?

Log in

No account? Create an account
 
 
Максим
26 April 2017 @ 07:51 am
Все планы добиться попадания наших вузов в международные рейтинги (5-100, то есть пять наших ВУЗов в первой сотне) выглядят довольно странно.
У нас студентов учат преподаватели с невысокой зарплатой и гигантской учебной нагрузкой. Требовать от них ещё и высококачественной научной продукции нереально. Оттого её и нету.
Здесь нужно делать все с нуля, как например, Сколтех. Там нет бакалавров, а только магистры и аспиранты. Их немного и занимаются с ними высокооплачиваемые профессора, занимающиеся наукой. Нельзя требовать такого же от огромного ВУЗа с многими тысячами студентов первых курсов.
В Америке чётко различают Research Universities и обычные. В первых - учебная нагрузка на профессора очень мала, так как ожидается что они будут науку делать. А вот во вторых - занятия с утра до ночи. Когда с приятелем заехали поздним вечером за его сыном в такой вот универ, то в коридорах такого ВУЗа видел толпы студентов сидящих на полу в ожидании пары.
Так что нельзя из деревенского дома культуры быстро сделать мирового уровня концертный зал.
 
 
Максим
Оригинал взят у tttkkk в громко ругаются, однако...
Интересные новости на китайском направлении. Последние пара недель отмечены такими перепалками между официальными северокорейскими и китайскими СМИ, равных которым не было со времён Культурной революции. Корейцы обвиняют Китай в том, что тот блокируется с США, а китайцы корейцев – в том, что они нагнетают напряженность и создают угрозу войны (а по поводу северокорейских упреков в Global Times, то есть в английской дочке «Жэньминь жибао», отчеканили: северокорейская собака лает, а китайский караван идёт сколько бы там вы у себя в вашей Северной Корее не писали, и чтобы не делали, позиция Китая не изменится).см здесь

Ну, колкостями Пекин и Пхеньян в последние годы обменивались часто – впрочем, это чаще был не обмен, а односторонняя акция, то есть северокорейские официозные СМИ покусывали Китай, а китайцы молчали. Однако помимо ругани в СМИ есть и более тревожные сигналы: цены на жидкое топливо в Пхеньяне в розничной продаже выросли резко, на 80% примерно. Вообще рост цен на бензин и солярку во время посевной – в последние годы дело обычное, но таким резким он не был никогда.

И ещё один признак тревожный: значительная часть северокорейских танкеров, которые ходили за ГСМ в Китай, стоят в Нампхо и иных портах. Рейсов стало много меньше.

Короче, кажется, китайцы ввели против КНДР нефтяные санкции, прекратив или сократив поставки ГСМ по субсидируемым китайской стороной «ценам дружбы» – конечно же, официально об этом не объявив никак. От этих поставок Северная Корея зависит – и всегда зависела – чуть менее чем полностью.

Время плохое – посевная (точнее, рассадо-высадочная). Правда, бОльшую часть работ по-прежнему делают на волах, но в последние несколько лет стала на полях опять появляться техника, которой там не было с начала 1990-х. Без топлива провести весенние полевые работы толком не удастся, и в этом году будет заметно хуже урожай.

В целом ситуация неприятная. Особенно беспокоит брифинг для всех сенаторов, который скоро начнётся в Вашингтоне. Я по-прежнему думаю, что пока к северокорейцам применяют их же любимую тактику хорошо отрежиссированной истерики, но не уверен, что со стороны Вашингтона всё ограничится только словами. Есть реальная угроза конфликта.

 
 
 
Россия — Родина моя!
26 April 2017 @ 09:06 am, reposted by monetam

18 апреля в церковном календаре — день памяти священника Алексия Кротенкова, расстрелянного в 1930 году. Ему в это время было чуть за 50, служил он настоятелем сельского храма в Тобольской губернии. Началось с того, что власти обложили приход повышенными налогами. Но сразу после уплаты потребовали ещё 524 рубля. За неуплату пригрозили закрыть храм.
Отец Алексий созвал общее собрание прихожан, чтобы обсудить ситуацию. На собрание пришёл председатель сельсовета с милиционером и за­явил, что платить нужно уже не 524, а 1196 рублей. Стало ясно, что сколько ни заплати — потребуют ещё больше. Прихожане проголосовали против такого произвола. Составили протокол. Староста отнёс его в сельсовет, где тут же был арестован.
Чтобы не допустить закрытия храма, настоятель и часть прихожан остались на ночь в церковном помещении. На утренней службе собралось много народа. А в самый разгар богослужения появились представители власти и сообщили, что за неуплату налогов храм опечатают. Люди возмутились и стали требовать справедливого разбирательства.
— Православные, я предлагаю всем верующим, кто свободен, остаться в церкви на ночь, — сказал отец Алексий с амвона. — Церковь запрём изнутри и никого пускать не будем, пока не убедимся, что от закрытия церкви откажется местная и центральная советская власть. До этого момента мы готовы умереть за веру Христову. Я лично из храма никуда не уйду — умру здесь.
Несколько ночей священник провёл в храме. И тут поздно вечером к его супруге домой под видом советского начальника из округа заявился сотрудник ОГПУ. Он изобразил сочувствие и готовность помочь, но попросил для этого вызвать из храма мужа на переговоры. Женщина поверила и пошла ночью в храм, стала уверять мужа, что человек не похож на обманщика.
— Меня арестуют — я чувствую, — горько сказал отец Алексий.
Но жена продолжала уговаривать, и он смирился. Дома его тут же арестовали и отправили в тюрьму. Храм закрыли. А священнику вынесли смертный приговор.

Источник: Газета "Восточный округ"