?

Log in

No account? Create an account
 
 
Максим
Я прилетаю в Ашхабад. Иду вслед за другими иностранцами получать визу. Это будет моя третья поездка сюда.

Туркменистан – одна из самых закрытых стран мира. Если не верите, попробуйте получить визу. Сами. Рассказав, например, что вы турист и просто хотите «посмотреть». В 99 процентов случаев вы получите отказ.

У меня есть приглашение, его, вместе с паспортом, надо отдать в окошко. Там тщательно сверят все данные, распечатают красивую визу зелёного цвета, аккуратно приклеят её в паспорт. Выпишут квитанцию на 19 долларов, которую надо оплатить тут же, в отделении Банка Туркменистан. Отстояв небольшую очередь.

Всё неспешно, основательно, тщательно. Два часа ночи. Новый, современный, сверкающий огнями, мрамором, хромом и золотом аэропорт раскинулся на 1200 гектарах, напоминает парящего сокола и стоит 2,3 миллиарда долларов. Да, вы не ослышались. Аэропорт попал в Книгу рекордов Гиннеса за самое большое в мире архитектурное изображение коврового орнамента на крыше здания - 705 квадратных метров.

Во всём мощном и громадном аэропорту есть только мы, пассажиры единственного рейса в это время.

Вокруг много людей в форме. Они помогают сориентироваться. Например, после получения паспорта с визой надо пройти к терминалу, там ввести свои данные – кто, откуда, каким рейсом, на какой срок, дважды посмотреть в объектив, увидеть своё фото на экране, отсканировать свои пальцы и страницу паспорта…

Затем надо пройти к окошечку пограничника, он опять всё проверит, снимет отпечатки пальцев, попросит посмотреть в камеру, расположенную сзади него.

Смотреть надо долго, у меня слезятся и мигают глаза. Камере это не нравится. В итоге мы трижды повторяем процедуру.

Получаю багаж, дохожу до выхода из аэропорта. Меня окликают служащие и выводят из самого конца очереди вперёд. Потому что впереди граждане Туркменистана с большим количеством багажа – тюки, чемоданы, коробки. Им надо заполнять декларации и открывать багаж.

Мне тоже надо открывать багаж. Мне дают нож, чтобы я срезала полиэтиленовую плёнку.

Но перед этим опять проверяют паспорт, внимательно сверяют меня, невыспавшуюся, уставшую с той, которая на фото. Сверяют долго. Я уже распаковала свой чемодан. Отдают паспорт, просят открыть чемодан полностью и в таком виде пропускают через камеру.

- У вас есть еда? – спрашивают.

У меня нет еды. Не верят. Просят открыть молнию внутри чемодана. Там – шоколад. Я о нём забыла. Но шоколад можно.

- Трамадола нет?

- Нет. У меня вообще нет лекарств.

- Ну и правильно, - говорит мне строгий молодой парень в форме. И добавляет: - За трамадол сразу в тюрьму.

Смеюсь. Думаю, что это шутка.

Кстати, если вы планируете пробыть в стране более, чем три дня, вам надо подать документы на регистрацию. С фото и точным адресом вашего пребывания.

В отеле прошу дать сдачу манатами. Дают. В два раза меньше, чем курс на чёрном рынке. Да, здесь есть чёрный рынок валюты. И есть чёрный рынок золота. Когда я на следующий день иду на Гулистан или, как его здесь называют, Русский базар, меня окликают, тихо повторяя: золото, золото, золото… Предлагают купить у них изделия из туркменского или турецкого золота – на выбор.

Мне сложно переходить дорогу на пешеходных переходах. Они есть, но их никто из водителей "не видит". Я наловчилась примыкать к стайке женщин в длинных национальных платьях и вместе с ними перебегать широкие улицы по пешеходному переходу, который совершенно не гарантирует остановку машин.

Кофе из кофеварки в первый день мне так и не удаётся выпить. Только растворимый.

Зато мне подают изумительную баранину и очень вкусный овощной салат. Вместо хлеба прошу лепёшку.

Официантка уходит за свою барную стойку и говорит в телефонную трубку, стараясь быть не услышанной:

- Нет, не хлеб, она не хочет хлеба, хочет лепёшку или что-то типа лепёшки. Нет, не хлеб. Лепёшка. Ну какую ты приготовишь, такая и будет. Да, она ждёт. Ну придумай что-нибудь. Да, это гостья. Я не знаю, откуда, но гостья. А ты что, не понял, что это гостья?! Ну давай, ждём.

Мне приносят ароматную лепёшку, по ней течёт горячее сливочное масло. Я – гостья, мне положена самая прекрасная лепёшка, тающая во рту.

На улицах много молодых девушках в одинаковых платьях красивого красного цвета. Водитель мне объясняет – это студентки, они ходят в форме. В таких же, но зелёного цвета, ходят школьницы.

А в текстильном магазине я нахожу белые школьные фартуки, идентичные тем, которые я носила с 1975 года и до 8 класса. Они здесь есть. Даже фасон прежний.

Отель Йылдыз – прекрасен. Погуглите, и вы поймёте, почему мне трудно что-либо о нём рассказывать. Роскошный пятизвёздочный отель – самое высокое здание в Ашхабаде. 24 этажа, более 50 тысяч квадратных метров, 155 номеров, оборудованных по последнему слово дизайна и технологий. Строили французы. В форме огранённого алмаза. Стоимость строительства не разглашается.

Из последнего этажа отеля открывается сумасшедше - красивый вид на город. Темнеет, зажигаются огни. Здесь вообще много мрамора, стекла, позолоты, подсветок. Ашхабад входит в книгу рекордов Гиннеса, как город, в котором самая большая площадь стен, покрытых белым мрамором - 4,5 миллиона квадратных метров. Нахожу уличную телефонную будку, покрытую мрамором. Белым. Красиво, конечно. Но зачем?!

По-моему, ни в одном городе так бесконечно и беспощадно не строят. Масштабы пугают. Давят здания. Удивляет отсутствие людей. Да-да, на всех этих роскошных улицах очень мало людей. Зато есть милиционеры в форме. Повсюду.

Еду в Мавзолей Сапармурата Ниязова, первого президента Туркменистана, Туркменбаши. Это 15 километров от Ашхабада. Рядом построена самая большая в мире однокупольная мечеть и крупнейшая в Центральной Азии. Строила та же французская компания, что и отель Йылдыз. Поэтому поверьте на слово: роскошь – это самое первое, что приходит на ум. Строительство обошлось туркменским налогоплательщикам в 100 миллионов долларов.

Туркмены напоминают мне всякий раз, что их страна, как Швейцария – нейтральна. И что вся эта красота стала возможна благодаря мудрости единственного человека - Гурбангулы Бердымухамедова, нынешнего президента Туркменистана.

Бердымухамедов здесь везде. Изображение второго президента Туркменистана можно увидеть во всех учреждениях страны, на плакатах, в кабинах автомашин и внутри такси, на первых полосах газет, на всех праздниках, здесь даже школьная линейка не начинается без проецирования портрета президента на экране.

Он носит титул Аркадаг, что означает покровитель. Он – президент страны, председатель Совета министров, верховный главнокомандующий Вооружёнными Силами, генерал армии, доктор медицинских наук, доктор экономических наук, академик Академии наук, председатель Демократической партии. И всё это – один и тот же человек.

Два года назад был открыт конный монумент «Аркадаг» - это 21-метровая статуя, покрытая 24-каратным золотом. А молодожёны во всех загсах теперь фотографируются на фоне портрета Гурбангулы Бердымухамедова.

Я не была здесь несколько лет. Многое изменилось. Например, есть роуминг и Интернет. Правда, Facebook, twitter, youtube, viber, whatsapp, facetime, messenger, telegram заблокированы. Суть такого блокирования не очень понятна. Но здесь мне объясняют: чтобы "не было плохого влияния". В старой части города(в новой есть кабель, IP-TV) все дома утыканы спутниковыми антеннами, и можно смотреть всё, что угодно.

Кстати, если вы захотите прочитать что-то, кроме официальных вещей о президенте в Интернете, то на территории Туркменистана ни один сайт с «ненужной» информацией не откроется. Множество сайтов тоже заблокировано.

Здесь всё огромное, роскошное, великолепное и - «самое большое», «самое дорогое», «самое высокое».

В центре, например, построен фонтан стоимостью 6,6 миллионов долларов. В самом дворце, есть ковёр-гигант «Президент», 294 квадратных метра. Представили себе масштабы? Размер ковра- 14×21 метра. И это ещё не самый большой . Здесь есть единственный в мире Музей ковров. Вот там уж поистине есть самый гигантский в мире ковер ручной работы в 301 квадратный метр. Он занесён в книгу рекордов Гиннеса.

Здесь есть Тропа здоровья — 36-километровая бетонированная дорожка, которая расположена недалеко от Ашхабада и должна была служить для укрепления здоровья его жителей. В 2000 году, бывший президент Туркмении заставил весь свой кабинет министров пройти по ней с самого низа и до вершины. Мало кому удалось. Самого Ниязова на вершину доставил вертолёт.

По всему Туркменистану установлено более 14 тысяч памятников и бюстов Туркменбаши. Установлено несколько золотых статуй Ниязова, среди которых выделяется огромная 14-метровая вращающаяся вслед за движением Солнца скульптура в Ашхабаде стоимостью 10 миллионов долларов.

У страны есть большие запасы природных ископаемых. Тратят, как умеют. В основном строят гигантские здания и делают дороги. Вдоль идеальных дорог – идеальные остановочные комплексы, внутри которых ТВ-плазмы и кондиционеры.

И здесь есть два Ашхабада. Один для избранных. Там всё красиво, стильно, мраморно. Строили большинство зданий французы. И есть другой город – бывшие советские здания помните? Улицы? Подъезды? Вот здесь всё так и осталось. Только практически все крыши утыканы спутниковыми антеннами. Они сотнями возвышаются над домами старой, ещё советской постройки.

Новый город, тот, который для избранных, практически пуст. Город без людей. Машины и милиционеры. Они здесь везде. Запрещают фотографировать. Почти всегда, как только ты вскидываешь руку с фотоаппаратом или с телефоном. Просят вытереть. Не положено, говорят. На все вопросы отвечают упрямо – не положено.

Дешёвый бензин. 4 цента за литр. Коммунальные услуги в месяц обходятся в 2-3 доллара максимум. Электричество никто не экономит. Всё горит и сверкает. Так и с водой. Здесь её тоже не сильно берегут. Парикмахер в салоне красоты, например, делала мне массаж головы попеременно холодной и горячей водой, и длится это полчаса.

Есть в Туркменистане одно место, которое называется Дарваза. Правда, местные жители его называют Врата Ада. В 1970 году, во время геологоразведочных работ, провалилась порода и изнутри стал выходить метан. Было принято решение поджечь этот газ, чтобы не подвергать риску соседние деревни. По расчётам, газ должен был за несколько дней выгореть. Но он горит до сих пор. Больше сорока лет. Поэтому Ворота в ад. Говорят, что ночью всё особенно зловеще выглядит. Хотя и днём тоже впечатляет.

Туркменки очень красивые. Стройные, точёные фигуры, красивые лица. Подавляющее большинство в национальных платьях до пола, в платках, искусно наверченных на головах.

Преступности практически нет. Наркомании и, следовательно, наркоманов - тоже. Однажды из города исчезли все, кто торговал дурью. Получили по 25 лет тюрьмы, вернутся не скоро.

В стране жёсткая вертикаль управления. Все решения принимаются лично президентом, все подотчётны тоже ему. Он всё осматривает, везде ездит и всё контролирует. Телевидение транслирует первое лицо практически в круглосуточном режиме. Граждане ежеминутно видят, как президент заботится о стране. Газеты все принадлежат органам власти. Много и часто публикуют поздравления президенту с разными праздниками от коллективов, иностранных лидеров, подчинённых президента. Иногда такие поздравления от первой до последней страницы могут печататься на протяжении нескольких выпусков. Естественно с множеством фотографий на всех страницах одного и того же человека.

Тут мало кто с вами будет откровенничать, но невозможно не заметить, что сейчас в Ашхабаде появилась какая-то расслабленность, любопытство к внешнему миру, они спорят и втягиваются в дискуссии. Два года назад разрешена приватизация жилья и можно взять ипотеку на приобретение жилья. Отменены десять странных законов, принятых при Ниязове (запрет на ношение бороды, золотых зубов, обучение в школе только 9 лет и 2 года в вузе и прочее).

Водитель, с которым мы едем, вдруг говорит мне: - Здесь можно жить, но надо немного отпустить нас, не так давить. Надо дать немного свободы.

В Туркменистане, кстати, существует виза на выезд из страны граждан.

Сейчас все силы брошены на подготовку 5-х Азиатских игр в закрытых помещениях и по боевым искусствам. Открытие состоится 17 сентября. Здесь строится неимоверное количество олимпийских объектов. Общая стоимость Олимпийского городка из 30 объектов - 5 миллиардов долларов.

Я улетаю. Опять прохожу сложную процедуру идентификации. Но всё на этот раз случается быстрее. На протяжении 50 метров у меня только 5 раз смотрят паспорт. И желают приятного полёта.

Улетаю. Возможно, когда-нибудь я сюда вернусь.
 
 
Максим
Оригинал взят у varlamov.ru в Австрийские хрущёвки и что с ними стало


Москва, а вслед за ней и Россия хотят с гордостью сбросить убогое наследство поствоенного совка! Тогда на смену роскошному Сталину с его ампиром, пришёл Хрущев и предложил борьбу с украшательством! В 1954 году началось массовое домостроение, народ надо было переселять из бараков, и тут нужна была революция! Революцией стал строительный конвейер. Однотипные примитивные дома, одинаковые элементы, которые готовились на заводах – быстро, просто и эффективно. Да вы и сами знаете: от Камчатки до Калининграда вся страна одинаковая.

Но, возможно, вы не знаете, что придумали этот панельный конвейер не мы! Ещё накануне Второй мировой эксперименты с типовой микрорайонной застройкой начались во Франции, а после войны они продолжились по всему миру. Причина такая же: надо было быстро расселить большое количество людей. Денег и ресурсов на индивидуальный подход в послевоенном мире не было, так что выход казался логичным – конвейер. Не обошли легендарные хрущёвки и австрийскую Вену! Здесь до сих пор целые кварталы панельных 4- и 9-этажек, так хорошо нам знакомые. Давайте посмотрим, как австрийцы сегодня живут с этим продуктом конвейерного домостроения.

Читать дальше...Collapse )
 
 
 
Максим
25 April 2017 @ 07:28 pm
Оригинал взят у dubikvit в Три роли Юрия Яковлева
Яковлев

У замечательного актёра Юрия Яковлева более 90 ролей в кино. Были среди них и замечательные драматические, и лёгкие комедийные. Но знаменитым и любимым на всю страну сделали его роли именно в комедиях Гайдая, Рязанова, Данелии. Иваны Васильевичи (Грозный и Бунша), Ипполит, пацак Би. Знаете что объединяет три эти роли?

Read more...Collapse )