?

Log in

No account? Create an account
 
 
Максим

Мало кто рассмаривал центральных лиц России  через призму их личного отношения к спорту.
 А зря.
 Если начинать с 20 века - то государь император, был безусловно и подвижный, и  активный человек. Спортом занимался много, хотя именно что совсем уж постоянных пристрастий  у него не было, просто любил всяческие  физические упражнения, и с удовольствием  принимал новые, модные спортивные занятия. Видно, что это у него было не напускным, но  просто по душе, сама по себе физическая активность нравилась. Ну и, соответственно, вид у него был  без пяти минут как у спортсмена: картинных бицепсов не накачал, но обладал  стройной и подтянутой фигурой, мышцы и выносливость -  куда как выше среднего среди аристократии.
 А вот потом - провал какой-то.
   Ильич  как  учиться в университете закончил - так спорт и забросил, так, иногда  спорадически  что-то вспоминал - то на велосипеде  проедет, то пешую прогулку иногда устроит. Но чем дальше, тем  меньше.В итоге - тело быстро одрябло и разрушалось.
   Сталин-Маленков-Хрущев-Брежнев-Черненко - это вообще нечто ужасное, образец того, как не надо делать. Даже лучший друг всех физкультурников ни разу  себя ни в чем не проявил, футбольный матч даже в качестве  болельщика (!) посмотрел только разок, и то -  его разыграли непосредственно на Красной площади, чтобы вождю было удобнее с Мавзолея обозревать.
   Смотришь на них - так  просто колышащиеся мешки с жиром, мощные ряхи,  ели они достаточно много.
   Немного постройнее были  Горбачев с Андроповым - но тут не столько  из-за  спортивных занятий, сколько из-за большего равнодушия к еде, к обжираловке.
   Ельцин - так тот много занмался в молодости, в студенчестве, даже  успехи были в волейболе, и тут  ему  и детская травма не помешала. А потом - классические последствия: как только стала налаживаться карьера, так все забросил, и  понеслось - обрюзг, растолстел... Затем,  ставши президентом, и ближе к второму сроку вспомнил о том, что двигаться надо,  стал в теннис играть. Сколько-то ему это, наверное, помогло, но все равно поздновато, фигуру он себе уже не исправил, и здоровье этим не возвратишь...
    Собссна, почти все советские чиновники такие и были: любили проявлять себя на банкетах,  и видели в обильной и вкусной пище признак успешности собственной жизни; ну  а спорт - это что то такое несерьезно, для молодых... Огромное брюхо и медлительная походка, заплывшая жиром физиономия  стали  визитной карточкой  советского руководящего работника.
     А вот  современные Путин с Медведевым - молодцы, прямо хоть в учебникиих помещай:  к спорту неравнодушны, особенно президент; внешний вид такой, что ни перед кем не стыдно; Путин же вдобавок  еще и пример подает как надо отдыхать: надо ехать не в теплую Европу, не в Турцию или там Тайланд-Вьетнам,  а...  на родную природу. С удочкой, с ружьем, или без них, поближе к нашим животным и птицам, пусть и стерхам :-)
        Что называется - образец положительного примера !

 
 
Lex_Divina
30 August 2018 @ 09:50 am, reposted by monetam
Даже шпионы Ли Сын Мана не смогут скрыть то, что увидели на севере. У всех есть работа, работа стала легче, доходы высоки, все хорошо едят, одеваются и живут с удобствами.

Из речи Ким Ир Сена о коммунистическом образовании (1958 год)



Итак, в прошлый раз мы остановились на рассказе о Болшевской трудовой коммуне как ярком примере образцово-показательных учреждений, предназначенных для произведения благоприятного впечатления как на внешний мир (посредством туризма), так и на советское общество (посредством СМИ). Разумеется, одним Болшевом витрина социализма тогда не исчерпывалась.

Один английский турист во время визита в профилакторий для бывших проституток узнал от директора о ликвидации проституции в СССР, но убедился в том, что это не так, тем же вечером на московском вокзале. Семпер ярко описывает визит американского ученого Оуэна Латтимора, много писавшего о Китае и Монголии. Он приехал в СССР в 1935 году во главе группы американских экономистов и бизнесменов, интересовавшихся советским сельским хозяйством, и посетил специально рекомендованный колхоз. Пораженные внушительными цифрами и фактами («Сколько гектаров! Как много тракторов!»), американцы строчили в блокнотах массивными золотыми ручками. Однако их восторг заметно убавился во время долгого посещения другого, запущенного и грязного хозяйства, где они не увидели никого за работой, но выслушали ворох сбивчивых объяснений и оправданий. Семпер вспоминала: «Я не знала, куда деваться от стыда»{339}.

В действительности восторженное легковерие, описанное Холландером, и возмущение, вызванное скверно организованным визитом в какую-нибудь «дыру», которое описывает Семпер, являлись обычными реакциями, отчеты о которых постоянно встречаются в советских архивных источниках. Сама система определения объектов, подходящих для посещения иностранцами (в дополнение к общему кризису деревни после коллективизации), отчасти была причиной некоторых из этих неудач. Списки удобопоказуемых колхозов и совхозов с приложением инструкции о том, как до них добраться, направлялись в ВОКС правлениями этих хозяйств, которые в целом указали десять колхозов и столько же совхозов в Московской области, снабдив список лаконичными примечаниями, как, например: «новый скотный двор по американскому типу», «настроение колхозников – здоровое, бодрое». В мае 1931 года Отдел по приему иностранцев ВОКСа утвердил максимально сокращенный список: «Мы теперь имеем для посещений три колхоза, указанных нам Колхозцентром». Советская деревня была опустошена массовыми высылками раскулаченных в период коллективизации конца 1920-х – начала 1930-х годов. Принимая во внимание природу советской бюрократии, число учреждений, необходимых для выполнения программы посещений, и все ведомственные уровни, через которые должны были пройти рекомендации (от тех, кто инспектировал или хорошо знал колхозы, до Колхозцентра, ВОКСа или «Интуриста» и ниже – до отдельных гидов), не приходится удивляться тому, что и в одобренных к визитам хозяйствах могли обнаружиться условия, далекие от благоприятных. При этом «показательные» колхозы, конечно, сохранялись – так, в 1934 году группа из Австрии посетила «южные плантации, показательные совхозы, колхозы и др. сельскохозяйственные и агрономические заведения»{340}. Отсюда ясно, что небольшое число образцовых объектов выделялось из более широкой группы колхозов, разрешенных к показу иностранцам, – и так же обстояло дело с другими объектами показа. Один гид-переводчик, возивший американцев по голодным селам вокруг Киева в 1934 году, вспоминал, что у него был список из трех презентабельных колхозов и что в каждом случае он должен был за день по плохой телефонной связи предупреждать председателя колхоза о приезде{341}.

Майкл Дэвид-Фокс
Витрины великого эксперимента
Культурная дипломатия Советского Союза и его западные гости, 1921-1941 годы


Read more...Collapse )
 
 
Олег Макаренко


Довольно просто вычислить в комментариях человека, живущего или на Западе, или в своей воображаемой стране эльфов. Один из самых ярких маркеров — реплика в духе «врачи и учителя плохо живут».

Дальше…Collapse )
 
 
Максим
30 August 2018 @ 05:00 pm

Вильнер Виктор Семенович (1925-2017) «Утро» 1972