January 23rd, 2020

Про Сокольского

Рассказ Солженицына "Адлиг Швенкиттен" ведь с чего начинается ? Правильно, вот с чего:
В ночь с 25 на 26 января в штабе пушечной бригады стало известно из штаба артиллерии армии, что наш передовой танковый корпус вырвался к балтийскому берегу! И значит: Восточная Пруссия отрезана от Германии!
Отрезана - пока только этим дальним тонким клином, за которым ещё не потянулся шлейф войск всех родов. Но - и прошли ж те времена, когда мы отступали. Отрезана Пруссия! Окружена!

5-ой гвардейской танковой армией, в которую входил этот танковый корпус, командовал Василий Тимофеевич Вольский.

Наверное, гениальным полководцем он не был. Но- способным, умным он был.
И мало того, он был человеком, искренне переживавшим за успех порученного ему дела,он был - неравнодушным.
Прославился он не только тем, что командовал смелым и глубоким танковым броском, а в большей степени - другим событием.
Прославился он не во время своей жизни, не среди коллег-сослуживцев, не среди народа. Про это событие историки долгое время помалкивали. ибо военная концепция истории была иной.
Так вот,в ноябре 1942 года Вольский командовал Третьим гвардейским механизированным корпусом, и корпус его предназначался в качестве составной части ударной силы той группировки, которая должна была прорвать вражеский фронт, и окружить 6-ую немецкую армию под Сталинградом. Он же принимал участие в разработке плана "Уран"- а это несколько больше. чем просто исполнительское осуществление.
И вдруг... Прямо перед началом операции в адрес Председателя ГКО приходит от него письмо, в котором генерал просит...пересмотреть правильность определения нужности этой операции, или отложить ее начало.
Отчего же?
Главная причина - очень слабая подготовка кадров танковых и артиллерийских частей, плохо налаженное взаимодействие между частями войск.
Дело представлялось настолько плохим, что сулило поражение.
Были ли основания у генерала для подобных выводов ?
Да, были.
Советские части, стремясь удержать продвижение 6 немецкой армии, по мере ее продвижения к Сталинграду,непрерывно ее контратаковали. И, как правило, безуспешно. Единственным положительным результатом становилось причинение потерь противнику, ценой несоразмерно больших потерь собственных. При этом наступающие немецкие части не были ни разгромлены, ни остановлены.
Вольский знал и о ходе боев за Ржевский выступ: советские механизированные части бились лбом об немецкую стенку, умывались кровью- и достигали мизерных результатов.
Вольский видел, и обоснованно предполагал, что готовящаяся грандиозная операция может закончится крахом, и советские части обломают себе зубы об вражескую оборону, и цели - не добьются.
Он видел, что разработчики "Уран"-а уже вложили много сил и собственной веры в разработку плана сражения, и не собираются от него отказываться. К ним обращаться со своими мыслями - без толку.
И оттого он решил написать напрямую главнокомандующему.
Это своеобразный бунт: направлять сообщение вопреки установленному иерархическому порядку ! И тем самым наверняка приобретать себе как минимум недоброжелателя, и как максимум - врага от своего непосредственного начальника !
В итоге же ситуация получила развитие как при просвещенном абсолютизме: Сталин срочно вызывает нач.ген.штаба Василевского, предлагая объяснить ему, " что это?". Василевский докладывает, что " сам удивлен". Сталин по телефону связывается с Вольским, и тот докладывает, что да, поддерживает всё то, что им написано, и вместе с тем готов выполнить поставленную задачу.
Вот Сталину и решай: паникер перед ним, или неравнодушный человек ?
Иосиф Виссарионович решил сделать выбор в пользу "неравнодушного человека", но дал задание Василевскому доложить ему по окончанию операции о действиях комкора. А вдруг, в самом деле, перед ним был нерешительный паникёр, который своё военное малоумие и нерешительность стремится заранее оправдать псевдообъективными обстоятельствами ?
В итоге части 3 мех. корпуса свою задачу выполнили, и выполнили успешно. Оборона противника была прорвана, темп наступления был как по плану, излишних потерь не понесли.
Получается, что Вольский был паникёром, преувеличившим силу врага, и слабость собственных частей ?
Вовсе нет. Противником корпуса оказались румынские части - вымерзшие, слабо вооруженные, плохо готовые к боям.
Румыны , да ещё в таких условиях, были противником вполне по силам.
И потому "Уран" развивался без сбоев.
Потом уже против немцев стали играть другие мощные враги ( и советские союзники) - постигшая окруженную армию логистическая катастрофа, и неверно принятое Гитлером стратегическое решение не осуществлять отход.
Корпус столкнулся с немцами, но попозже, когда пришлось ломать оборону внутри кольца окружения- вот тогда и пошли потери и невысокий темп продвижения, при том, что подкреплений в живой силе и боеприпасах у немцев, в отличие от Ржевской группировки, не было а вот у советских войск - были.

Ну а сам Василий Тимофеевич за свои действия не пострадал.За умелое руководство войсками ему было присвоено воинское звание генерал-лейтенант танковых войск с награждением орденом Суворова II степени, а 4-му мехкорпусу было присвоено почетное наименование «Сталинградский», и его преобразовали в 3-й гвардейский механизированный корпус.
Да потом, и сам Василевский был человеком не мстительным, и угрозы от подчиненного не усмотрел ( с ужасом думаешь, что было бы, если бы на месте Василевского оказался Мехлис, ну или хотя бы Жуков).

Хотя вот, к тому моменту Вольский уже болел туберкулезом горла, а лечиться - было некогда. Уже в начале 1946 года он умер.