?

Log in

No account? Create an account
 
 
cambria_1919
24 March 2019 @ 06:31 am, reposted by monetam
Нужно ли Министерство культуры?

Всегда поражало: блестящий расцвет русской литературы и вообще культуры в XIX веке - Золотом! - как-то обходился без всякой бюджетной поддержки.
Цензура да, была. А поддержки не было. Только Императорские театры (числом 5 на всю страну) обеспечивались государством.
Остальное шло само собой.
Кто поддерживал литературу? Публика. Читатели.
И этого было довольно.

Современник самых знаменитых русских писателей - Льва Толстого, Ивана Тургенева, Фёдора Достоевского, Николая Некрасова, Ивана Гончарова - император Александр II Освободитель со всеми этими выдающимися людьми знаком не был.
И познакомиться желания не имел.
Да и читать особо не любил. Ученик Жуковского!

Конечно, отец его Николай I с Пушкиным знаком был и даже имел свои виды на поэта.
Хотел приспособить его на место умершего Карамзина - по части истории.
Прочитав "Бориса Годунова", нашёл, что тяжеловато, и посоветовал переделать трагедию в роман в духе Вальтер Скотта (тогда очень популярного).
Ирония судьбы: сегодня Вальтер Скотт выглядит куда тяжеловеснее и архаичнее "Годунова".

Однако из светских встреч с Пушкиным и обязаловки для Натальи Николаевны посещать придворные балы (царь желал видеть при дворе как можно больше красавиц) некоторые исследователи монархического толка сделали вывод: Пушкин и Николай были очень дружны. А император был благодетелем литераторов.

Правда, громкий императорский хохот на премьере "Ревизора" всё же способствовал успеху комедии.
Хохотал Николай над пьесой и раньше : рукопись застряла в цензуре, и друзья писателя решили познакомить с пьесой Самого Главного Цензора.
Граф Вьельгорский прочитал "Ревизора" царской семье, Николай очень потешался (он любил и посмеяться, и сострить) и разрешил постановку.

Впрочем, царь всё быстро забыл.

Близкий друг Гоголя, блестящая светская дама николаевских времён (красавица, разумеется) А.О.Смирнова стала хлопотать о назначении пенсии писателю.
Деньги были нужны для продолжения творческой работы (первый том "Мёртвые душ" опубликован, предполагался второй).

Смирнова до замужества была любимой фрейлиной императрицы и вхожа в царскую семью.
Николай  заявил Смирновой:
- Вы знаете, что пенсии назначаются капитальным трудам, а я не знаю, удостаивается ли того повесть "Тарантас".
Смирнова заметила, что автор "Тарантаса" вовсе не Гоголь, а граф Соллогуб.
- А что Гоголь? - спросил царь.
- Он написал большой роман "Мёртвые души".
- Ну, так я его прочту, потому что совсем позабыл "Ревизора".

Прошло время.
Смирнова  вновь решила побеспокоить императора насчёт пенсии для Гоголя.
Николай поморщился:
- У него много таланту драматического, но я не прощаю ему выражения и обороты  слишком грубые и низкие.
- Так вы прочитали "Мёртвые души"?
- Да разве они его? Я думал, что это Соллогуба.

Снова Соллогуб!
Что неудивительно: этот писатель был ещё и вполне светским человеком, "легко мазурку танцовал" и сочинял пьески-"пословицы" и шарады для придворных увеселений.
Так что Соллогуба император знал прекрасно - и знал, что тот пишет забавное. Можно посмеяться.

А Гоголь?
Смирнова таки выхлопотала ему императорскую пенсию - на три года по тысяче рублей.
Вот только второй том "Мёртвых душ" не задался.
Он извёл и измучил автора и был им сожжён накануне рокового дня смерти.
Горят рукописи, ещё как горят.
 
 
Максим
Кроме сказок о том, что эмигрантам из России дают сразу дом в Лос Анжелесе и всем прекрасное образование, есть еще один странный миф.
"В Америку едут молодые талантливые учёные и предприниматели которые не могут проявить себя дома". Злой режим им мешает! А вот там стабильность и куча денег на занятие наукой. Ну и каждый может создать свой бизнес!

Это настолько ярко показывает полное невежество автора, что теряешься. Страна Беловодье где текут молочные реки в кисельных берегах.
Сначала про науку: "там" для научной молодёжи слово стабильность это издевательство. После аспирантуры большинство мечется по временным ставкам постдоков и каждые 2-3 года вынуждены искать новое место. Какая уж тут стабильность!! Вожделенное постоянное профессорское место получает один из десяти вышедших на старт этой крысиной гонки. Но даже эти счастливцы чтобы добыть финансирование на исследования, жестоко конкурируют друг с другом, рассылая в фонды заявки на гранты, а выигрывают в лучшем случае только треть, а то и меньше. А проигравший плачет!
А уж молодой предприниматель приехавший из России в Америку и создавший здесь успешную компанию, это вообще сказочный герой. Конкуренция здесь жесточайшая и совершенно непонятно, почему иностранец не знающий деловых и юридических реалий сможет обойти живущих тут с детства аборигенов. Разве что наш думает о себе как непризнанном гении!
 
 
 
Максим

Ульянов Николай Иванович (1922-1990) «Снегири. Детский сад» 1964