October 23rd, 2020

Сталинские полководцы

Великая Отечественная война стала  моментом истины прежде всего для армии , и тех полководцев, которые ею руководили.
 Стала она испытанием и для " полководца полководцев", а именно для Верховного  Главнокомандующего.
  То море  военной практики, которое на него обрушилось, в итоге  выполнило  свою задачу - вождь научился отличать настоящих  полководцев от формальных, и в итоге предпочел  практичность удобству.
  Жертвами такого предпочтения прежде всего стали  довенные "военные" советские идолы - Буденный и Ворошилов.
   Пристроить их к какой либо именно ответственной военной должности не удалось. Они обладали настоящими навыками царедворцев- а именно  желанием угадывать  то, что угодно владыке, и говорить ему приятное. Но  владыке нужны не только приятные слова - ему оказались нужны и практичекие результаты. А с ними было ой как плохо.

 Случай был вот такой:

4 сентября 1941 года идет прямой разговор  Сталина с Ворошиловым и Ждановым. На двух последних - ответственность за ленинградское направление. Сталин весьма опасается. как бы дело не закончилось " киевским вариантом".

" Сталин: ... В Тихвине  стоят две авиадивизии- тридцать девятая и вторая., обе находятся в вашем распоряжении, но они не получают от вас заданий. В чем дело,неужели вы не нуждаетесь в авиации ?
Ворошилов, Жданов: Для нас это неожиданная и приятная новость.  ... Нас никто не информировал об авиадивизиях в Тихвине, предназначеных нашему фронту.
... Сталин: Вы нас не поняли. Обе эти авиадивизии являются вашими старыми авиадивизиями. Ваш фронт просто не знает, или забыл об их существовании. .. Вы просто не знаетете или не знали, а теперь от нас узнаете, что в районе Тихвина, а не в самом Тихвине, сидят ваши две авиадивизии, которые до сих пор не получали заданий. ... Вот ка кобстоит дело.

  Ворошилов, Жданов:  Не, мы не завбли о существовании этих авиадивизий, но эти дивизии получали и  получают задания от начальника воздушных сил, и только нелетная погода  последних двух дней мешала использовать эти авиадивизии"

   Сталин: Одно из двух- либо эти дивизии представляют для вас приятную неожиданность, либо они давно изестны вам были.  Что-нибудь одно из двух".


Понятно, что в итоге  лучше предпочесть Жукова, который не боялся говорить в глаза и по телефону неприятную правду, но в итоге отвечал за свои слова, и был готов нести ответственность, нежели  слышать нечто успокоительное и приятное, ну и всякие якобы "убедительные"  оправдания, и - получать отступления и поражения.