?

Log in

No account? Create an account
 
 
Максим
Еще одно заблуждение - это то, что страной должны управлять гениальные люди. Вот пришел гениальный Цезарь после тупого Ельцина и все расцвело!
Нет в Цезаре никакой особой гениальности, служившие с ним в Германии отмечали, что ничем совершенно не выделялся. Обычный рядовой опер, как все. Но человек деловой, умеет ставить задачи и добиваться их решения. Первые годы его правления никто его всерьез и не принимал. Только когда он всех олигархов выгнал или посадил к 2004 году, поняли что он сильная фигура. Последовательно выполняет вполне очевидную программу восстановления силы власти и государства, за 17 лет добился впечатляющих успехов в этом. Где тут гений, который открывает новые горизонты и вводит принципиально новые идеи?
Да и не нужны в управлении гении. Они очень опасные люди по опыту. Крайне самоуверенные и неприятные в общении. Рвутся все разломать и построить на новых принципах. Людям это не нужно. Людям нужен покой, порядок и сильная власть
 
 
Максим
Какие-то совершенно непонятные @@аки пишут статьи, что «дело Серебрянникова напомнило дело Юкоса». Очевидно, что эти «диванные писатели» про дело Юкоса читали только статьи своих же изданий и Эхо. А между тем, вспоминать о «настоящем» деле Юкоса (оно же – дело Ходорковского) и выводах Европейского суда, сделанных по нему, совершенно не стоило. Поскольку выводы по делу абсолютно неутешительные для всех без исключения российских экономических преступников: и бывших, и будущих. Позволю себе обобщить одно из позднейших решений по «делам ЮКОСа» - решение ЕСПЧ по дело Ходорковского (№2) и Лебедева (№2) (жалобы №№ 11082/06 и 13772/05) –[цитировано по Пресс-релиз Секретаря Суда (неофициальный сокращенный перевод пресс-релиза) ECHR 236 (2013) 25.07.2013] в виде следующих общих принципов (основной текст – оригинальный текст пресс-релиза Суда). Итак, «принципы Юкоса»:
1. Уголовный закон и его толкование должно следовать за развитием экономики. Суд отметил, что формы экономической деятельности постоянно развиваются, равно как и методы уклонения от уплаты налогов. Закон в этой части должны быть достаточно гибким, чтобы приспосабливаться к новым ситуациям.
2. Абсолютно неожиданный с точки зрения правовых аргументов приговор – нормальное явление. Действительно, до дела заявителей [Ходорковского и Лебедева] российская практика не знала приговоров за использование подобных схем минимизации налогов. Суды обычно отклоняли доводы обвинения о фиктивном характере торговых компаний, функционирующих в «особых налоговых зонах», так как такие утверждения было трудно доказать.
3. Скрывал – значит виноват. Что касается дела заявителей [Ходорковского и Лебедева], Суд посчитал, что вывод национальных судов о притворном характере операций, которые проводили торговые компании, был разумным. Суд решил, что следует отличать схему, созданную заявителями, и законные методы минимизации налогов. Хотя часть этой схемы была известна властям, заявители [Ходорковский и Лебедев] исказили или скрыли некоторые важные аспекты этой схемы. Таким образом, действия заявителей [Ходорковского и Лебедева] могли быть разумно истолкованы как «предоставление заведомо ложных сведений» налоговым органам, что было определением уклонения от уплаты налогов по российскому Уголовному Кодексу.
4. Государство имеет право на прецеденты. В результате, Суд постановил, что даже если применение права в деле заявителей [Ходорковского и Лебедева] было новым и не имело прецедентов, оно не было неразумным и соответствовало общепринятому пониманию «уклонения от уплаты налогов».
5. Фиктивность не порождает ожидаемых последствий. В той части обвинений, которые касались уклонения от уплаты подоходного налога лично Ходорковским и Лебедевым, заявители утверждали, что они оказывали консультационные услуги зарубежным фирмам. Таким образом, налоговые льготы, которые они получали как «индивидуальные предприниматели», были законными. Национальные суды, однако, установили, что консультационные соглашения были фиктивными, и что заявители осознанно предоставили ложную информацию налоговым органам о действительной природе их доходов («гонорары» вместо «зарплаты»). Такие выводы были разумными, и Суд их поддержал.
6. Государство может ждать долго. Наконец, Суд не согласился с аргументом заявителей [Ходорковского и Лебедева] о том, что длительное непротивление со стороны государства подобным схемам минимизации налогов сделало эти схемы законными и исключило уголовную ответственность. Этот аргумент не был принят, прежде всего, потому, что причины подобного пассивного поведения властей не были ясны. Возможно, что у властей не было достаточно информации или сил, чтобы преследовать заявителей или других бизнесменов за использование таких схем. Потребовалось проведение масштабного уголовного расследования для того, чтобы доказать, что документы, которые предоставлялись налоговым органам, не отражали реальное положение вещей.
Как мы видим, адвокатам режиссера Серебрянникова (да и не только им) эти выводы Европейского суда совершенно не пригодятся.