?

Log in

No account? Create an account
 
 
Максим
Студент из Германии Йорн Хезе об Орловском госуниверситете:
— Сколько вы платите за образование?

— 73400 рублей в год.

— По европейским меркам это немного?

— В Германии — 220–230 евро за семестр — это около 30 тысяч рублей за год учебы в университете. То есть цена ниже. А образование более высокого качества. Я, к примеру, был в шоке от того, что преподаватель, преподающий предмет, принимает экзамен по этому предмету. У нас нельзя. Потому что это исключает объективность. У нас приходит комиссия — другие люди, которых ты в жизни ни разу не видел, и проверяет твои знания, а преподавателю даже запрещено входить в аудиторию! Студент показывает бумагу, что он прошел курс обучения, комиссия открывает пакет, достает задания, студенту дается два часа на подготовку ответа. Все сидят отдельно. Как здесь, все на одной скамейке, — нельзя! Знаешь — знаешь, не знаешь — иди домой, ты больше не студент!

Я понимаю проблему так: денег не хватает, а каждый студент — это финансовая подпитка университета. Не сдал экзамен, отчислили — недополучили деньги, а в городе увеличилась безработица, да и человек, у которого нет образования и профессии — это проблема. У вас высшее образование — это, по-моему, просто социальный проект и не более того.

— Примерно так. В свое время в Орле абсолютно осознанно создавали большое число вузов, чтобы молодежь забрать с улицы — долгое время держали второе место в России по числу студентов на 100 тысяч населения. Тогда это было сделано для решения именно социальной проблемы.

— Но такие ресурсы?! Государство тратит огромные деньги. Ожидают квалифицированных специалистов, а их нет. Я плачу немалые деньги, а что получаю взамен? Когда приехал сюда, посмотрел мировой рейтинг университетов. Там ОГУ находился на 4700 месте из 26 000. Потом опустился до 8-тысячного места, 9-тысячного, 11-тысячного — то было время объединения Орловского госуниверситета и Госуниверситета — УНПК. Потом стал подниматься — сейчас на 8200 месте. Упасть легко, а подняться очень трудно.
 
 
Максим

Грудинин страшен тем, что может сгребать под своё знамя всех, кому он сладко поёт об успехах социалистического сельского хозяйства – прежде всего тех, кто, в отличие от самого Грудинина, реально прилавков советских магазинов не знал никогда, и не помнит ни закупку зерна в США и Канаде, ни мясные спеццеха для партноменклатуры, ни зелёные мандарины с давкой к Новому году как счастье, но тоскует о потерянном рае, всерьез воспринимая психические рефлексии нахрапистых левыхагитаторов как "настоящую правду"

Он очень хитёр, явно хитрее КПРФ, к которой он залезет на плечи и затем вытрет об неё подошвы ног перед тем, как последовать по пути бездарногои жадного  Рогозина, разменявшего свою патриотическую "родийную" одержимость на сытую жизнь оборонного вице-премьера. Они вообще очень похожи – Павел Грудинин и Сергей Рогозин, с их правдорубством и симпатиями к СССР. 

 
 
 
Максим
Илюхин Владимир Дмитриевич (1923-2007) этюд с колхозным газиком