April 19th, 2019

Русские в Детройте ( страницы истории, по Зензинову)

Русская колония в Детройте — одна из самых больших в Америке, в ней считают от 30 до 35 тысяч человек. Огромное большинство из Гродненской, Минской, Волынской, Могилевской и Смоленской губ.- но не мало также имеется выходцев из Черниговской и Саратовской. Рост русской колонии стремителен, как и рост самого города. Заработки в Детройте одни из наиболее высоких в Америке - это и явилось причиной, почему за первыми русскими пионерами сюда вскоре потянулись и другие. Огромное большинство работает на механических заводах - особенно много в Детройте автомобильных заводов, больше чем в каком либо другом американском городе;. русская масса преимущественно состоит из заводских рабочих - надо добавить: по своим занятиям, а не по своему происхождению - ибо физическим трудом здесь занята интеллигенция наравне с профессиональными рабочими.

Collapse )

Про Рахметова и апельсины.

Наткнулся на рассуждения о том, как нище и ужасно жил простой народ в России.
И питался исключительно гнилой репой.

Стоит в этом отношении послушать людей, которых даже самый правоверный коммунист должен почитать.
Вот Чернышевский в "Что делать?" пишет про своего самого положительного героя, Рахметова:

"На свои деньги он не покупал ничего подобного; "не имею права тратить деньги на прихоть, без которой могу обойтись", - а ведь он воспитан был на роскошном столе и имел тонкий вкус, как видно было по его замечаниям о блюдах; когда он обедал у кого-нибудь за чужим столом, он ел с удовольствием многие из блюд, от которых отказывал себе в своем столе, других не ел и за чужим столом. Причина различения была основательная: "то, что ест, хотя по временам, простой народ, и я смогу есть при случае. Того, что никогда недоступно простым людям, и я не должен есть! Это нужно мне для того, чтобы хоть несколько чувствовать, насколько стеснена их жизнь сравнительно с моею". Поэтому, если подавались фрукты, он абсолютно ел яблоки, абсолютно не ел абрикосов; апельсины ел в Петербурге, не ел в провинции, - видите, в Петербурге простой народ ест их, а в провинции не ест."

То есть апельсины в Петербурге были для простонародья доступны. ДЛЯ ПРОСТОНАРОДЬЯ. В провинции они тоже были, но "дорого", "простой народ не ел их". Это всё 1856 году, напоминаю (действие романа разворачивается несколько раньше, но примем эту дату).

Ну а теперь вспомним советские апельсины , к примеру, в Ленинграде, Куйбышеве или Саратове.

PS. Детей номенклатуры и потомство продавщиц и буфетчиц прошу не беспокоиться - конечно же, у вас апельсины были.