?

Log in

No account? Create an account
 
 
Максим
Пенитенциарная система   система  исправления преступников – это какой-то неоткрытый материк для российского общества.
С одной стороны, все знают, что  местах заключениях тяжело и даже плохо, а с другой – как бы даже удовлетворены этим.
А с другой - видишь округленные глаза, и отвисшие челюсти, когда люди читают про всякие санаторные условия многих европейских тюрем. «Зачем же преступникам столько поблажек ?»
Ан-масс россиянин  уверен, что заключение есть замедленная форма пытки. То есть  натворил делов-преступлений – вот и поджаривайся на медленном огне в течение скольки-то лет, терпи издевательства надзирателей и уголовных паханов.
И так же твердо  уверен  наш согражданин и в том, что тюрьма – не исправляет, нет. Она делает человека еще хуже, законченным рецидивистом, который выходит из мест заключения  с желанием  приняться за старое, только еще изощренней.
 Зачем же она нужны все эти места заключения и отбывания наказаний ?
Они нужны в качестве изоляции  именно что признанных судом опасных для человеческого общества  преступников- то есть тех прежде всего, кто не сильно задумается перед тем, что бы своего соседа убить-покалечить-изнасиловать- отнять деньги и тем самым сделать его совсем беспомощным.
Но не только за этим. Вторая цель- перевоспитать человека, что бы тот  в итоге вышел с другими жизненными правилами и установками.
Достигаются ли эти цели ?
 Очень редко и очень криво.
 Изоляция рецидивистов , то есть тех, кто признан судами неисправимым, очень невелика, это обычно считанные годы, которые еще и заканчиваются УДО. Сроки свыше десяти лет – в общем-то нечасты, о двадцатилетних сроках или там пожизненных заключениях  мы можем только читать в инете, такого нет даже близко. В итоге  неисправимый член общества изолируется только на сравнительно короткое время…
 И в тоже время этого короткого времени хватает  на то, что бы всяких случайных преступников, то есть тех, кто совершил преступление, но сам же ему позже ужаснулся и искренне о нем пожалел – те  густо измажутся  криминальной этикой, и  станут воспринимать преступную жизнь как нечто должное.
Кажется, что российская пенитициарная система  в этом отношении собрала воедину все огрехи, какие только можно собрать. От нее недалеко ушла американская – там тоже исправлений мало, а охват большой, другое дело, что откровенные рецидивисты легко «ловят" сроки на очень много лет. А общество этим не возмущается.
 Европодход другой.
  Он именно что рассчитан на исправление  преступников, причем  на исправление не-рецидивистов, то есть тех,  кто приобрел срок, не являясь носителем именно что криминального сознания ( мелкое мошенничество, или там  преступление под воздействием депрессии или внезапно нахлынувших негативных чувств – иначе говоря тех, кто  день спустя сам себе ужасаться начинает).
  Для них тюрьмы  становятся именно что  санаториями для реабилитации: там стараются почти не напоминать человеку о том, что он  отбывает наказание, и буквально за руку ведут его  к  простой немудорящей мирной обывательской жизни,  с мирными же хобби и увлечениями.
 И целей своих они достигают, рецидивисты не имеют  влияния на остальных заключенных, никаких «преступных школ» не существует.
Хотя, надо признать,  дополнительной обузой для преступника становится  плата за такое вот содержание, она   выливается в круглую сумму, и потом человек выплачивает ее годами.
 А вот рецидивисты – те  вот да, не справляются ( а если и исправляются – то просто с возрастом),  сроки у них не ахти какие большие, и после освобождения их скоро снова надо будет отлавливать.
 Возвращаясь к началу поста,  как мне кажется, надо прежде всего добиться от общества осознания важности этой проблемы, и тех правильных принципов, которые надо применить для ее решения.
Сейчас же констатирую  какой-то всеобщий заговор молчания, как в нацистской Германии в отношении  концлагерей: о них все знают, нов се молчат, и делают вид, что их и нету; всех ужасает  реальности  нахождения там людей, но – почему то считается что « так им по большому счет у и надо !».
Понимания важности нет ни на низовом уровне, ни на  высшем. А зря.
 Ситуацию надо исправлять.
 
 
Максим
Латышкин Ульян Петрович (1915-1983) «Думы Владимира Ильича о плане ГОЭЛРО» 1970-е
 
 
 
Максим
На днях я почему-то начал смотреть запись митинга февраля 1990 года в Москве - нелепого, самоубийственного для тогдашних советских людей, - и все-таки не мог оторваться от этого зрелища, так мне было приятно на них смотреть.
И я подумал: но почему? Ведь все мои симпатии и по отношению к тому времени находятся на другой стороне.
И все-таки я ими любовался.
А потом понял, в чем дело.
Взрослые протестуют.
В Москве 1990 года - как, впрочем, и на коммунистических демонстрациях через два-три года - по улицам шли взрослые люди, обычные, местные инженеры, рабочие, родители, ответственные квартиросъемщики, местами даже бабки и деды, средний возраст - лет сорок пять, а то и пятьдесят.
И такую толпу - прожившую целую жизнь в тех местах, где она идёт протестовать - невозможно не уважать.
Потому что она, эта толпа, мотивирована не гормонами, не возрастными потребностями. Эти потребности, напротив, зовут людей играть в домино во дворе, варить суп и пить усталое пиво. Но они если они вместо этого вышли на площадь - значит, происходит что-то и в самом деле необыкновенное.
А что теперь?
Средний возраст бегающих по Тверской - двадцать с небольшим лет.
Москвичей - меньшинство.
Владельцев квартир - мизерное меньшинство.
В абсолютном большинстве - легко узнаваемый тип: "привет, я учусь на третьем курсе, приехал из Нижневартовска, снимаю комнату, верю в прекрасную Россию будущего".
Тут нужно сделать примечание для идиотов.
Нет ничего плохого в том, что тебе двадцать лет, что ты вчера приехал в Москву из Гаскони, то есть, простите, Нижневартовска, что ты снимаешь комнату и веришь во всякую милую ерунду.
Все мы были такими, ну или примерно такими.
Но только притворяться, что это экстремальное молодёжное тусование и бег с препятствиями в виде полиции имеет ну хоть какое-то отношение к проблемам московского самоуправления - право, не стоит.
Все эти добрые или агрессивные, умные или глупые дети вырастут.
А наша несчастная Москва так и будет всерьёз занимать только взрослых и скучных людей.
Но если в один не самый прекрасный день выйдут на улицу они - ждите больших перемен.
 
 
Максим
27 July 2019 @ 06:01 pm
А между тем Украина вполне себе ударными темпами делает запасы газа на зиму, и к началу отопительного сезона накопит  количество, почти в полтора раза превосходящее потребность, то есть 20 млрд. кубометров.: https://www.unian.net/economics/energetics/10632072-ukraina-do-holodov-nakopit-bolee-20-milliardov-kubov-gaza-premer.html
"Уже накоплено 15 миллиардов кубометров газа. До 15 октября в запасах будет 20 миллиардов, может, даже больше, будет 21 миллиард. Это даст нам возможность абсолютно спокойно, что бы Россия не надумала, пройти отопительный сезон",

Подробности читайте на УНИАН: https://www.unian.net/economics/energetics/10632072-ukraina-do-holodov-nakopit-bolee-20-milliardov-kubov-gaza-premer.html
"Уже накоплено 15 миллиардов кубометров газа. До 15 октября в запасах будет 20 миллиардов, может, даже больше, будет 21 миллиард. Это даст нам возможность абсолютно спокойно, что бы Россия не надумала, пройти отопительный сезон",

  1. Подробности читайте на УНИАН: https://www.unian.net/economics/energetics/10632072-ukraina-do-holodov-nakopit-bolee-20-milliardov-kubov-gaza-premer.html

Впрочем, делают это они , навреняка зря, договор о транзите зага в Еворопу Газпром на 2020 год наверняка заключит.
И никакого топливного коллапса зимой в начале 2020 года для краины не будет.
Ибо:- "Турецкий поток" работать на полную мощность не готов;
         "Северный поток-2" работать на полную мощность так же готов не будет, ему  еще как минимум полгода раскочегариваться, и то по самым оптимистистичному варианту. Да и наземная его инфраструктура - о ней ничего не известно, то есть наверняка  конь не валялся.

         Вот так и идте противостояние. то есть оооочень медленно.
     Пока строятся обходные пути - Украина успевает переобуться в воздухе, и как то решить проблему.
      Угроза отключения  украины от газа, возникшая с 2014 года, никак не  материализуется.
       Ни черта не легкая эта задача оказалась.
 
 
 
Максим
27 July 2019 @ 06:22 pm