November 22nd, 2020

"Покаяние"

34 года назад - 21 ноября 1986 года - в московском Доме кино состоялась кинопремьера фильма Тенгиза Абуладзе «Покаяние».
В 1987 году фильм выходит в широкий прокат. Киношедевр, название которого стало одним из слоганов освободительной Перестройки Горбачева, как позже выразится сам Михаил Сергеевич, был создан «под прикрытием Шеварднадзе», тогда – первого секретаря ЦК Компартии Грузии. С 1984 года фильм лежит на полке.
«Покаяние» становится одним из главных символов перемен, давших начало дискуссиям о советском прошлом. Образ главного героя, сыгранного Автандилом Махарадзе, внешне воплощает в себе и Берию, и Гитлера, и Муссолини. Фраза «К чему дорога, если она не приводит к храму?» становится крылатой.
«Авторы фильма входят со зрителем в немой договор: то, что нам рассказывают, не сводимо к какой-то одной исторической фигуре, хотя у людей старших поколений на памяти слишком много такого, что заставляет воспринимать этот «сюр» почти как документализм, – пишет в дни начала массового показа кинокритик «Московских новостей» Владимир Лакшин. – Ведь живо не одно поколение, которое помнит времена жестоких репрессий, нарушения социалистической законности, которое было свидетелем преступной деятельности Лаврентия Берия. <…> Появление на экранах фильма «Покаяние», я уверен, станет заметной вехой для советского и всего мирового кинематографа. Пусть читатель не сочтет это преувеличением. Мы столь много хвалили поспешно и зазря, что не знаешь, какие слова подобрать, когда в нашем киноискусстве возникло явление, которое для многих людей станет душевным потрясением, многих побудит задуматься».
«Вы можете себе представить более значительное произведение против тоталитаризма, чем «Покаяние»? – задавался риторическим вопросом Эдуард Шеварднадзе в интервью американскому журналу «Вестник» в 1998 году. – А я дружил с Тенгизом. Однажды он принес мне сценарий и сказал: «Знаю, конечно, это нельзя будет снимать, но все-таки прочтите». На следующий день я летел в Москву и уже в гостинице ночью начал читать сценарий и дочитал его до конца к трем часам ночи. Не смог заснуть, представляя себе, как это будет выглядеть на экране. Утром дал прочесть сценарий жене. Она была в шоке, так как перенесла все эти несчастья – расстрел отца, преследования семьи… Когда я вернулся из Москвы, пригласил Тенгиза и сказал ему: «Ты не имеешь права не снять этот фильм, но на экраны он не выйдет… Даже я в Грузии не могу тебе помочь. Москва не даст тебе снимать этот фильм. Но ты сделай что хочешь, но сними, положи на полку – придет время, этот фильм будет уникальным». Должен сказать, что Нугзар Попхадзе, который руководил тогда телевидением, нашел 600 000 рублей – у него были хорошие отношения со своими московскими руководителями, – и в Москве даже не открыли сценарий… Когда встал вопрос о выпуске «Покаяния» на экраны, начались запреты, исключения из партии и т. д. Уже во время перестройки Горбачев, Яковлев и я были за прокат этого фильма, но решающее слово, как ни странно, сказал Лигачев… Семья его жены, как и моей, пережила все те же несчастья. Когда они с женой посмотрели фильм, Лигачев был настолько тронут, что не смог скрыть этого и сказал, что фильм необходимо показать».

Я впервые посмотрел этот фильм осенью1987 года, в центральном кинотеатре г.Винницы. И конечно же, сделал это зря: фильм был очень недетский. По настоящему я увидел его гораздо позже, и вот тогда -то смог его оценить - и хорощую идею,и мастерское исполнение.