?

Log in

No account? Create an account
 
 
Максим
Последнее интервью Александра Исаевича Солженицына:http://www.pravoslavie.ru/36903.html
В Октябрьском перевороте не было ничего органичного для России, — напротив, он перешиб её хребет. Красный террор, развязанный его вождями, их готовность утопить Россию в крови — первое и ясное тому доказательство (с)

О правлениях Горбачёва, Ельцина и Путина:

Горбачёвское правление поражает своей политической наивностью, неопытностью и безответственностью перед страной. Это была не власть, а бездумная капитуляция её. Ответные восторги с Запада только подкрепили картину. Но надо признать, что именно Горбачёв (а не Ельцин, как теперь звучит повсеместно) впервые дал гражданам нашей страны свободу слова и свободу перемещения.

Ельцинская власть характеризовалась безответственностью перед народной жизнью не меньшей, только в других направлениях. В безоглядной поспешности скорей, скорей установить частную собственность вместо государственной — Ельцин разнуздал в России массовое, многомиллиардное ограбление национальных достояний. Стремясь получить поддержку региональных лидеров — он прямыми призывами и действиями подкреплял, подталкивал сепаратизм, развал российского государства. Одновременно лишая Россию и заслуженной ею исторической роли, её международного положения. Что вызывало не меньшие аплодисменты со стороны Запада.

Путину досталась по наследству страна разграбленная и сшибленная с ног, с деморализованным и обнищавшим большинством народа. И он принялся за возможное — заметим, постепенное, медленное, — восстановление её. Эти усилия не сразу были замечены и, тем более, оценены. И можете ли Вы указать примеры в истории, когда меры по восстановлению крепости государственного управления встречались благожелательно извне?


И о Церкви:

..., надо удивляться, как за короткие годы, прошедшие со времен тотальной подчинённости Церкви коммунистическому государству, ей удалось обрести достаточно независимую позицию. Не забывайте, какие страшные человеческие потери несла Русская православная церковь почти весь XX век. Она только-только встаёт на ноги. А молодое послесоветское государство — только-только учится уважать в Церкви самостоятельный и независимый организм. «Социальная Доктрина» Русской православной церкви идёт гораздо дальше, чем программы правительства. А в последнее время митрополит Кирилл, виднейший выразитель церковной позиции, настойчиво призывает, например, изменить систему налогообложения, уж совсем не в унисон с правительством, и делает это публично, на центральных телеканалах."
 
 
Андрей
09 March 2018 @ 12:42 pm, reposted by monetam
Элеонора Прохницкая, актриса, которая озвучивала фильмы на Центральном телевидении, в 1989 году написала несколько рассказиков, типичных бытовых зарисовок о своей тогдашней жизни. Вот история, которая называется "День победы".



В эту весну на 9 Мая было жарко уже с утра. Мама и папа, нарядные и торжественные, приехали к нам из своего Чертаново. Мы с мамой начали по-хозяйски обсуждать наше праздничное меню. Мамочка с горечью поведала мне о том, что в результате двухдневных поисков по магазинам ей ничего не удалось купить и она везет только одни консервы: шпроты, икру минтая, банку лосося. Зато я могла похвалиться венгерской курицей, которую хранила к этому дню в морозилке больше месяца. Только вот я не успела купить хлеб и надо заехать в универсам. Идея с универсамом маме очень понравилась. В такой большой праздник там наверняка должно быть что-нибудь вкусненькое.

В универсаме, раскаленном весенним солнцем и лишенном какой бы то ни было вентиляции, стояла невыносимая духота и было полно народу. Злые, недовольные люди метались от прилавка к прилавку в поисках чего-нибудь. Ни мяса, ни кур, ни колбасы в магазине не было. Но из гастрономического отдела через весь магазин тянулась длинная очередь.
— Что дают? — задала я пожилой женщине привычный вопрос и к своей радости услышала:
— Сыр!
— Сыр?! — не поверив, переспросила мама.
— Да, сыр! Постоим?
— Конечно! Он так редко бывает!

Для нас давно уже потеряло смысл название сортов сыра: голландский, эдемский, российский. Все названия слились в единое понятие безвкусной резинообразной массы под общим названием «сыр». Мы встали в очередь. Самодовольная продавщица с лицом, про которое говорят «щеки со спины видать», небрежно кидала в окошко по пять-шесть кусков сыра. Люди протягивали к этим кускам свои руки, пытаясь поймать их, кто на лету, кто схватить с лотка. Но те, кто стоял уже впереди, стояли, как говорится, «насмерть». Они с силой отталкивали тех, кто пытался через их головы дотянуться до сыра, и только набив свои тележки, отъезжали, уступая место «для боя» следующим.

Очередь двигалась очень медленно. Вдруг окно закрылось. Все будто замерло. Свалка у окошка прекратилась. Прошло пять, десять, пятнадцать минут. Окошко не открывалось. Люди стояли терпеливо, в жуткой духоте, обливаясь потом, как безмолвное стадо. Кто-то попытался вдруг что-то сказать, чем-то возмутиться, но его никто не поддержал. Люди привыкли молчаливо ждать, и они ждали. Чьи-то два малыша, подружившиеся между собой за эти двадцать минут, взяли с полки «сопутствующих товаров» красный пластмассовый трактор и катали его по полу. Люди тупо и безучастно наблюдали за их игрой.

Вдруг я услышала позади себя знакомый стук отцовской палки, на которую он опирался, с трудом передвигая свои больные после ранения ноги. Звеня наградами, он двигался, как статуя командора, по направлению к очереди.
— Я волновался, не случилось ли с вами чего-нибудь! Почему так долго?
— Да вот ждем 35 минут, — ответила я, — пока окно «с сыром» откроют.

Отец подошел к окну и с силой постучал в него своей палкой. Окно открылось и в нем показалось все то же лицо.
— Чего стучите? Фасуем сыр! Мы не автоматы! Подождете!
— Вы почему над людьми издеваетесь в такой праздник? — прохрипел отец. — Кто дал вам такое право?!

Продавщица что-то грубое парировала в ответ отцу. Люди, униженные в такой большой праздник очередью и грубостью продавщицы, воодушевленные решительностью бывшего фронтовика, вдруг зашумели. Но голос толстомордой продавщицы перекрыл всех:
— Чего орете? Сидели бы дома в свой праздник и нам бы дали отдохнуть! Шляетесь по магазинам, никак не нажретесь!

Я увидела, как рука отца судорожно потянулась в карман пиджака за валидолом. Он не воспользовался своей льготой инвалида войны без очереди взять сыр и молча, стуча палкой и звеня орденами, направился к выходу. Мы с мамой, поддавшись общему ажиотажу, схватили четыре больших куска сыра. Встав со своей добычей в очередь уже в кассу, я вдруг на миг ощутила чувство радости и победы. Что это со мной? Отчего мне так легко и хорошо на сердце! Ах да, сыр!

Я окинула взглядом очередь: люди, стоявшие в кассу с тележками сыра, измордованные, уставшие и потные, улыбались! Они были счастливы! Мне стало страшно. Боже! Что с нами происходит, если мерой простого человеческого счастья стал кусок сыра, добытый в таких страданиях!

В этот день за праздничным столом мое любимое полусладкое шампанское почему-то горчило. На глаза постоянно наворачивались слезы, я как сквозь пелену смотрела на своих постаревших родителей, которые, надев свои боевые ордена, в День Победы поднимали тост за прожитую жизнь.

1989 г.

Почему масса (сыр) была безвкусной? Потому, что в советский сыр добавляли маргарин, мало нам его в масле было))
Вот например рост производства маргарина, соответствует росту производства сыра:



Но вы можете продолжать оплакивать ссср)
 
 
 
Ilya Varlamov
09 March 2018 @ 08:49 pm, reposted by monetam


Это реальная история. События, о которых рассказывается в посте, произошли в Калуге 6 марта 2018 года. По просьбе жителей имена персонажей не были изменены. Из уважения к городу всё показано так, как было на самом деле.

В ролях:

Дмитрий Николаевич Козак – заместитель председателя правительства Российской Федерации

Анатолий Дмитриевич Артамонов – губернатор Калужской области

Павел Александрович Суслов – министр культуры и туризма Калужской области

Константин Михайлович Горобцов – городской голова Калуги

Виталий Анатольевич Бессонов – директор Калужского объединённого музея-заповедника

Безымянный Застройщик




Процессия, состоящая из чиновников и журналистов, прошлась по одной из старейших улиц Калуги – Воскресенской. Козак поразился жутким состоянием домов.

– Мы пошаманим, к празднику всё приведём в порядок, безусловно, – сказал Артамонов. – Самая большая проблема у нас, если честно сказать, с муниципальными объектами.

Городской голова Калуги Константин ГОРОБЦОВ пояснил, что восстанавливать дома очень дорого. С ним согласился реконструктор дома на пересечении улиц Карпова и Воскресенской. Он рассказал, как здание рассыпалось, и сколько сил ушло, чтобы его восстановить. Да и затраты – в два раза дороже, чем построить новое здание.

– Мы сделали уникальный ремонт, – пояснял он.

– А если полностью воссоздать объект, чтобы можно было снести, а потом заново построить? – спросил Артамонов.

– Было бы в два раза дешевле, – признался застройщик. – Меня заставляют даже деревянные перекрытия восстанавливать.

– Здесь где памятник. Вот это памятник? – удивлялся Козак, глядя на перекошенную двухэтажку.

– Здесь везде памятники, – вздохнул застройщик. – Вся улица Воскресенская.

– Кроме фасадов, ценности здесь больше ничто не представляет, это абсолютно точно, – ответил Козак. – Давайте менять правила. Только фасад! И люди там мучаются.

– Все очень давно ждут расселения, – согласился Горобцов.

– Сделайте баннеры, на баннерах нарисуйте, как все это должно выглядеть, – попросил Артамонов.

KP40.Ru

Read more...Collapse )