April 19th, 2020

Язов, авария и уточки

В феврале этого года умер Дмитрий Тимофеевич Язов.
 Маршал Советского Союза.
 Об этом поклонник советского строя  писали  с предыханием.
 Ибо были уверены, что звание маршала дается  всем тем, кто как минимум победил под Маренго, Аустерлицем, Бородино и Ватерлоо.
 Ведь есть же какая то мистическая аура в этом  звании давного  погибшего государства ! Не может её не быть ! Не просто же  вот так  взяли, да дали звание маршала ! Да должность министра обороны !  Под  командованием котрого было бог знает сколько танков ! ракет !  солдат ! секретных разработок ! ГРУ ! Десантура, опять же ! Шутки это вам, что ли ?

Наверное,  шутки. Вот что с ним случилось в памятном 1991 году:



Из интервью с маршалом СССР Язовым:
- 19 мая мы попали в аварию - ехали из Завидово, где дачи сейчас. Путин или Медведев - не знаю, кто там сейчас находится. А тогда там было охотхозяйство, за которое я отвечал, финансировал. У нас там было примерно 200 уток с подрезанными крыльями - и больше 3 или 4 тыс. цыплят. Мне позвонил начальник, говорит, - среди них несколько беленьких оказалось. Я взял жену посмотреть.

А на обратном пути "мигалка" - она впереди шла, оторвалась. Я выезжаю, и нам молоковоз ударил в зад. Мы полетели в кювет на скорости 100 км/ч. Бронированный ЗИЛ согнулся… Я стукнулся хорошо, а Эмма Евгеньевна (жена) одной ногой попала туда, где карданный вал проходит: в трех местах ногу поломала, и руку ей оторвало.

У меня всегда было две машины: вторая - связная, на случай войны, там, где чемоданчик. Никакой ядерной кнопки там нет, машина просто оборудована связью для того, чтобы дать команду. Мы пересели в эту машину, там места много. И я по телефону через дежурного сказал, чтобы была бригада в госпитале для операции.

- Спасли руку?

- Все спасли. Но сейчас хромает. В августе 1991 года она была вся в гипсе - нога и рука, возили на коляске. Вот это меня тогда беспокоило, домой я не поехал, когда ввели войска, оставался в своём кабинете. И дежурил там, и спал. А 8 ноября 1991 года она попросила разрешения у начальника тюрьмы, я в "Матросской тишине" тогда сидел, и вручила мне гвоздики. Пришла ко мне на костылях. Потом я ей писем сорок написал в стихах оттуда.