August 27th, 2020

Про формы колонизации

Так вот, к слову о любитеях пофантазировать про то, как человек будет осваивать  всякие иные планеты:
 Во всяких их проектах подразумевается, что они, долгожданные. приедут на какой нибудь условный Марс, когда  там будет готово для них комфортабельное жильё, замечательное снабжение, и главное - будет та же гравитация и превосходный санаторный климат, желательно  средиземноморский.
То, что такого не бывает везде даже на той планете, на которой они живут, даже грубее говоря - в пределах страны, в которой они живут, им просто в голову не приходит.
Взять, к примеру, способ освоения тайги и тундры.
Есть канадский метод: работать в этих местностях на нефтяных и газовых вышках, а так же лесозаготовках  вахтовым методом, то есть приехал-ударно поработал- получил большую зарплату - и уехал к себе в мягкий климат жить дальше.
 А есть советский: а давайте построим на вечной мерзлоте город ! Пусть там люди семьями живут постоянно !
 Советский оказался однозначно тупиковым. При Сталине " колонизировали"  такие вот гиблые края  методом грубо -насильственным,  после него -  методом  материальным, но... люди все равно стремились  уехать из этих мест.
Вот рыночная экономика расставила все по местам. Северные города умерли, а работают все вахтово. Вообще то это очевидно выгоднее экономически. Содержать круглый год полноценный город это дикая проблема с «северным завозом». А вахтовики без семей сезон и в вагончике проживут.

Про тоже пишет и наблюдатель тех мест Михаил Корнев:

Я преодолел 8 часовых поясов, проехал Сибирь и Дальний Восток.
Теперь я на Крайнем Севере.
Вдоль дороги мертвые деревни, посёлки, города. Надолго останавливаюсь, брожу среди брошеных домов, снимаю. И еду дальше.
Вдоль тракта, буквально на каждом километре моют золото. Новая техника, парни в джинсах и солнечных очках, с наушниками в ушах - ну чисто москвичи.
Улыбаются, приглашают поснимать прииск. Снимаю. Разговариваем. Они из Магадана, а здесь вахта. Работой довольны, но мечтают скопить денег и уехать.
Говорят, что имея терпение и сейчас можно намыть золотых самородков в Колымских ручьях. Я сворачиваю к мертвому городу Кадыкчан.
Он огромный! И совершенно мёртвый! Последний житель ушёл отсюда в 2010 году. Запускаю дрон. Потом долги брожу по подъездам, захожу в квартиры.
Вот в углу коробка с детскими игрушками, а здесь, в спальне, полка с книгами. Держится ещё на ржавых шурупах.
В коридоре, на антресоли, трехлитровые банки, будто ещё придётся солить огурцы на зиму... Жутко! Как в фильме про вампиров.
Хожу осторожно, деревянные настилы прогнили, плиты тротуаров провалились, обнажив трубы теплотрасс внизу. Не хотелось бы свалиться в такую «ловушку». Людей вокруг нет, только тайга и такие же мертвые города. Рядом, кстати, городок Мяунджа, который снимал Дудь в своем фильме про Колыму.
Я не знаю, хорошо или плохо то, что люди бросают целые города и уходят. Раз уходят, значит им здесь не живётся.
Москву здесь все не любят и все мечтают там оказаться.

Про информационный канал белорусской оппозиции

Небольшой анализ главного информационного канала белорусской оппозиции -и после анализа выводы от уважаемого periskop-а:

К 2020 году в итоге получилось оранжерейное, инфантильное общество - которое не осознаёт последствий выброса собственного производства на помойку и может беспечно играться со своими перспективами. Да и бессменный лидер людям смертельно надоел - как к 1990 году КПСС. Все вокруг серо и стабильно, а молодежи всё-таки нужна реализация в жизни и яркие образы. Так что сходство Минска-2020 и Москвы-1989 объясняется глубинными причинами, а не случайностью.