, пневмония) переболели 50 миллионов российских граждан. «Новой коронавирусной инфекцией», по официальным данным, за 10 месяцев заразились примерно 1,5 миллиона человек, из которых 1,3 миллиона уже выздоровели.

При этом поскольку любую пневмонию, а теперь уже и вообще любую простуду интерпретируют прежде всего как ковид, такой диагноз, как грипп, вообще куда-то исчез из практики в целом ряде российских регионов. Осень – традиционное время для эпидемии гриппа. Вы что-нибудь слышали об этом в последнее время? Ну и я не слышал, и никто не слышал. Гриппа как будто бы больше нет. И "обычной" пневмонии место осталось только в медицинской отчётности. Даже врачи уже говорят: "Ковид обнаружили на КТ", хотя с помощью этого исследования можно найти только пневмонию, но никак не вирус.


Да и с ужасными цифрами смертности от ковида и пневмонии всё не так просто.

С начала эпидемии коронавируса уже 37,5 тысяч летальных исходов. Это большая беда. Примерно за тот же период в 2019 году от пневмонии умерло 19 тысяч человек. В два раза меньше. Однако это был лучший год за очень долгое время. В 2016-м от пневмонии умерла 31 тысяча человек. В 2014-м – почти 40 тысяч, а всего от болезней органов дыхания – 80 тысяч человек, и это без присоединённого в том году Крыма.

анные из статьи в журнале "Пульмонология").

То есть показатели смертности от пневмонии в 2014 году были примерно равны нынешним – в условиях пандемии новой коронавирусной инфекции, она же "самая странная пандемия в истории".

Однако при том, что от ковида в России умерло менее 38 тысяч человек, "сверхсмертность" в стране уже составила 16 тысяч человек в месяц. Наиболее пессимистичные оценки – избыточная (по сравнению с 2019 годом и прошлогодними прогнозами) смертность составит в 2020 году до 200 тысяч (!) человек. Откуда эти 160 тысяч дополнительных нековидных смертей?

Людей просто не лечат?!

Не менее 100 тысяч человек в России в 2020 году уже умерли с неясным диагнозом, скоропостижно и/или из-за перегрузки системы здравоохранения. Как это выглядит на практике? Я вам сейчас расскажу. Несколько дней назад скончался мой хороший знакомый (у меня нет разрешения его семьи называть имя, я прошу поверить – речь о хорошо известном мне человеке). Ему было всего 52 года. Никаким ковидом он не заражался. Жил он в Свердловской области. Однажды утром пошёл на работу. Упал на лестнице, закружилась голова. Вернулся домой, попытался вызвать скорую. Не получилось. Попросил сына проводить его в поликлинику. До поликлиники дошёл, но ничего внятного от терапевта не услышал. Вернулся пешком домой. На лестнице снова упал. Вошёл в квартиру, лёг на диван... И всё.

Ему не помогли. А в нормальном состоянии системы здравоохранения – должны были бы помочь. Времени от момента, когда, почувствовав себя плохо, человек не пошёл на работу и вызвал скорую – было! Вот только в уральских и сибирских городах сегодня скорая может ехать к человеку и два и даже три дня. Слишком много вызовов. Врачи работают сутками – и не успевают всё равно. Перепуганные люди вызывают скорую в прямом смысле слова на любой чих. Определить, насколько серьёзен вызов – не всегда возможно. Мы не на Западе, где во многих странах не то что за ложный вызов, а просто за вызов, за которым не последует госпитализация, придётся платить огромные деньги. У нас скорая помощь работает бесплатно. И не справляется с нагрузкой.

И поликлиники не справляются. Спросите больных любой болезнью в любом регионе: очереди к узким специалистам выросли. Попробуйте попасть к хирургу в Московской области – вы будете ждать, в лучшем случае, дней десять. Нет, хирург в вашей поликлинике не обленился. Он-то как раз работает на износ. Но в его сутках тоже всего 24 часа.

В регионах Центрального федерального округа врачи пишут в свои минздравы: мы работаем одновременно в инфекционных госпиталях и на своих обычных рабочих местах. С ковидными и нековидными пациентами одновременно. Мы все на две ставки, нам не хватает сил и времени, заполните хотя бы места по штатному расписанию! Минздравы отмалчиваются: чем больше врачей, тем больше нужно тратить денег на зарплаты. Лишних денег нет.

А "лишние" пациенты – есть. Ковидоистерия заставила перепрофилировать десятки тысяч коек по стране и направить в красные зоны в общей сложности почти полмиллиона (!) медработников – врачей и медсестёр. Что стало с пациентами, которых они должны были бы лечить в нормальной ситуации? Они безуспешно ждут своих плановых осмотров, операций и госпитализаций. Их некуда класть и некому оперировать.


Эта ситуация совсем не безобидна. Приведу с цифрами лишь один пример. В России примерно 4 тысячи больных муковисцидозом. Это страшная болезнь, поражающая именно органы дыхания. Лёгкие. Жизнь каждого из них сегодня находится под угрозой. Они не могут получить необходимую внутривенную терапию. Отделения в больницах, в которых есть условия для лечения этой болезни, перепрофилированы под ковид. Лечить на дому – нельзя. Нет дома для этого условий. Особенно тяжёлая ситуация с муковисцидозом, по данным благотворительных организаций, занятых помощью больным именно этой болезнью, сложилась в Волгоградской, Воронежской и Ленинградской областях. Минздрав в курсе проблемы, говорят общественники. Будем надеяться, что успеет отреагировать, и страшные показатели "сверхсмертности" за счёт больных муковисцидозом не увеличатся.

Общих цифр роста смертности "плановых" больных на сегодня нет. Мы можем лишь догадываться, сколько их в этих страшных ста тысячах "сверхсмертности". Половина? Больше половины? Кто там в первую очередь? Сердечники? Директор Национального медицинского исследовательского центра имени В. А. Алмазова Минздрава России, академик РАН Евгений Шляхто заявил "Известям":

Мы видим увеличение смертности от сердечно-сосудистых заболеваний в связи с многими факторами. Это и сама коронавирусная инфекция, и боязнь посещения поликлиник.

Боязнь посещения поликлиник, вы понимаете?! Людей пугают из телевизора страшным вирусом. И люди боятся. И, будучи больны, медлят обращаться к врачам – ведь там так легко подцепить ковид. И умирают вовсе не от ковида, а от привычного инфаркта...

А ведь ещё совсем недавно, в 2018 году, в медицинском сообществе праздновали рекордное снижение смертности от сердечно-сосудистых заболеваний – более чем на 30% по сравнению с началом XXI века. Что с этим достижением теперь? Всё смела борьба с ковидом.

Ещё одна "новая" причина "избыточных" смертей, в том числе и сердечных, – стрессы. Люди теряют работу. У них падают доходы. Они не могут вести привычный образ жизни, запертые в квартирах удалёнкой и дистанционкой. В малогабаритных городских квартирах, рассчитанных на то, чтобы в них ночевать, а не на то, чтобы проводить круглые сутки неделю за неделей. В Аргентине после пяти месяцев борьбы с ковидом появился термин "эпидемия депрессии". Подсчитывают смертность от этой эпидемии – цифры как минимум сравнимы с эпидемией коронавируса. Когда начнём подсчитывать мы?

Последствия избыточной смертности на фоне эпидемии ковида ещё предстоит оценить.

Избыточная смертность от COVID-19 затрагивает по большей части людей старшего возраста, в связи с чем в развитых странах ускорилась смена поколений,

– сказал в интервью "Независимой газете" основатель холдинга "Умная среда" Артём Чехранов. Если он прав, остаётся сказать читателям лишь одно: берегите своих стариков.

Крокодил 1985(24) Летающий транзистор, или ручки вверх !

МЕЛОЧЕЙ НЕТ!

              Фломастер, карандаш, авторучку человек берет в руки сызмальства и не расстается с ними всю жизнь. Детские каракули сменяются школьными диктантами, потом, возможно, первыми лирическими стихами, студенческими конспектами, романами и документами международного значения.
              Так что качество всего того, что обозначается суховатыми словами «средства письма»,это совсем не мелочь, как может кому-то показаться на первый взгляд.
             Не так давно были пересмотрены стандарты с целью повышения технического уровня авторучек, механических карандашей, фломастеров и пишущих узлов. Казалось бы, все, кто выпускает «средства письма», должны были немедленно перестроиться. Но, увы, этого не произошло.
            Госстандарт проверил соблюдение стандартов на тридцати шести предприятиях России, Украины, Грузии, Армении, Киргизии, Латвии, Азербайджана
и Молдавии. Результаты проверки оказались весьма неутешительными.
           Из 255128 проверенных авторучек, фломастеров и механических карандашей 144567 не соответствовали требованиям стандартов. А ведь это более пятидесяти шести процентов! Вот скольких покупателей огорчили бы эти пишущие средства, попади они на прилавок.
          Так что тема для нашего нынешнего разговора есть!

ЛЕТАЮЩИЙ ТРАНЗИСТОР, ИЛИ РУЧКИ ВВЕРХ !

          То, что Пушкин был гением, сомнений не вызывает. Помните, с какой очаровательной легкостью описал он творческий процесс? У него и мысли волнуются, и рифмы бегут мыслям навстречу. А остальное, как говорится, дело техники: «...пальцы тянутся к перу, перо к бумаге, минута, и...»
         Хорошо классику. Мысли наличествуют, бумага есть. И перо, хоть и поскрипывает,
пишет безотказно. Гусь без НОТа, АСУ, НИИ, ОТК и ГОСТа производил перо—средство
письма, по-нынешнему—отменного качества, не халтурил. И с валом у гуся был порядок.
Всем грамотным перьев хватало.У нас тоже наблюдается известное волнение мыслей. Рифм, слава богу, для фельетона не надо. Наши пальцы тоже тянутся к перу, перо к бумаге, минута, и...
        Вот на этой фразе мы сменили шариковую ручку. Та, которой написаны три предыдущих абзаца, забастовала, как ни грели мы ее своим дыханием, как ни раскаляли над газовой горелкой. Ладно, взяли перьевую. С ее помощью легли на бумагу следующие строки.
          Помнится, не так давно нас за уши было не оттащить от телевизора: очень уж захватил десятисерийный детектив. Яркое впечатление оставил, в частности, тот эпизод сериала, где отъявленного гнуса Дубова, шпионившего под кличкой «Трианон», наконец-то берут на его квартире. Но этот изворотливый тип, сославшись на то, что, дескать, предложенная ему ручка плохо пишет, получает разрешение воспользоваться собственной ручкой. А в ней, как это водится у шпионов, смертельный яд. И вот уже Трианон замертво валится на пол.
           Многие потом недоумевали: как, мол, это наши чекисты допустили подобную оплошность? А на чем, спрашивается, так тонко сыграл шпион? На качестве ручек! Да и
чекист, видимо, знал, что «средства письма» у нас частенько барахлят. Вот и не заподозрил подвоха. Не ручаемся, конечно, что Юлиан Семенов рассуждал, как мы...
          Тут нам опять пришлось сменить ручку. Наша перьевая вдруг стала яростно плеваться чернилами, и за кляксами на листе пропали слова. Мы взяли фломастер. Толстовато пишет, зато без клякс. На количество средств письма нам обижаться
грех. Только перьевых и шариковых авторучек у нас ежегодно производится четыреста семьдесят миллионов штук. Делают их многие, но главным является союзный Мин-
прибор, имеющий мощные заводы в Москве, Ленинграде, Харькове и Ярославле. Они-то и призваны задавать тон всей отрасли. Как же славно выглядит продукция этих
четырех головных предприятий в цветном рекламном буклете «Союзоргтехники»! Чего тут только нет—глаза разбегаются! Тут авторучки с перьями открытыми, полузакрытыми и закрытыми, с плоскими и круглыми, с золотыми и упроченными твердыми сплавами. Тут- ручки с поршневыми и вакуумно-пипеточными механизмами, со сменными чернильными ампулами. Тут популярные шариковые авторучки с неподвижными и выдвигающимися стержнями. Их корпуса и колпачки всех цветов радуги: пластмассовые, металлические, хромированные, эматалированные, с вибронакаткой. Тут волоконные карандаши—фломастеры и чудодейственная ручка «Сигнал» с капиллярно-пишущим стержнем, способная якобы писать на дереве, пленке, керамике и металле. Тут роскошные подарочные экземпляры для уходящих на пенсию и молодоженов.
            Словом, с дизайном вроде бы все в порядке. Но что нам дизайн, если ручка толком не пишет?
            Вспоминается, что в давнем юмористическом рассказе транзисторный радиоприемник парил в воздухе.
- Ну, как? Здорово?- спрашивает автор изобретения.
- Здорово! - отвечают ему.-А теперь покажите, как он играет.
Изобретатель уходит, ошеломленный такой постановкой вопроса, но вскоре возвращается.
Подброшенный вверх приемник шлепается на пол.
- Ну, а теперь как?- гордо спрашивает умелец.
- Но он же у вас не играет!
- Да, но зато уже не летает!..
        Ну вот! Теперь докончить мысль не дал иссякший фломастер! Бледнела, бледнела строка за строкой, пока наше «средство письма» вовсе не перестало оставлять след,
будто мы пишем симпатическими чернилами. Придется продолжить мысль карандашом.
         Да, как ни крути, но приемник должен прежде всего играть, топор-рубить, лампочка- светить, а пишущее средство—писать. Писать чисто и непрерывно с первого прикосновения к бумаге. Никакой дизайн этого качества не заменит.
         Госстандарт это прекрасно понимает и потому требует строжайшего соблюдения технологической дисциплины, начиная от разработки модели и кончая хранением.             
         Конструкторы, хотя это для них и обидно, обязаны для каждой новой модели выбрать аналог из числа лучших мировых достижений. Есть на кого равняться, есть под кого делать. А когда сделано?
          Вы представить не можете, какие сложнейшие испытания должна пройти скромная перьевая ручка! Будет проверена длина линии после одной заправки, время расписывания ручки после восьми часов хранения с надетым колпачком и после тридцати минут пребывания ее с открытым пером. Ручку будут бросать на пол с полутораметровой высоты для выяснения прочности. Будет проверена ее герметичность при повышенном давлении, будет установлено, нет ли самопроизвольного вытекания чернил при нагревании корпуса ручки от соприкосновения с рукой. Специальная машинка восемь тысяч раз отогнет держатель колпачка на два миллиметра. Восемьсот раз будут набраны и выпущены чернила. Упакованную авторучку хорошенько потрясут с частотой толчков восемьдесят- сто двадцать в минуту, имитируя все транспортные невзгоды.
             Разумеется, такую «камеру пыток» проходят лишь счастливицы, наугад взятые из большой партии. Но выдержавшая все испытания авторучка, увы, продаже не подлежит.
              Она на пределе своих ресурсов, она устала.
             Те же, которых не подвергали таким проверкам, вполне могут забарахлить. И      частенько это делают. Ничего чересчур удивительного в том нет.
              Заводы-изготовители имеют дело с множеством поставщиков, качество продукции которых они просто не имеют сил проверить. Ну как, скажем, ярославской «Оргтехнике» проконтролировать размер, химический состав и форму каждого из тридцати миллионов рутениевых шариков для упрочения пера, которые дает Свердловск? Опять-таки лишь выборочно! А уральцы гонят шарики не круглые, а яйцевидные и большего размера. Или как соответствующему предприятию в Кишиневе, выпускающему оргтехнику, убедиться в доброкачественности шести миллионов графитных стержней, полученных с фабрики имени Крупской из Москвы? Тоже выборочно! Или мыслимо ли опробовать каждый пишущий узел для шариковой ручки, миллионами выпускаемый
на Мин-Кушском заводе в Киргизии? Выборочно! И как быть, если большинство поставщиков упорно не желает считаться с требованиями ГОСТа?
          Одна выборочная проверка наслаивается на другую, а мы в результате покупаем непишущую .авторучку и нерисующий фломастер.
           Летающий транзистор покупаем мы...
           Вот те раз! Нажали в справедливом гневе посильней на карандаш, и готово дело—грифель сломался. Вооружимся очередным «средством письма», чтобы как-то закончить наш разговор. .
          Один небезызвестный .литературный герой отказывался от вечной иглы для примуса на том основании, что он не собирается жить вечно. По той же причине мы отказываемся от вечного пера. Но это еще не повод, чтобы давать нам перья, пишущие всего минуту или не пишущие вовсе. Ведь до смешного доходит. Нам порой телефон доброй приятельницы  обгоревшей спичкой записать легче!
          Кто-то в свое время сочинил шутливый афоризм:
         САМАЯ ХОРОШАЯ ПАМЯТЬ ХУЖЕ САМОЙ ПЛОХОЙ АВТОРУЧКИ!
           Не знаем, не уве...

ЗНАКОМЬТЕСЬ- «ПЕРЕДОВИКИ»
1-е место—ЗАВОД «ОРГТЕХНИКА» МИНПРИБОРА (г. Мин-Куш).
В результате проверки из годовой продукции забраковано:
а) по качеству письма—27000 пишущих узлов;
б) по маркировке и упаковке—110000 пишущих узлов, 6000 фломастеров
«Гюзаль», 575 механических карандашей «Конструктор»;
в) по размерам—5730 шариковых авторучек.
2-е место—ФАБРИКА ИМЕНИ КРАСИНА МИНМЕСТПРОМА (г. Москва).
а) поставила в 1983 году кишиневцам 6158925 дефектных чернографитных
стержней;
б) по качеству письма забраковано 1700 фломастеров.
3-е место—ЗАВОД «СУХУМПРИБОР» МИНПРИБОРА (г. Сухуми). В 1983 году
поставил ленинградскому п / 0 «Союз» и харьковскому заводу «Оргтехника» 3 000 000 дефектных шариков для пишущих узлов.

ЧИТАТЕЛЬ! ПОЛУЧАТЕЛЬ! ПОКУПАТЕЛЬ! СОБЛЮДАЙ
ОСОБУЮ ОСТОРОЖНОСТЬ ПРИ ВСТРЕЧЕ С
ИЗДЕЛИЯМИ ЭТИХ ПРЕДПРИЯТИЙ! СЕМЬ РАЗ ПРОВЕРЬ,
ОДИН —КУПИ!