February 9th, 2020

Славное советское научное наследие, или про то, что надо изжить, но никак не получается ( по Яцутко

Побывал тут по делу в стенах родного вуза, и оные стены напомнили мне, как, когда я поступил в аспирантуру, тогдашний ректор, выступая перед нами, новоиспечёнными аспирантами, говорил:

— И не надо у нас тут углубляться в науку. Самое главное — поскорее защищайтесь. Нам не нужны учёные с мировым именем — нам нужны остепенённые преподаватели. Чем больше, тем лучше.

А на первом занятии в аспирантуре по методике научной работы препод нам объяснял:

— Кандидатская диссертация должна быть глуповатой. Не старайтесь делать её слишком умной. А то, не дай бог, обидите научного руководителя. Не хватайте звёзд с неба. Кандидатская — это, по сути своей, расширенный реферат. И, повторю слова нашего ректора, быстрее защищайтесь. А мы всеми силами пойдём вам навстречу.

Я эти моменты часто вспоминаю. В частности — вспоминаю о них, когда читаю или смотрю видео о деятельности "Диссернета". О том, как диссернетовцы рассуждают о недопустимости необоснованного самоцитирования без ссылок в научных работах. О том, как те, кого они пытаются лишить степеней, и коллеги тех, кого они пытаются лишить степеней, искренне недоумевают, не понимают, за что их вообще, что они такого сделали.

Я поступил в аспирантуру, если я ничего не путаю, в 1999-м. 21 год назад. Это, с одной стороны, давно, с другой — не очень. Потому что ну вот я тогда как-то зараспиздяйствовал и бросил всё к чёртовой бабушке, а ведь многие из моего потока защитились. И, я уверен в этом, многие из защитившихся буквально последовали советам старших товарищей и накатали "расширенный реферат без звёзд с неба". И они до сих пор с нами. И ведь так наверняка было не только в тот год и не только в моём вузе.

Кстати, отвлекусь, ещё будучи студентом я решил почитать научные работы своих преподавателей. Нашёл их в библиотеке, начал читать, одну, а там... а там даже не просто чушь, там тупо набор слов, синтаксически несочетаемые предложения. Я взял этот сборничек — и к авторке. "А вы, — говорю, — Не поясните мне, что значит вот это вот, пожалуйста?" Она смотрит, смотрит... "Где ты взял эту чушь?" — спрашивает. Я листаю страничку назад, показываю заголовок, фамилию автора, а она: "Господи прости... Да не читай этого никогда. Вот ещё выдумал. С нас институт требует время от времени публиковаться — мы и публикуем всякую белиберду. Всё равно этого никто не читает никогда. Ты первый, наверное".

Это так, к общей картине.

Было ведь как? Люди защищались зачем? Кто-то для надбавки. Кто-то — чтобы получить возможность занимать определённые должности. В целом — чтобы войти в систему, в структуру, чтобы стать уважаемым человеком. Для того чтобы стать уважаемым человеком, надо было пройти определённые ритуалы. Нет, кто-то, конечно, и наукой занимался, но в целом вся эта остепенённая масса была совсем про другое. Это были именно что ритуальные ступени формального статуса.

И вот человек стал уважаемым. Его приняли в свой круг другие уважаемые люди. А тут не прошло и двадцати лет — приходят какие-то хулиганы и цитатками из какой-то чуши в морду тычут. Да, он эту чушь сам написал. Но ведь для внутреннего пользования, для ритуальной подачи кругу уважаемых людей. Он, между прочим, учёный — у него даже в ксиве так написано, у него кабинет есть, а вы кто такой?

В начале двухтысячных, не знаю, как было среди естественников, но в гуманитарной сфере тогда вот этому болоту уважаемых людей, которое называлось "академической средой" пытались противопоставить "экспертную среду" — людей, возможно, без степеней, но с реальными знаниями и опытом не только преподавания. Потом эта попытка противопоставления как-то сошла на нет, но я понимаю, почему она вообще была. Потому что никакого уважения эта "академическая среда", эти ритуальные кандидаты наук не вызывали. Люди хотели заниматься чем-то настоящим, а не включаться в ритуальный календарь.

И этот ритуальный календарь — он ведь до сих пор крутится. Остепенённые уважаемые люди готовят себе замену. Из числа тех, кто их не сильно обидит непонятными словами в кандидатской.

А рядом кто-то делает настоящую науку. И готовит себе в помощь новых настоящих учёных.

А называются они одинаково и существуют формально в одной системе. Но только формально. На самом деле это разные системы. И люди из одной уличают людей из другой в чуши и плагиате, а люди из другой, уважаемые люди, слушать их не хотят, потому что кто вы такие, вы даже без галстука, как вообще перед людьми в таком виде, ещё, наверное, и не патриот.

Модерн наступает, но архаика не просто ещё тут. Она ещё тут главная, это её угодья, она сидела тут поколениями и поколениями же ещё и сидит.

А росткам модерна на своей земле она даже радуется, потому что, ну что, красиво, престижно опять же, наши люди публикуются в международных журналах, молодцы, гордиться ими будем. До тех пор, пока они тут у нас корчевать не начинают. Но они вот начали...

Окидывая мысленным взором бескрайние аспирантские скамьи нашей великой родины, сидящие на которых десятилетиями включались преимущественно, конечно, в систему архаичную, думаю, что переломить это дело может только мода.

Барт

Выше штрафы — меньше смертей



В России уже больше недели не утихают споры касательно возможного увеличения штрафов за превышение скорости. На самом-то деле в качестве ключевого аргумента сторонники поубивать своих сограждан озвучивают мысль, что в стране пока нет такого уровня доходов, чтобы можно было поднять штрафы. Открыто заявляется, что штрафы должны быть посильны любому автомобилисту? То есть у каждого должно быть право ехать по городу с нарушением скоростного режима без ущерба для своего кошелька? Напомню, что у нас фактически и так по городу можно ехать со скоростью 80 км/ч, а за 500 рублей можно гнать и все 100 км/ч!

Совсем недавно я рассказывал вам про штрафы в Арабских Эмиратах. Теперь давайте посмотрим на пример европейской страны, где как раз благодаря повышению штрафов смертность на дорогах значительно снизилась. Эта страна — Дания.
Collapse )