?

Log in

No account? Create an account
 
 
Максим

Весеннее наступление немцев в 1918 г после переброски освободившихся с русского фронта дивизий. "Фронт прорван на глубину 60-70 км и война почти проиграна!" У нас даже 200-300 км ничего не значит. Отойдём и новый фронт создадим. А в Европе отступать некуда, или к морю прижмут или столицу захватят.
"еще немного усилий — и Людендорфу удалось бы перерезать важнейшие жизненные артерии противника и довести свое наступление до решающих результатов. К 27 марта германское наступление проникло на глубину 40 миль и достигло Мондидье, отрезав одну железную дорогу, ведущую к Парижу. К 30 марта прилив германского наступления почти захлестнул внешние укрепления Амьена. Захвачено было 80 000 пленных и 975 орудий. Раз фронт дрогнул, сама система сообщений, построенная за три года позиционной войны, способствовала быстрейшему отливу войск за передовой линией. Размах отступления в первую очередь говорил о том, что войска выпали из рук своих командиров, а последние выпустили части из рук, потеряв всякое влияние"

 
 
Максим

Кукрыниксы «Обвинение. Нюрнбергский процесс» 1967


 
 
Ilya Varlamov
09 June 2018 @ 06:59 pm, reposted by monetam


Важнейший вопрос, который задает себе российский курортник! Иностранные курортники такими вопросами голову не забивают, так как, во-первых, у них выбор побольше, а во-вторых, в Крым слишком сложно попасть. А вот у наших выбор есть не всегда. С одной стороны, русский человек не балует себя получением загран. паспорта (и правильно, нечего там за границей смотреть), с другой стороны, многим выезд из страны вообще запрещен (я про сотрудников МВД и других госслужащих).

И это основная проблема Крыма! Полуострову сегодня не надо биться за туристов. Туристы сами приедут, приползут, приплывут, чтобы погреть свои уставшие от бесконечных смет на уралвагонзаводах тела на крымском солнышке.

Я летел в Симферополь, а рядом со мной сидел мужик лет 60. Обычный такой русский мужик с рельефным выгоревшим лицом, в старом костюме и плохими зубами.

— Я лечу первый раз! — обратился он ко мне, не здороваясь, не успел я еще занять кресло, — Меня зовут Петрович. Все меня так называют.
— Здравствуйте, сколько вам лет? Неужели действительно в первый раз летите? — я не мог поверить, что человек в его возрасте может лететь впервые.
— Много лет, почти пенсионер, и да, никогда в жизни не летал на самолете! А куда мне летать? У нас в городе нет аэропорта, да и зачем он мне? А здесь на заводе путевки выдавали, и остался только Крым. Я в начале хотел на поезде ехать, но там 2 дня, и меня жена уговорила лететь. 20 000 заплатили и вот… А как взлетать? Не страшно?

Дальше мужик долго пытал меня разными вопросами, постоянно спрашивал высоту полета, скорость, проверял ремень, изучал устройство кресел. Вскоре внимание моего попутчика переключилось на детей, которые тоже летели в Крым и, по версии Петровича, слишком шумно себя вели. Он посчитал своим долгом детей воспитать, чему и посвятил оставшиеся полтора часа полета. За что я ему очень благодарен. Нет, не за то, что он доебался до чужих детей, которые не делали ничего криминального. А за то, что он дал мне возможность полтора часа поспать.

Основная часть туристов в Крыму — это очень консервативные и совершенно нетребовательные люди. Они не желают изучать что-то новое, им совершенно неинтересно изучать мир (а зачем?). Их все устраивает.

Эти люди — основная беда Крыма. Ведь пока такие Петровичи едут в Крым, им можно впаривать комнаты в частном секторе с удобствами на улице по цене отеля в Египте. Можно кормить их чебуреками из непонятного мяса, которые в два раза дороже бургера из «Макдоналдса» (который после 14 года закрыли в Крыму). Пока не будет конкуренции, не будет ни нормальных ресторанов, ни нормальных отелей, ни нормального сервиса. Сезон в Крыму длится 2 месяца (июль-август), и за это время главное — выдоить и высушить Петровичей, которые прибывают со всей страны. А завтра хоть трава не расти.

Читать дальше...Collapse )