?

Log in

No account? Create an account
 
 
Максим
22 November 2018 @ 07:00 am
"Бывшие люди" - так называли в советской России тех,  кто лишился прав и собственности по Октябрьской революции, кто  считался представителем социально-вредных классов, кто  в первую очередь был на учете в ЧК-ГПУ-НКВД - и кто являлся объектом  подозрений, хулы и ненависти в печати.
    Интересно тут то, что советская власть сохраняла этот "режим ненависти" даже тогда, когда эти люди стали для нее  неопаснными - вследствие старости и беспомощности. Ну а молодое поколение страны Советов и сознательно, и бессознательно разделяло весь тот  идеологический негатив, от которого "бывшие люди" не могли избавиться вплоть до своей смерти.



Высланные из Москвы в Дмитров и лишенные избирательных прав бывший московский городской глава и губернатор, почетный гражданин Москвы, князь Владимир Михайлович Голицын (1847-1932), его невестка Анна Сергеевна Голицына, в девичестве Лопухина (1880-1972) и его внучка Мария Михайловна Веселовская (1911-1988).
 
 
cambria_1919
22 November 2018 @ 09:16 am, reposted by monetam
Был такой поэт Павел Железнов, из беспризорников.
Всеволод Мейерхольд попросил его написать пьесу для своего ГосТИМа (Гос.театра им. Мейерхольда - да, именно так театр и назывался, при жизни руководителя был его имени - впрочем, так было тогда принято).
О беспризорниках надо было написать, разумеется.

Пьесу Железнов сочинил, начались репетиции. Правда, до премьеры дело не дошло.
Но Железнов получил таки свой первый театральный гонорар и тут же потратил его: купил своей девушке самую красивую и дорогую шляпку.
Одни нашли этот жест романтичным, другие глупым (поэт жил скудно и нуждался в самом необходимом).

А Зинаида Николаевна Райх, всемогущая прима театра и супруга Мейерхольда, сказала влюблённому поэту очень грустно:
"Сейчас у меня десятки шляпок.
А когда я жила с Есениным, у меня даже платка хорошего не было. Я ходила в Серёжином башлыке.
Но как я была счастлива..."

Это было в 1933 году
Райх, тогда знаменитая актриса, безмерно обожаемая гениальным мужем-режиссёром - своё очень трудное и невозвратное прошлое упорно считала счастьем.
Главным счастьем жизни.

Они с Есениным были женаты в 1917-1921 г.
То мучительное, бурное и несытое время разрушило немало браков. Этот - тоже.
Бесприютность, частые разлуки, нелёгкие характеры обоих.

Они ссорились всё безжалостнее.
Райх не приняла богемности и пьянства нового окружения Есенина, его загулов, его грубости.
Появлялись и "другие женщины".
Потом и Айседора Дункан.
Друзья-имажинисты Зинаиду откровенно не жаловали. Один, Шершеневич, называл её "забитая, бесцветная и злая". Другой, самый близкий, Анатолий Мариенгоф, и годы спустя не жалел для Зины желчи и яда.
Начинался период "Москвы кабацкой".

Развод.
Разрыв.
"Любимая, меня вы не любили" - это он о ней.
Она знала, что это неправда, но жизнь вдвоём стала невыносимой.

Женщина с двумя маленькими детьми на руках в "развороченном бурей быте". Пришлось даже уехать из Москвы, где жить было негде, к родителям в Орёл.
Бывшая машинистка, мелкая сов. чиновница, преподавательница на каких-то провинциальных курсах.
И в наше благополучное время  такое вынести непросто.
Что впереди, кроме унылой борьбы за существование?

Но Зинаида устояла - и состоялась.
Она вернулась в Москву, пошла на режиссёрские курсы (все тогда безумно увлекались театром).
Курсы вёл Мейерхольд.
Тогда она и узнала, что мэтр сцены в неё серьёзно влюблён, и давно, ещё со времён её московского бедования с Есениным.

Они поженились - Мейерхольд оставил семью.
Жену, которая Райх прокляла.
Мейерхольд усыновил детей Есенина и стал делать из боготворимой Зиночки великую актрису.
Он даже взял в её честь двойную фамилию: Мейерхольд-Райх.

Получилась ли великая  актриса - судить невозможно.
Одни называли её бездарной коровой, другие приходили от неё в восторг.
В любом случае она оказывалась в центре внимания публики.
Но главное, спектакли Мейерхольда были всегда необычны и новы, и как "подать" среди своих пластичных и подвижных актёров довольно статичную, но дьявольски обаятельную (бывшую "бесцветную") Зиночку, он знал.

Она вновь встретилась с Есениным уже в ореоле свой новой славы и полного благополучия.
Почти как Татьяна с Онегиным.
И подумала то же - "я вас люблю, к чему лукавить".
"Она побежит за ним при любой погоде без плаща и зонтика", - язвил неугомонный Мариенгоф.

И Есенин тоже  понимал, кто главная женщина его жизни. Из многих - одна.

Когда-то они мучили друг друга, ненавидели, бросались оскорблениями, злились.
Но такой же сильной любви оба больше не встретили.
На фотографии, подаренной подруге - хозяйке квартиры, где они с Есениным несколько раз встречались - Зинаида написала просьбу помнить "о самом главном и самом страшном в моей жизни - о Сергее".

Смерть Есенина потрясла Райх.
У его гроба она кричала :"Сказка моя, куда ты уходишь!", и Мейерхольд бережно поддерживал её, сам горько страдая оттого, что его любимая так явно предана другому.

Любовный треугольник, в котором ни у кого не было ни покоя, ни безмятежных радостей.
Но у каждого было своё счастье.

И что это тогда такое, это счастье?




 
 
 
 
Максим
22 November 2018 @ 04:00 pm

Чепикова Татьяна Алексеевна (1948) «Песня» 1985