?

Log in

No account? Create an account
 
 
Максим

В годы войны некоторое количество военнослужащих Австралии выполняли союзнический долг в том числе на территории СССР.
Лётчики 455-го эскадрона Королевских ВВС Австралии попали в Союз в рамках операции «Оратор», работая как прикрытие для арктического конвоя PQ18, шедшего в Мурманск. Добираться в Россию нужно было через Африканду, посёлок в Мурманской области, где происходила дозаправка и последний прыжок до Ваенги (ныне Североморск).

4 сентября 1942 г. 16 самолётов из указанного эскадрона вылетели с территории Шетландских островов. До Ваенги добрались 13 машин. Бомбардировщик «Хэмпдэн» сержанта Эдварда Джона Смарта врезался в гору в Лапландии; пятеро членов экипажа погибли. Машине лидера эскадры Джеймса Кэтанаха, пришлось заземлиться после того, как он попал под обстрел в Баренцевом море; экипаж выжил, но был захвачен в плен. Конкретно Кэтанах был взят немцами только у датской границы: он каким-то образом смог пересечь всю Германию. В 1944 г. Кэтанах немцами был казнён. Последний бомбер Руперта Пэтрика добрался до советской территории, но кончилось топливо — пришлось садиться на бреющем полёте. Сели успешно, выскочили из машины и были тут же окружены недобро глядящими советскими солдатами. Пэтрик по прозвищу «Джип» знал только три слова по-русски, которые тут же и выдал: «Английский, водка, Африканда». Ситуация разрядилась: австралийцев приняли за англичан, налили водки и посадили на поезд до Африканды.

Ваенга приютила австралов на шесть недель. Размещённые на базе, лётчики с далёкого континента тренировали советских пилотов. В свободное время ходили на концерты и танцы, скрываясь от немецких налётов и играя в ту-ап: две монетки с дощечки подбрасываются вверх, делаются ставки на выигрыш. Игра — своеобразное напоминание о временах Первой мировой, была популярна в окопах у АНЗАКов.

Налёты немцев беспокоили часто. Сержант Тёрнер вспоминал, что после самой первой бомбёжки испуганные лётчики вернулись в расположение, включили радио и всех накрыло тоской по дому. «Все слушали в тишине, и каждый мыслями уносился домой, в солнечную Австралию, на одинокую ферму или в бурлящий город; в таинственные буши или к набегающей волне; в заросли и горы — и всё это так напоминало нам о доме». Через пять минут мечтания были нарушены вбежавшим лётчиком: все испугались, что немцы пошли на второй заход, выскочили из здания и были поражены открывшимся видом. Над головами висел «кусок сияющего шёлка, купавшийся в отражении яркого света» — северное сияние. На минуту даже забыли об опасности и просто смотрели. Когда всё кончилось, все пошли спать, «усталые, но психологически подкреплённые чарующим зрелищем, ныне угасшим до жалкого пятна в небе».

Немцы жить спокойно не давали. Как-то раз 200-кг снаряд тыкнулся носом во взлётку и застыл. Приехали местные сапёры: вручную детонировать бомбу было нельзя, поэтому русские достали длинную верёвку, закинули её на снаряд, прицепили к грузовику и «просто» бесстрашно потащили его в сторону. В другой раз в конце сентября советский «Яковлев» проломил крышу австралийской располаги, чуть не похоронив пилотов, что резались в покер и стирали свои одёжки. Части этого самолёта, кстати, нынче находятся в военном музее в Австралии.

Привыкли австралийцы и к возлияниям: водку давали при каждом приёме пищи, каждый раз выпивали за грядущую победу. Местная девушка работала парикмахером, к ней австралийцы повадились ходить за стрижкой; волосы клиентам девушка покрывала какой-то «кошмарно пахнущей стряпнёй». От базы австралийцы особо старались не отходить: в лесах было меткое охранение, которое предупредительным выстрелом у ног быстро отбивало охоту блуждать. Как и многим иностранцам, русский давался с трудом. Местные часто спрашивали у них, когда же откроют Второй фронт.

Основная часть операции была окончена в конце октября 1942 г. Лететь назад на «Хэмпдэнах» было слишком рискованно, поэтому австралийцы просто подарили боевые машины советским пилотам. Большая часть лётчиков уехала сразу морским путём, а небольшая команда осталась, ещё немного поработав в качестве технических инструкторов. Хотя австралийцев и поблагодарил Черчилль, сами пилоты считали своё задание скорее неудавшимся, чем наоборот. Последняя группа Роберта Рэибела ушла на HMS Interpid в ноябре; на пути в Британию попали под налёт. Австралийцы засели за пушку. После взбешённый капитан отчитывал их: «Передайте чёртовым колонистам, чтобы целились, когда стреляют!» — дымовая труба судна была вся в дырках.

 
 
Максим
12 July 2019 @ 04:00 pm
Кобозев Руслан Андреевич (1927-1995) «В столовой» 1960