?

Log in

No account? Create an account
 
 
Максим
Дозволялись ли на территории анархо-синдикалистской Каталонии времен ГВ в Испании монархические, правые и клерикальные газеты при условии, что они не выступали против Республики и в поддержку Франко? У меня сложилось впечатление, что нет.

Этот вопрос вот к чему. Скажем, на территории Деникина и Колчака их режимы - посреди гражданской войны - разрешали деятельность социалистических партий и издание социалистических газет при условии, что те не будут агитировать против данного режима и одобрять и поддерживать советскую власть / большевиков.

А вот мирные демократические социалисты в России после февраля 1917, сколько я знаю, запретили монархические издания и партии ( https://www.google.ru/search?newwindow=1&biw=1366&bih=592&tbm=bks&ei=Yw2UW68yxf6zAcWPgsgO&q=+%D0%B7%D0%B0%D0%BF%D1%80%D0%B5%D1%89%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5+%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%85+%D0%BF%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B8%D0%B9+%D0%BC%D0%B0%D1%80%D1%82+1917&oq=+%D0%B7%D0%B0%D0%BF%D1%80%D0%B5%D1%89%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5+%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%85+%D0%BF%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B8%D0%B9+%D0%BC%D0%B0%D1%80%D1%82+1917&gs_l=psy-ab.3...19965.23415.0.23848.12.12.0.0.0.0.56.553.12.12.0....0...1c.1.64.psy-ab..0.0.0....0.Z0KDXLYGbEU ). Независимо от того, собирались они выступать с призывами незаконных действий против Временного пр-ва, или, скажем, просто стали бы агитировать за то, чтобы Учредительное собрание учредило клерикальную самодержавную монархию и пр.


В связи с этим у меня еще один вопрос: кто знает, какие стоящие у власти социалисты и анархисты обеспечивали свободу антисоциалистической, правой, клерикалистской прессы ЗА ИСКЛЮЧЕНИЕМ случаев правления парламентских социалистич. и анарх. партий в рамках т.н. конкурентной либерально-буржуазной парламентской демократии с политич. свободами в капиталистических обществах (*)?

(*) - такие случаи ни о чем не говорят, так как тут социалисты и анархисты не имеют свободы рук, играют не по своим правилам, а по сложившимся еще до них буржуазно-либеральным правилам - и не имеют силы и возможности эти правила поменять, независимо от того, имеют ли они такое желание, или и желания такого у них нет).

Вот что было во времена Парижской Коммуны: Советская "Всемирная История"-  "Существенной ошибкой Коммуны была и недооценка ее деятелями необходимости беспощадной борьбы с врагами революции, с контрреволюционной агитацией в печати, со шпионажем и диверсиями. Коммуна запретила около 30 реакционных газет, но их типографии не были опечатаны, и некоторые запрещенные газеты продолжали выходить под другими названиями". ( http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000152/st003.shtml )

Там еще дальше дивно: " Чтобы приостановить массовые расстрелы пленных версальцами, Коммуна издала 5 апреля декрет о заложниках, на основе которого было арестовано более 200 реакционеров. Но в условиях гражданской войны эти меры были недостаточны."

Там не только их арестовали, но и расстреливали. Речь идет о расстреле версальцами после начала боев (Коммуна начала наступление) захваченных ими вооруженных сражающихся из добровольческих военных формирований Коммуны (как иллегальных боевиков, а не законных комбатантов). После этого все люди, уличенные или сильно подозреваемые в cговоре с версальцами, и все пленные версальцы были объявлены заложниками, и за каждого нового расстрелянного версальцами положено было расстреливать по три таких заложника.
На практике, с одной стороны, хватали в заложники вовсе не за сговор с версальцами, а просто за вероятное им сочувствие, а с другой, угрозу не выполняли и боялись убивать заложников реально (тем более, что и в самой Коммуне не все были за).

Но уж когда Коммуна терпела полное поражение и гибла, они, чтобы хлопнуть дверью, расстреляли в несколько приемов 64 заложника. Надо сказать, что версальцы с ними не церемонились, гарантий пленения не давали, расстреливали много как незаконных комбатантов, и если бы они в ответ расстреливали только пленяемых версальцев, то это еще отвечало бы военному праву для войн законных комбатантов - конвенций, твердо запрещающих расстрелы пленных независимо от поведения противника, еще не было, а обычаи войны очень настойчиво рекомендовали, почти требовали, не расстреливать пленных даже в ответ на такие расстрелы со стороны противника, но допускали все же, сколько помню, подобные расстрелы - в каких-то особо чрезв. случаях, не рекомендуя это и в них . Однако люди Коммуны расстреляли в числе заложников и много людей, не состоявших в верс. силах, в том числе ряд людей из духовенства.

В свою очередь, вопрос этот связан вот с чем. Фактом, стоящим вне всяких вопросов, является то, что, скажем, во Франции свободы слова давно нет, как нет ее и в Турции, Саудовской Аравии и др. (Это "КАК И" не означает, что обратная свободе слова репрессивная ситуация всюду там _одинаково_ масштабна по охвату запретов и сурова по наказаниям. В одних случаях запретов больше, кары суровее, в других - меньше). Во Франции действует идеократическая государственная догматическая религия со скрепами, основами и репрессиями за хуление и умаление этих скреп и основ. Там, где суд (как во Франции) выносит в соответствии с законом приговоры за отрицание Холокоста, или за фразу "газовые камеры - деталь Второй Мировой", или за фразу "Я себя чувствую каким-то Шарли Кулибали", никакой политической свободы слова нет по определению - и какие бы массы образованцев и агитпропов ни объясняли, что это такая высшая форма свободы слова, это ничего не меняет и никого не должно удивлять (а кто от них так уж ждал чего хорошего и правдивого, кто эти тувимовские Янеки с преувеличенными ожиданиями?). Есть страны с госрелигией, где запрещено хулить Мухаммеда и отрицать боговдухновенность Корана, есть страны с госрелигией, где запрещено хулить и очернять туречество (тюркюм), турецкие воор. силы и пр., есть страны с госрелигией, где запрещено критически отзываться о священной особе государя или отрицать гениальность Сталина, а есть - где запрещено отрицать Холокост или говорить нечто недостаточно почтительное в адрес того, что возведено в святыню данной госрелигией. Набор запретов в каждом случае свой, суровость кар, причитающихся за их нарушение - тоже, они могут очень различаться по охвату и силе донимания (как грандиозно различались по этим критериям состояния советской репрессивной госрелигии в 1950 и 1970 гг.), но все это не меняет того, что политич. свободы слова нет тут ни в одном случае, а репрессивная идеократия есть во всех этих случаях. Святой Холокост, Святой Тюркюм, Святой Король, хоть Святой Амбулаторий - разницы никакой.

Отличительная и забавно-трогательная подробность нынешней французской репрессивной догматич. госрелигии с подавлением полит. свободы слова состоит в том, что в число ее догм входит догма о том, что такой религии в стране нет, а свобода слова в стране есть (оспаривание этой догмы не карается). Это нечто новое, потому что прежние репрессивные госрелигии, не допускающие политич. свободы слова, так это и признавали; и даже Советская госрелигия признавала, что _буржуазной свободы слова_ в СССР нет, а есть особая, новая, которая всем этим запретам не противоречит. А вот нынешняя франц. госрелигия, отменившая свободу слова, включает в качестве постулатов то, что она сама собой (репрессивной госрелигией) не является и свободу слова не отменила, а, напротив, почитает за святыню и обеспечивает. Это, несомненно, новое слово в степени иррациональности и absurdum'ности в догм. религиях.

Между тем ключевым моментом в утверждении этой госрелигии был закон Гайссо 1990 г. ( https://en.wikipedia.org/wiki/Gayssot_Act , https://fr.wikipedia.org/wiki/Loi_Gayssot ). Сам Гайссо - французский коммунист. За этот закон выступали прежде всего именно франц. левые, справа ему было большое сопротивление, как нарушающему свободу выражения мнений и взглядов (см. по второй ссылке). Провели его именно в правление социалистов. Единственная фр. партия, требующая отмены этого закона и открыто осуждающая его - Национальный Фронт.

В связи с этим у меня и возник вопрос - с Францией-то все ясно, а вот насколько часто _левые_ реально дружат с политич. свободой слова - не в их собственной риторике и фразе, не в те времена, когда они в оппозиции или подполье, не тогда, когда они - волей ли, неволей - играют по правилам буржуазно-либеральной демократии, придуманным до них и их противниками, - а на самом деле? Во Франции, как видим, они и эти правила ухитрились изменить в сторону, уничтожившую свободу слова в пользу идеократической репрессивной госрелигии.

Так что там с Каталонией и другими местами?
 
 
Максим

Греков Митрофан Борисович (1882-1934) «Трубачи 1-й Конной» 1934