?

Log in

No account? Create an account
 
 
Максим
21 May 2017 @ 07:24 am
Наши патриоты уверены, что бывшие вассалы, ушедшие в свободное плаванье, однажды опомнятся, поймут что они могут жить только в подчинении у старшего брата, и придут с повинной проситься обратно в семью.
Удивительная глупость и наивность. Пока туда не войдет русский солдат, ничего подобного не будет. А вот когда русская армия там появится, то тут же выяснится что все это время родного брата и ждали, и надеялись что придет.
 
 
Максим
«Синдром Усманова» продолжает занимать умы. Вот, например, поставлен такой остросоциальный вопрос: а когда можно называть человека «преступником»? Понятно, что в обыденном смысле мы это слово используем постоянно. Например, легко называем преступниками Ленина или Сталина, хотя в отношении них была масса разных политических деклараций, но справедливым судом в соответствии с требованиями Европейской конвенции их никто не судил (если не считать нескольких попыток внука Сталина оправдать его имя). Также понятно, что каждый человек может считать даже самого закоренелого и неоднократно осужденного рецидивиста абсолютно невиновным – дело веры и личной совести («..а у меня то сынок, как Кампанелла – все по тюрьмам, да по тюрьмам»). Но вот если подойти к вопросу строго формально и сугубо бюрократически: когда можно назвать человека преступником (убийцей, вором, насильником), будучи уверенным, что тебя не привлекут за клевету и оскорбление?
Возьмем того же Усманова – в отношении него нет законного приговора о том, что он крал или брал взятку. Изначальный приговор был отменен в 2000 Верховным судом Узбекистана, а сам Усманов полностью реабилитирован. Что же касается обвинений в «изнасиловании», то уважаемая «Медуза», которую трудно заподозрить в симпатиях к Алишеру Бурхановичу, провела подробное исследование и выяснила, что никто никогда не представил хоть сколько-нибудь убедительных доказательств наличия такого приговора (а полностью спрятать концы по такому громкому делу даже теоретически невозможно), а те, кто распространял сплетни, в этом быстро раскаялись. Не помогло даже дорогостоящее частное расследование в свое время затерянное Арсеналом (хотя я подозреваю, что в то время в Узбекистане тысяч за 20 фунтов можно было скупить все архивы КГБ на корню). Таким образом, Навальному надо явно попридержать язык, потому, что подобные необоснованные оскорбления точно никого не красят, не говоря уже о чисто юридических последствиях. Кстати, самого Алексея Анатольевича можно с учетом двух вступивших в силу приговоров формально называть «мошенником и вором» совершенно без боязни юридических последствий (если не считать ответную брань в Интернете).
В противоположность, казалось бы, парадоксальному делу о «несудимости Усманова» можно привести весьма свежее деле Европейского суда Murtazaliyeva v. Russia, (Application no. 36658/05) 9 May 2017. В данном деле суд признал, что в деле осужденной за терроризм Зары Муртазалиевой не было нарушения Европейской конвенции. Соответственно, никто не обязан пересматривать вступивший и уже исполненный приговор. Таким образом, чисто формально, учитывая наличие не снятой и не погашенной судимости (за терроризм это практически пожизненно), человека какое-нибудь СМИ совершенно без последствий может назвать «террористом». И тут ничего не поделаешь, любой даже самый продвинутый суд будет исходить из соответствующего приговора (еще и поддержанного ЕСПЧ), а не из мнения правозащитников. Английские суды, кстати, учитывают в подобных делах серьезность самого проступка, необходимость упоминания его в сообщении и срок в соответствии с Rehabilitation of Offenders Act 1974 (по серьезным преступлениям его нет).
Вывод прост: зрите в корень, поскольку часто человек, которого вы вроде как привыкли называть вором на самом деле чист перед законом аки агнец и может заставить вас извиняться. И вообще, лучше не вспоминать про судимости и приговоры человека. Нечестно это. Всякий может исправиться. Есть ведь и другие аргументы.