?

Log in

No account? Create an account
 
 
 
Максим
ДЕЦИМАЦИЯ В КРАСНОЙ АРМИИ НА ВОСТОЧНОМ ФРОНТЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ


А.П. Павленко,
г. Екатеринбург

ДЕЦИМАЦИЯ В КРАСНОЙ АРМИИ НА ВОСТОЧНОМ ФРОНТЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

В статье рассматривается использование в Красной армии в годы Гражданской войны децимации – казни каждого десятого красноармейца из состава бежавших с поля боя подразделений.

Ключевые слова: Гражданская война, децимация, Л.Д. Троцкий, Красная армия. /185/

Гражданская война в России сопровождалась большим ожесточением действий противоборствующих сторон. Это нашло выражение не только в широкомасштабных боевых операциях, но и в политике террора (как красного, так и белого), самочинных расправах и т.п. Для борьбы за дисциплину в армиях применялись также достаточно жесткие методы. В Красной армии примером стали действия Л.Д. Троцкого в августе 1918 г. под Свияжском. В отношении полка, бежавшего с позиций, было использовано древнее наказание – децимация – казнь каждого десятого. Этот случай обрел известность, отразился на страницах исторических работ и даже вошел в массовую культуру. Но, во-первых, в описании этого события есть много неточностей, а во-вторых, подобное не было уникальным для истории Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) в годы Гражданской войны.

Казнь каждого десятого легионера по жребию впервые стала применяться в Древнем Риме как способ наказания подразделений, бежавших с поля сражения. Децимация упоминается в военно-уголовном законодательстве европейских стран, в русском праве она появляется в эпоху Петра Великого. «Уложение Шереметева» 1702 г. впервые вводит это наказание за массовое бегство с поля боя [1, с. 10]. Воинский артикул 1715 г. предусматривал казнь каждого десятого солдата по жребию в семи случаях [2, арт. 97, 101, 102, 103, 117, 119, 120]. В Морском уставе 1720 г. также было прописано использование децимации [3, кн. V, арт. 73]. Полевое Уголовное уложение 1812 г. предполагало ее в трех случаях [4, ст. 10, 37, 64]. Только в пореформенной России в 1868 г. был принят новый Воинский устав о наказаниях, допускавший исключительно индивидуальную ответственность за преступления и не имевший ни единого упоминания о децимации [5, ст. 27, 251–275].

Случай с расстрелом дезертировавших красноармейцев под Свияжском вошел в биографии Л.Д. Троцкого. В книге Г.И. Чернявского эти события описываются следующим образом: «Выдвинутый на фронт новый полк из насильственно призванных крестьян снялся с позиций во главе с командиром и комиссаром, захватил пароход и готовился к отплытию, чтобы сдаться белым… Троцкий назначил специальный трибунал, являвшийся орудием его личной карающей воли. Командир и комиссар были приговорены к расстрелу, а затем полк построили, заставили рассчитаться, и расстреляли каждого десятого. Это была злодейская акция...» [6, с. 236]. Еще более драматичные эпитеты используются в монографии Ю.Г. Фельштинского и Г.И. Чернявского [7, с. 237]. /186/

Изучение описаний этого события, оставленных непосредственными его участниками, позволяет реконструировать несколько отличную картину произошедшего. Около Свияжска после потери красными Казани развернулись упорные бои между Народной армией Комитета членов Учредительного собрания (КОМУЧ) и 5-й армией РККА. В армии КОМУЧа был разработан план наступления: одна группа войск должна была непрерывно атаковать на фронте, удерживая красных у Казани. Вторая группа под командованием В.О. Каппеля высаживается с пароходов у Нижнего Услона на Волге и совершает обходной маневр в тыл к красным, имея конечной целью выйти в район Свияжска и захватить железнодорожный мост [8, с. 274]. В течение 27–28 августа отряд В.О. Каппеля предпринял запланированный обход. По данным Р.Г. Гагкуева, общая численность каппелевцев составляла около 2 тысяч человек при 10–12 орудиях (два стрелковых полка, конный эскадрон и три артбатареи) [9, с. 63], В.О. Вырыпаев приводит близкие сведения – менее 3 тысяч человек [8, с. 274].

Совершив глубокий обход, отряд В.О. Каппеля вышел к железнодорожной ст. Шихраны в тылу красных (современный г. Канаш). Небольшая охрана станции была перебита, взорван эшелон с боеприпасами. Перерезав железную дорогу, каппелевцы двинулись вдоль нее к Свияжску, уничтожив артогнем высланный им навстречу красный бронепоезд «Свободная Россия» [8, с. 275], [10, с. 183–184]. 29 августа отряд В.О. Каппеля атаковал Свияжск.

Сам Л.Д. Троцкий, находившийся в районе Свияжска в особом поезде, признавал: «Мы были изрядно застигнуты врасплох» [11, с. 386]. По сведениям С.И. Гусева, в атакованном каппелевцами тыловом районе помимо штаба 5-й армии находились около 1 тысячи красноармейцев. Основу этих сил составлял 2-й Петроградский рабочий полк (600 человек), слабо обученный и не бывавший ни разу в бою. Около 100 человек насчитывал отряд моряков Волжской военной флотилии и около 300 –тыловики и обозники [12, с. 106]. Как видно из этой информации, никто необученный полк на фронт «на убой» не посылал, эта часть находилась в тылу и именно здесь была атакована отрядом В.О. Каппеля. Основания для появления неточности в работах биографов дал сам Л.Д. Троцкий. В мемуарах он, нарушив связь событий и хронологию, описал бегство полка и рейд В.О. Каппеля к Свияжску как два разных события [11, с. 384–385]. /187/

В разгоревшемся бою 2-й Петроградский полк, «расстреляв сгоряча все патроны, сбежал с позиции» [12, с. 108]. В числе дезертиров были и командир, и комиссар полка. Красноармейцы бросились к Волге, захватили пароход и потребовали, чтобы их отправили в тыл [11, с. 385], [12, с. 108].

По воспоминаниям Л.Д. Троцкого, в предотвращении дальнейшего бегства главную роль сыграли решительные действия комиссара Волжской военной флотилии Н.Г. Маркина. На переоборудованной из парохода канонерской лодке он подошел к судну с дезертирами, и, наведя на него орудие, потребовал сдачи. Беглецы сдались без сопротивления [11, с. 385].

Тем временем бой продолжался. Сражение длилось несколько часов и закончилось отступлением каппелевцев. Почти сразу же последовало наказание 2-го Петроградского полка. Л.Д. Троцкий так описал этот случай: «Я назначил полевой трибунал, который приговорил к расстрелу командира, комиссара и известное число солдат…» [11, с. 385]. Как видно, сам Л.Д. Троцкий ни о какой казни каждого десятого не упоминает. Однако воспоминания другого непосредственного очевидца событий, С.И. Гусева, описывают именно децимацию: «Петроградский рабочий полк был ссажен… с парохода, и созданный тут же полевой трибунал приговорил к расстрелу каждого десятого. В числе расстрелянных были и коммунисты (командир и комиссар полка и др.)» [12, с. 109]. Общее количество казненных оказалось не очень велико. В комментариях к первому советскому изданию автобиографии Л.Д. Троцкого редакторы привели число расстрелянных – 21 человек [11, с. 571], Л.М. Рейснер в мемуарах назвала близкое число – 27 человек [10, с. 185]. Напомним, что С.И. Гусев определил численность полка в 600 человек. Вероятнее всего, не все красноармейцы полка бежали с позиций (600 человек на одном речном пароходе не разместятся).

Сам Л.Д. Троцкий был убежден в необходимости таких жестких мер по отношению к сбежавшему полку. Характеризуя ситуацию под Свияжском, он отмечал, что у красных войск была ярко выражена склонность к отступлению. «Было ясно, что одной агитацией не сломить настроения, да и обстановка оставляла слишком мало времени. Надо было решиться на суровые меры». Оценивая наказание полка, Л.Д. Троцкий написал предельно откровенно: «К загнившей ране было приложено каленое железо» [11, с. 380, 384, 385].

Пример действий Л.Д. Троцкого оказался «заразителен» и получил дальнейшее использование. П. Бороздин, служивший в 28-й дивизии под /188/ командованием В.М. Азина, вспоминал о боях 247-го полка на подступах к Воткинскому заводу в июне 1919 г. «Первая наша атака была разбита, кавалерия наткнулась на артиллерию, вынуждена была отступить. Азин дал приказ расстрелять каждого десятого – это подействовало особенно и на заре все части двинулись с громовым «ура» [14, л. 56]. Из этого описания видно, что до реальных расстрелов дело не дошло – угроза казни использовалась В.М. Азиным для того, чтобы заставить красноармейцев наступать на укрепленные позиции белых. Сам Л.Д. Троцкий, возможно, повторно использовал это жестокое средство. В энциклопедии «Революция и Гражданская война в России» есть информация о том, что в октябре 1919 г., в момент выхода белых войск на ближние подступы к Петрограду Л.Д. Троцкий принял крайние меры по сдерживанию отхода красных: «Теперь по его приказу за отступление расстреливали каждого десятого красноармейца» [13, с. 316]. Однако ни номера приказа, ни дат и мест казней на данный момент не выявлено.

В августе–октябре 1919 г. на территории Западной Сибири развернулось крупное сражение, позднее получившее название Тобольско-Петропавловская операция. Красные, одержав ряд побед на Урале, преследовали быстро отступающие армии А.В. Колчака. Однако белые отвели ряд частей в тыл на отдых и переформирование и в сентябре 1919 г. перешли в контрнаступление. Удар пришелся по уставшим, измотанным длительным наступлением красным войскам. Основное сражение развернулось на юге Восточного фронта, где 3-я армия белых атаковала 5-ю армию красных. Севернее 1-я и 2-я армии белых наступали на 3-ю армию красных (врио командарма М.И. Алафузо). Подробно изученные журналы военных действий 3-й армии РККА свидетельствуют, что в создавшихся тяжелых условиях ее командование было готово использовать самые жесткие меры для предотвращения панического отступления.

В результате рейда белой кавалерии, состоявшегося 10 сентября, образовался разрыв во фронте 29-й стрелковой дивизии красных, проходившем по территории Ишимского уезда. Для того чтобы стабилизировать обстановку, красными в бой был введен последний резерв – недавно сформированная 3-я бригада 51-й стрелковой дивизии (состояла из трех полков) [15, л. 194–195]. 11 и 12 сентября бригада вела наступление на линию населенного пункта Коровинский, дер. Быстрая, с. Медведевское, заняв без боя железнодорожную ст. Усть-Ламенское [16, л. 5]. Однако /189/ действия бригады вызвали сильную критику со стороны вышестоящего командования. Командарм М.И. Алафузо 12 сентября докладывал в штаб Восточного фронта: «Положение 29-й стрелковой дивизии значительно ухудшилось в связи с нерешительными действиями в районе Усть-Ламенское 3-й бригады 51-й стрелковой дивизии. Воздействовать на указанные бригады… взял на себя тов. Кузьмин, который уже выехал на фронт. И вслед которому послан походный трибунал. Нужно думать, что с его приездом части подтянутся» [16, л. 25].

В тот же день член Реввоенсовета 3-й армии Н.Н. Кузьмин, находящийся в расположении 29-й дивизии, и М.И. Алафузо договорились о предании суду походного трибунала комбрига и комиссара 3-й бригады 51-й дивизии [16, л. 28–30]. 15 сентября их уже сместили с должностей, арестовали и отдали под суд [16, л. 103]. Н.Н. Кузьмин 24 сентября докладывал в штаб фронта: один комбриг, два комполка, один командир батальона преданы суду, некоторые будут расстреляны [17, л. 115].

Н.Н. Кузьмин, являясь сторонником жестких мер, лично мог применять оружие против паникеров. 15 сентября он сообщал о положении в тылах 29-й дивизии: «В связи с налетом кавалерии создалась паника с обозами. Беспричинно поминутно обозы начинают мчаться и вчера (т.е. 14 сентября. – А.П.) пришлось с револьвером в руках останавливать и пристрелить одного для остановки» [16, л. 112]. В другой телеграмме он сообщил подробности этого инцидента. Согласно документу, со стороны с. Свистуновское появились пять конных связных. Увидев их, «все обозы помчались галопом», приняв их по ошибке за белогвардейцев. Только после того, как был застрелен один из обозников, паническое бегство остановилось [16, л. 110].

Наступление белых на части 29-й дивизии продолжалось, и, не имея резервов, командование было вынуждено использовать в бою малобоеспособную 3-ю бригаду 51-й дивизии. 17 сентября бригада в панике бежала с позиций у с. Новозаимское Ялуторовского уезда. Согласно докладу И.И. Герасимова, бегство останавливали пулеметами [16, л. 184]. В тот же день М.И. Алафузо в разговоре с Н.Н. Кузьминым высказался о необходимости расформировать эту бригаду, направив ее личный состав на пополнение 29-й дивизии. М.И. Алафузо отметил: «Желательно было бы, чтобы виновники разложения понесли бы кару раньше, чем полки бригады вольются в полки 29-й стрелковой дивизии. Нужен самый беспощадный террор» [16, л. 179]. Участие 3-й бригады в бою 18 и 19 /190/ сентября дало тот же результат. Красноармейцы отступали при первом соприкосновении с белыми войсками [16, л. 209, 220–221], [17, л. 12].

При этом стоит отметить, что кроме отдачи под суд командования бригады и остановки панического бегства огнем пулеметов в источниках не обнаружены данные о массовых репрессиях против красноармейцев разложившихся полков 3-й бригады 51-й дивизии в середине сентября 1919 г. Однако в это же время произошло событие, аналогичное тому, что было в августе 1918 г. у Свияжска.

19 сентября 1919 г. Н.Н. Кузьмин отправил телеграмму военному комиссару 29-й дивизии: «За время пребывания в [селе] Новозаимском 19 сентября 261-й полк несколько раз оставлял позиции, в то время как другие части, даже молодые, оставались на месте. И отступал назад, разбегался 261-й полк. Приказываю: комсостав полка предать суду походного трибунала, красноармейцев расстрелять через десятого, коммунистов же, как не проявивших себя стойкими, не удержавших от бегства, расстрелять через пятого» [17, л. 34].

261-й стрелковый полк – это бывший 4-й Василеостровский полк [18, л. 1], получивший новое наименование в середине 1919 г. По случайному стечению обстоятельств, полки, приговоренные к децимации в 1918 и 1919 гг., объединяет место их формирования: Петроградская губерния. При этом в сентябре 1919 г. бегство с позиций было не первым для полка. Вечером 13 сентября 261-й полк под сильным напором противника в районе дер. Лапушная, дер. Темная был разделен на две части и в панике беспорядочно бежал [16, л. 51–52, 62]. 18 сентября, за день до жестокого приказа Н.Н. Кузьмина, командование вновь отмечало низкую боеспособность полка [16, л. 222].

20 сентября Н.Н. Кузьмин в разговоре с И.И. Герасимовым сказал о том, что 261-й полк будет расформирован, личный состав разбит по другим частям [17, л. 39]. Однако в итоге это не было реализовано. На следующий день Н.Н. Кузьмин отправил донесение командарму М.И. Алафузо. В документе сообщалось: «261-й полк сегодня опять бросили в бой, не произведя расстрелов, чем я недоволен» [17, л. 58]. 22 сентября полк активно участвовал в боях. Из района с. Бигилинское он перешел в наступление на дер. Лушничиха с целью перерезать проходивший мимо нее тракт [17, л. 85].

23 сентября, уже покинув расположение 29-й стрелковой дивизии, Н.Н. Кузьмин телеграммой запрашивал ее штаб сообщить немедленно /191/ информацию, приведено ли в исполнение его приказание о расстреле через десятого беглецов 261-го полка [17, л. 92]. Ответной телеграммы в журнале военных действий нет. В изученных документах 3-й армии так и не удалось обнаружить данных о том, состоялась ли вообще эта массовая казнь, какого числа и где она могла произойти, и сколько человек было расстреляно.

24 сентября 261-й полк отвели в бригадный резерв в район с. Николаевское на р. Тобол. Вновь он вводился в бой 28 сентября – наступал на упорно сопротивляющиеся белые войска в дер. Хорзова [17, л. 105, 141, 187]. Если децимация и состоялась, то она могла пройти, скорее всего, именно во время нахождения полка в ближнем тылу в резерве. Сам Н.Н. Кузьмин, говоря об эффекте своего распоряжения, считал: «Расстрел через десятого в 261-м полку, а также пристрелянный обозник» произвели впечатление на настроение отступающей армии [17, л. 116].

Однако создается устойчивое мнение, что на полки 3-й бригады 51-й стрелковой дивизии жестокие меры, предпринятые Н.Н. Кузьминым в отношении 261-го полка, не оказали большого эффекта. Особую критичность положению красных войск придавал тот факт, что ненадежные части оказались именно на направлении главного удара 1-й армии войск А.В. Колчака. Больших резервов или возможности для рокировки вдоль линии фронта у красных в тот момент не было. 21 сентября в районе железной дороги у с. Новозаимского 457-й полк 51-й дивизии, не оказав должного сопротивления наступающему противнику, попросту разбежался. Полк удалось собрать и вновь направить в атаку в район железнодорожной магистрали для восстановления положения. Из-за ненадежности части для прикрытия линии фронта в этот район были переброшены все наличные резервы (даже саперные команды). Напротив, 459-й полк 3-й бригады, введенный в бой в качестве резерва на участке 29-й дивизии, действовал успешно совместно с красноармейцами других частей [17, л. 49, 58, 61].

21 сентября, во время переговоров по прямому проводу между Н.Н. Кузьминым и М.И. Алафузо, первый сообщил, что «хотел бы отдать приказ о расстреле бегущих 457-го и 458-го полков, его исполнить не знаю как, так как все надежное выведено в боевую линию» [17, л. 58]. То есть еще одна децимация не состоялась только из-за того, что не нашлось пригодных для выполнения этой неблаговидной роли подразделений. Похоже, именно по этой же причине сразу же, еще 19 сентября, не были проведены расстрелы в 261-м полку. /192/

В этом же разговоре М.И. Алафузо поднял вопрос о взводах заградотрядов (общей численностью около 800 человек – целый полк!). Командарм высказался о них очень образно: «Если бы эти взводы прибыли бы, то мы бы давно перестреляли много народу и привели бы в христову веру доблестные войска. Но их нет, и где они – известно Богу, а он с большевиками не в ладах, а посему руки у нас чешутся, зуб неймет» [17, л. 59–60].

23 сентября полки деморализованной бригады последний раз были в бою на фронте 29-й дивизии. После того, как белые войска с севера обошли два полка 3-й бригады, они вновь разбежались. 24 сентября полки 3-й бригады вывели в ближний тыл (западнее г. Ялуторовска), где они должны были поступить в распоряжение начдива 51-й дивизии В.К. Блюхера (левый сосед 29-й дивизии) [17, л. 105, 106]. Возможность вывести из боя ненадежные части появилась вследствие того, что была произведена перегруппировка 29-й дивизии. 3-я бригада 51-й дивизии уже 25 сентября стала перебрасываться на второстепенное направление, в район с. Новоатьяловское [17, л. 122]. Как видно, до массовых расстрелов через десятого деморализованных красноармейцев небоеспособной бригады, неоднократно оставлявшей в бою позиции, руки у командования так и не дошли.

Таким образом, в источниках и литературе встречается несколько свидетельств о том, что руководство красных войск отдавало приказы о проведении децимации в 1918–1919 гг. Но в настоящее время достоверно подтвержденной можно считать только казнь красноармейцев под Свияжском. Даже в отношении 3-й армии в сентябре 1919 г., несмотря на наличие категорично приказа, не удалось найти точных сведений о приведении приговора в исполнение.

Использование децимации было возвратом к старому принципу сочетания коллективной и индивидуальной ответственности, существовавшей в отечественном праве XVIII–XIX вв. [1, с. 13]. Отметим, что в Советской России на законодательном уровне децимация никак не была зафиксирована. При назначении такой казни большевики руководствовались не законом, а целесообразностью.

Список источников и литературы
1. Берестенников А.Г. Сочетание коллективной и индивидуальной уголовной ответственности как принцип российского уголовного права XVIII–XIX вв. // Сибирский юридический вестник. 2017. № 2. /193/
2. Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ РИ). Собр. 1. Т. 5. № 3006.
3. ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. 6. № 3485.
4. ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. 32. № 24975.
5. Воинский устав о наказаниях. СПб., 1868.
6. Чернявский Г.И. Лев Троцкий. М.: Молодая гвардия, 2010.
7. Фельштинский Ю.Г., Чернявский Г.И. Лев Троцкий. Кн. 2: Большевик. 1917–1924 гг. М., 2012.
8. Вырыпаев В.О. Каппелевцы // Каппель и каппелевцы. М.: Русский путь, 2010.
9. Гагкуев Р.Г. Генерал Каппель // Каппель и каппелевцы. М.: Русский путь, 2010.
10. Рейснер Л. Свияжск (август–сентябрь 1918 г.) // Пролетарская революция. 1923. № 6–7 (18–19).
11. Троцкий Л.Д. Моя жизнь. Опыт автобиографии. М.: Панорама, 1991.
12. Гусев С.И. Свияжские дни (1918 г.) // Пролетарская революция. 1924. № 2 (25).
13. Революция и Гражданская война в России 1917–1923. Энциклопедия. М.: Терра, 2008. Т. 3.
14. Центр документации общественных организаций Свердловской области (ЦДООСО). Ф. 41. Оп. 2. Д. 184.
15. ЦДООСО. Ф. 41. Оп. 2. Д. 407.
16. ЦДООСО. Ф. 41. Оп. 2. Д. 408.
17. ЦДООСО. Ф. 41. Оп. 2. Д. 409.
18. ЦДООСО. Ф. 41. Оп. 2. Д. 413. /194/

Гражданская война в регионах России: социально-экономические, военно-политические и гуманитарные аспекты: сборник статей / УИИЯЛ УдмФИЦ УрО РАН. Ижевск: Изд-во «АлкиД», 2018. C. 185-194.
 
 
 
Максим
Витомский Борис Михайлович (1918-1975) «Город строится» бд