?

Log in

No account? Create an account
 
 
Максим
23032919_1322264964552083_3935849667367222042_n
На фотографии семья рыбинского купца Поленова.
Все изображенные на снимке люди (через 2 года) были расстреляны 4-5 сентября 1918 года во время акции красного террора.
В августе 1918 года, после покушения на Ленина и убийства Урицкого, большевики объявили в стране акцию возмездия - красный террор. Не остался в стороне и Рыбинск. 4 сентября 1918 года в газете "Известия Рыбинского совета рабочих, солдатских и красноармейских депутатов появилось грозное извещение Рыбинского уездного военного комиссариата: "Всем, живущим на капитал, эксплуатирующим чужой труд, объявляется красный кровавый террор! Суд над изменниками, будет краток и беспощаден - в 24 часа приговор и расстрел!"
Рыбинская уездная чрезвычайная комиссия составила "плановый наряд" на расстрелы. Массовые расстрелы продолжались в течение двух суток. Производились как одиночные, так и массовые расстрелы. Под расстрел попали семьи рыбинских купцов Поленовых, Дурдиных, Жеребцовых, Садовых и других.
Механизм проведения красного террора был следующим. Председатель Рыбинской уездной ЧК П. Голышков вызывал к себе подчиненных и давал задание расстрел конкретных лиц. Собиралась расстрельная команда из 4-5 чекистов. Эта группа шла по конкретному адресу, производился обыск с конфискацией ценного имущества. Затем хозяин дома или несколько членов семьи выводились из дома под предлогом их направления в ЧК для допроса. Однако, арестованных вели не в ЧК, а в лес или сарай и там расстреливали. Часть имущества убиенных делились между членами расстрельной команды, а часть сдавалась в ЧК. По пути от места расстрела до ЧК члены расстрельной команды заходили в дом одного из чекистов, где напивались до сильного алкогольного опьянения. Подобным же образом действовали красноармейцы из военкомата, также участвовавшие в проведении акции красного террора.
Фотография экспонирована в Рыбинском музее.
 
 
Максим

Лысенко Андрей Гаврилович (1916-2000) «Москву не сдадим!» 1966

Совершенно плакатного вида  картина, от официозности которой просто скулы сводит. Единственное исключение — то, что художник отказался от яркой советской символики. В остальном фантастика, к которой возникает именно что негатив потому, что именно она и претендовала на то, что бы считаться правдой (или художественно выраженной объективностью).