?

Log in

No account? Create an account
 
 
Максим
Оригинал взят у wyradhe в На самом деле к предыдущему - 1
На самом деле к предыдущему - 1

Недавно еще от одного человека, вернувшегося из США (социолога) услышал то, что на разные лады слышал и раньше от разных африканистов, американистов и просто очевидцев: мало кто так ненавидит "гуманитарно-политкоректную" линию "в пользу черного меньшинства", как многие черные, успешно продвигающиеся в жизни (и первыми, и не первыми в своем роду) без всех квот, льгот и прочих компенсаций, а попросту, своими и родительскими трудами и удачами. "Как обычные белые", так сказать. Как "большинства". До какой степени многие из них ненавидят и ту недоперекомпенсированную шоблу в составе людей одной с ними расы, которая как раз требует льгот, квот, соплей, надседаний, охраны своих расовых чувств-и-ущемленного-достоинства, повышеннного внимания, воздыханий и политкорректности в свой адрес (и активистов в составе этой шоблы), - это, говорили мне, уму непостижно. Чуть ли не больше, чем любых вайтпауэрщиков (как выразился один из собеседников моего собеседника, "это с моей стороны, наверное, можно было бы назвать черным расизмом: отбросы в составе собственной расы вызывают у меня еще больше омерзения, чем отбросы в составе белых").
На самом деле это вполне понятно. И в некоторой связи с этим хочется отметить такое. В последние 200 лет большинство людей, к которым прилипло обозначение "левые", главную беду видят в том, что таким-то и таким-то недодают социально сильнейшие / "угнетатели", которые благодаря этой недодаче сами забирают кусок побольше. Такие вещи действительно имеют место и подлежат исправлению, но и самим т.н. левым, и в особенности всем остальным хорошо было бы помнить, что главные беды и наиболее страшные и массовые людобойни, людоизнурения, людоразорения, людопригнетения и т.д. за те же самые 200 лет происходили вовсе не в связи с вышеназванной бедой, а в связи как раз с борьбой за освобождение тех, кому недодано, отэтой самой недодачи и угнетений, за компенсации их и т.д., - борьбой, ведшейся под началом тех самых народных печальников и заступников, у которых так болело сердце об этой самой недодаче и ее жертвах. Причем именно те, за кого они так заступаются, несли особо массовые потери от учиненных ими вместе соответствующих освободительных мероприятий. Силезским ткачам 1840-х гг. и вообще работникам, вкалывавшим при "диком неограниченном капитализме", приходилось очень скверно, но жертвам совокупных "освободительных" и "защитных" мероприятий против угнетателей пришлось много хуже и оказалось их много больше, в том числе из самой же "защищаемой" среды. Добрый король Людовик XVI своей политикой довел число крайних бедняков страны с 1 до 2 млн. чел. всего-то за пятнадцать лет. Но революция, поставившая себе целью оградить бедный угнетенный народ от таких злоупотреблений и дать ему свободу и благоденствие, дала ему такие потери от разрухи, голода, смут и войн, объявленных самой же этой революцией окружающему миру, которые не постигали этот самый народ в худшие годы монархии. Русская элита понесла громадные потери в 1917-1921 гг. и далее, а русская народная масса не процветала накануне, - но 5-6 млн. жителей, умерших от голода в одном 1933 г., относились даже и не к элите, и при дореволюционных порядках им ничего подобного и присниться не могло. Согласно картографированию голодомора на Украине (http://www.ljplus.ru/img4/h/a/hasid/golodomor.jpg ) более 25 процентов населения вымерло, в частности, в самых промахновских областях - в тех самых, где столько народу с таким восторгом в 1917 - 1918 исполняли вечную всеобщую мечту российских социалистов - полное земельное ограбление помещиков и прочих землевладельцев, не работающих на земле лично [впрочем, у работающих лично тоже надлежало отобрать излишки, превышающие уравнительную норму] (а это действительно была извечная и практически всеобщая мечта российских социалистов, чего одного, собственно, достаточно, чтобы ставить на них жирный безапелляционный крест, - как хватило бы для других таких же крестов ариезации или коллективизации). Голод 1921 по тем же местам прошелся ненамного слабее. Надо полагать, эти "столько народу", деля помещиков и дерясь за Махно, не предвидели того, что старательно выписывают немалой части самих себя, своих родных и земляков билет на тот свет, а большинству оставшихся - на крепостное право. (А небольшевистские социалисты России отметились прежде всего - и с большим отрывом - тем, что сдали так пламенно защищаемое ими от угнетений население большевикам, а частью с этими самыми большевиками еще и сотрудничали). Национал-социалисты Германии очень рвались освободить простой немецкий народ от всех недодач, которые его постигали в силу Версальского диктата, неспособной защитить людей от кризиса социальной системы, капиталистической эксплуатации, "еврейского засилья" и т.д. Огромная доля тех бед, от которых они хотели защитить немецкий народ, в самом деле имела место, только те беды, которые принесла немецкому народу кампания его заступников по его защите, не шли ни в какое сравнение с теми, от которых заступники рвались его защищать. 6-ю миллионами убитых и парой десятков миллионов недоживших свой срок от лишений никакой диктат и кризис немцам не грозил. Немецких граждан-евреев нацисты извели около 200 тыс. из 400 тыс.; арийских немцев на тот свет их асвабадзительными трудами отправилось 6 миллионов. Хуту в Руанде действительно недополучали из-за социального превосходства тутси. Это недополучение не шло, однако, ни в какое сравнение с учиненными социалистическими друзьями народа в составе хуту примерно 800 тысячами убийств тутси, а также с 200 примерно тысячами убийств теми же освободителями - за недостаточную страсть к освобождению - т.н. "умеренных хуту", а также с теми миллионом с лишним хуту, которые потом, при разгроме освободителей, сели в лагеря или бежали в Конго (где они еще много чего претерпели во время великих войн в Конго от руандийских и союзных с ними сил). Пожалуй, недополучение от социального превосходства тутси обходилось хуту неизмеримо дешевле. Примерно то же самое шло по всему миру: усилия левых заступников за народ, желавших избавить его от бед недодачи, почти всегда приносили этому народу благо лишь в тех случаях, когда эти заступники не имели шансов осуществить свои чаяния со сколько-нибудь существенной полнотой (или когда власть, по удачному стечению обстоятельств, приобретали ренегаты и социал-предатели из их числа, которые как-то и не очень стремились сами эти чаяния осуществлять с полнотой). Т.е. когда их деятельность поневоле или в силу социал-предательства сводилась к тому, что, при сохранении всех основ ненавистной им идеологически "системы угнетения", иерархического общества и пр., они просто добивались некоторого перераспределения и введения соцгарантий в угнетательских и иерархических рамках этой самой системы. Если же они вырывались на оперативный простор - то в 90 случаях из 100 получались: в лучшем случае Ирак и Сирия, чаще - нынешняя Венесуэла и Зимбабве, а еще чаще - Китай, Корея, СССР, Рейх и прочие прелести.

Так что в привычную прогрессивному сознанию разметку бОльших и меньших опасностей и бед для народа надо вносить существенную коррекцию: совокупно этот самый народ за 200 лет - это с учетом всех людоедских Сальвадоров и прочих олигархических тираний - от левых трудов по его освобождению от угнетений и недодач потерял неизмеримо больше, чем от самих этих правых угнетений и недодач (*). Это не в оправдание или смягчение последних. Это просто так уж "почему-то" вышло, а почему оно так вышло - этого в силу еще одного "почему-то" от передовой цивилизованной среды не дознаешься.

(*) Надо добавить, что и большинство соцгарантий с середины 19 века, полученных в Европе, были тоже плодом усилий левых (в том числе уступок или маневров, предпринятых элитами в ответ на левое И рабочее движение). Только это никак не отменяет сказанного: из наихудших бедствий, обрушившихся на трудящихся в последние 200 лет, 90+ процентов на них припали от левых освободителей. Да, повышение зарплат и соцстрахование им тоже левые дали (одни). И гекатомбы на десятки миллионов человек - тоже (обычно другие). И если брать совокупность вкладов левых в целом и правых в целом, то бОльшая часть приобретений трудящихся с середины 19 века - как считается, на левых (не считая США и - в основном - Англии, правда. И не так уж впооне справедливо считается**). И подавляющая часть многомиллионных гекатомб трудящихся - тоже на левых. Ну, кому такой размен представляется приемлемым, для того "левизна" as it конечно, окрасится в иные цвета, чем для тех, кто таких пакетов покупать резко не хочет.

(**) Рабочее движение, как показывают примеры Англии и США, и не будучи левым или социалистическим, может добиваться социальных гарантий, а левым и социалистическим оно быть совершенно не обязано. К рабочим США это относится особенно. Но факт есть факт: на континенте Европы рабочее движение тесно срослось с левым. Так что его, его заслуги. Правда, и веселые же итоговые результаты от этого сращения получили трудящиеся континента Европы, особенно по сравнению с англо-американскими, - не напляшешься. Левая борьба (с ее неизбежными, заведомыми последствиями), вообще-то, привела на континенте Европы вовсе не к нынешним демократиям и соцгарантиям, а к превращению этой самой континентальной Европы в пространство авторитарных полудиктаторских или вовсе диктаторских режимов (к рубежу 30-х /40-х, - свободными реликтами, помимо Скандинавии, остались Швейцария, Чехия /до ее аннексии/, Бенилюкс и - фиктивно - Франция; фиктивно - потому что она при этом сгнила до полной неспособности защищаться и вдобавок в ней тоже произошла фашистская революция - в результате поражения в 40-м. Режим Виши не немцы посадили во Франции, он пришел к власти так же, как ранее и сама Третья республика - вследствие политической революции, реагирующей на военное поражение. Франция - просто последняя в очереди европейских стран, перешедших к репрессивным авторитарным режимам в первой половине XX в.).
А нынешние свободы и благоденствие постигли Европу от англо-американского завоевания в 1944-1945 году, вообще-то. И от тех режимов и от того баланса правых и левых, которые эти завоеватели в Европе поставили и поддерживали.

Прод. след.