?

Log in

No account? Create an account
 
 
Максим
В конце марта 1854 года англичане и французы объявили войну России. И тут... Ну в общем оказалось, что у англичан армия очень маленькая, и как ее поддерживать даже маршевыми пополнениями - непонятно. Нет, конечно по всей стране были открыты пункты вербовки добровольцев, но было понятно - чтобы превратить их в нормальных солдат, нужно довольно много времени на обучение. А войну уже объявили.
В декабре 1854 года, когда уже стали ясны катастрофические потери британской армии в Крыму, премьер Абердин предложил.... да то самое средство, которое в 18 веке для англичан было стандартным. А давайте покупать немецких солдат! Нет, ну что? Вон в Шлезвиге недавно война закончилась, там куча людей с боевым опытом "без работы", а мы их "трудоустроим". И нам хорошо, и им хорошо.
Это предложение - и есть день рождения Британского немецкого легиона. Естественно, обращались не только в Шлезвиг - была развернута вербовочная сеть в Италии, Швейцарии, Дании, пробовали было в Пруссии - но там Фридрих-Вильгельм запретил. Всего смогли завербовать 15 873 человека, из которых 9 071 - немцы.
Основная вербовка происходила на острове Гельголанд, где работала британская комиссия, а далее принявших присягу пароход Оттер перевозил в Англию.
Но! Приемом на службу немецких наемников оказались сильно недовольны в Парламенте. Депутаты считали, что поскольку наемники не граждане страны и неподконтрольны парламенту, а только лишь правительству - тут и до военного переворота и смены власти недалеко! Вон во Франции демократически избранный чего пару лет назад учудил!
К тому же депутаты считали что наемники ненадежны в бою, и склонны дезертировать в критических ситуациях - примеров не с честь, начиная от войн XV века и дальше.
Ну и кроме того - наемников добровольцы, поступающие в английскую армию, рассматривали как штрейкбрехеров, забирающих деньги у честных британцев и демпингующих на рынке труда в армии.
Ах да. Еще были недовольны наймом немцев немецкие государства. Поскольку времена нынче тяжелые, и военные нужны здесь, в Германии. Не смолчал даже Энгельс, он высказался в том смысле, что порка как основной элемент дисциплины в британской армии отвратит немцев от высоких наград и хорошей оплаты на службе у англичан. Но - как оказалось - ошибался сильно. Деньги оказались гораздо привлекательнее, чем возможность порки.
Надо сказать, что Британский немецкий легион был сформирован окончательно только к августу 1855-го - надо было не только обмундировать и вооружить солдат, снабдить довольствием и офицерами, но и перевести уставы на немецкий язык, определить правовой и наднациональный статус наемников. В Крыму первые 2000 немцев появились только 4 октября. К январю перебросили 11 тысяч, правда началась эпидемия холеры, и уже 4 января примерно 3000 немцев находились на излечении в госпитале Скутари под Стамбулом.
Что бы еще добавить?
Ах да, меня часто спрашивали - почему же французы начали осенью 1855-го года выводить свои войска из Крыма? Помимо политических аспектов проблема была в медицине. Зимовка 1854-55 годов нанесла французам гигантские потери, и настолько сломила моральный дух, что руководство экспедиционного корпуса в Крыму уверилось - второй такой зимовки французы не переживут. Доклады о медицинском состоянии армии генерального инспектора Мишеля Леви были настолько тревожными, что военный министр Жан-Батист Филлибер Вайян (Vaillant) прямо запретил Леви присылать какие-либо отчеты. Леви не послушался и оказался прав - из оставшегося в Крыму 50-тысячного французского контингента (к декабрю 1855-го) за три месяца умерло по разным данным от 24 до 40 тысяч человек. А тут еще и русские активизировались, причем показали, что за два года они научились воевать. Началось все в ноябре, с "дела Оклобжио". Цитата: "Глубокой ночью 26 ноября 1855 года из деревни Ени-Сала близ Севастополя выдвинулись по направлению к перевалу Бечку три походные колонны авангардных войск под предводительством полковника Оклобжио. Отряды двигались в сопровождении полевой артиллерии и, быстро передвигаясь по хорошо известным горным дорогам, ещё до рассвета достигли перевала. Разведка, произведённая днём ранее, донесла, что дозоры противника, размещённые на перевале Бечку, из-за скверной погоды сняты и путь свободен. Доставленная на перевал русская артиллерия была установлена на склоне горы, обращённом к деревне Уркуста, против вражеского лагеря и контролировала передвижение по макадамову шоссе через перевал.
«...Из воспоминаний участника событий офицера П.А. Чихачева: «...огни большого французского лагеря под аулом Уркустою горели теперь уже прямо перед нами, не более как в полуверсте расстояния... Слишком 20-ть орудий стояло перед нами на передках своих, кругом артиллерийский лагерь и коновязи африканских егерей. Далее по Байдарской долине сверкало еще множество разбросанных полупогасших огней, указывающих на многолюдные бивуаки. Цель нашего похождения была достигнута: мы подробно осмотрели позиции неприятеля и измерили его силы...».
Оставив для прикрытия одну колонну на перевале, две другие стремительно спустились вниз к Уркусте и атаковали скованные сном французские войска. Первым делом русские егеря заклепали запальные отверстия вражеских пушек, не рассчитывая при отступлении поднять их с собой на перевал. Вражеский лагерь был в полном беспорядке. Пытаясь разобраться в происходящем, полуодетые и сонные французы метались по узким улочкам татарского аула и падали под ударами палашей русских егерей и пуль их ружей и пистолетов. Паника была всеобщей. Можно было только спрятаться в кустах, убежать и затаиться в чахиле, укрыться за домами и на сеновалах.
Нанеся как можно более урону неприятелю, отряды Оклобжио ретировались, не понеся никаких потерь. С собой они унесли некоторое количество вражеской амуниции, заставив тащить её пленённых в схватке французских пехотинцев. Добрые нарезные штуцеры стали наградой храбрецам-егерям. По возвращении на перевал, артиллеристы авангарда расстреляли боезапас орудий по вражеским порядкам, усилив тем самым ужас и смятение деморализованных французов."

Ну а далее... 29 января 1855 года началась бомбардировка Севастополя. Только не Северной стороны и союзниками, а... Южной стороны, и русскими. Русские смогли перекинуть в Крым 3-х и 5-пудовые бомбовые пушки, и начали обстрел французских складов и траншей, чем навели панику на союзные войска. И тут в Париж полетели телеграммы со всех уровней. Краткий смысл заключался в двух словах: "Пора валить!". Из Крыма и из этой гребаной Раши естественно.
 
 
 
 
Максим
14 April 2019 @ 04:00 pm
Браговский Эдуард Георгиевич (1923-2010) «Весна в Тарусе» 1977