?

Log in

No account? Create an account
 
 
Максим
Привилегированные пролетарии: "Машина старая, ремонт в правительственном доме давно не делали."
«Стаханов без стеснения бомбардировал Сталина просьбами о благах и льготах:
Иосиф Виссарионович! Дайте мне хорошую машину, я оправдаю Ваше доверие. Скоро 10 лет стахановского движения, я еду в Донбасс и еще раз покажу, как нужно работать. Сколько раз и к кому только я ни обращался, все дают какую-нибудь трофейную разбитую коробку, а если бы дали один раз, да хорошую, я бы и не приставал больше […] Вот еще насчет квартиры. Я живу в Доме Правительства 9 лет, и ни до войны, ни во время войны не могу допроситься сделать ремонт. Стены грязные, мебель потрепана, разломана […] а кое-кому обивают стены шелком по два раза в месяц и мебель ставят всевозможную. Это неправильно, я прошу сделать ремонт и заменить мебель, чтобы не стыдно было пригласить в квартиру к себе людей[92»

Отрывок из книги: Олег Витальевич Хлевнюк. «Сталин. Жизнь одного вождя.» CORPUS, 2005. iBooks.
 
 
Максим
Заметки об экономике развитого социализма

Все 80-е я проучился в школе, в 80-м поступил, в 90-м окончил...

Эпизод первый. Отец.

Мой отец работал шофером - водителем ЗИЛ-130. Это такой не очень большой грузовичок, пятитонка. Вы, конечно, думаете, что он был неудачником, другое дело быть инженером на заводе... Так вот, вы ошибаетесь, при социализме все было наоборот....
Помимо неплохой зарплаты в 300 руб....
Отец имел в свое личное пользование грузовик, который ремонтировался и заправлялся за средства государства. Нет, на нем, конечно, иногда нужно было возить песок, раствор, гравий и пр. для стройки, но помимо этого на нем можно было неограниченно калымить, его можно было практически даром брать в аренду на выходные и праздники, ездить на нем в деревню, когда было лень гнать на ночь в гараж, его можно было просто оставить во дворе.
Грузовичок также давал возможность въезда на стройку, что позволяло по согласованию со строителями красть любые стройматериалы, инструменты, в том числе самые дефицитные и пр. Когда мы делали дома ремонт, вы думаете, мы хоть один гвоздь купили, или хоть одну трубку обоев?
Так же из цельно тянутых кирпича, бетона, раствора, бревен, досок, рубероида и пр., включая дверной замок, была построена кирпичная дача... в 10 км от города.
Когда отец вдруг решил заняться кролиководством, то он по три раза в день в рабочее время гонял на своем грузовичке на дачу кормить ушастых зверьков...
Еще грузовичок доился... доился не молоком, доился бензином.... Мало того, что с него можно было слить излишек... Была схема с талонами на бензин. Их выдавали на автобазе, при заправке ставили штамп - погашено. А вот потом эти талоны можно было положить этим штампом вверх на солнышко, через неделю чернила выгорали и талон шел в дело по новой... Помню, у нас все подоконники были завалены талонами на бензин и машинное мало.
Если у отца была хандра и ему не хотелось никуда ехать, он просто договаривался с прорабом и тот подписывал ему наряды на привезенный из карьера песок, в обмен получая талоны на бензин...

Вы думаете, мой отец был большим жуликом и чудом не сел? Так Вы ошибаетесь, он играл по правилам, принятым в том обществе, в котором он жил, крал он ровно столько, сколько крали все другие с ним работающие... Подозреваю, что начальники крали в разы больше... у них возможности были другие...
 
 
 
Максим
Говорят, что причина детсадовской революции, которая произошла вчера в России, - сложная жизнь нынешних недорослей.
Они, мол, страдают от несправедливости, от обид, причиненных им взрослыми, от отсутствия социальных лифтов, которые их не везут, потому что забиты вредными стариками, от того, наконец, что в обществе - как это торжественно и скорбно формулируется - "нет языка", чтобы говорить со своими детьми. Вот они и восстали.
Очень странно.
Тот мир, где живу я, - это мир тоталитарной, давящей подростковости и молодежности.
Можно зайти в любой офис, редакцию, банк, кафе, салон связи, кино, - и везде никому, ну, почти никому нет даже тридцати лет.
Времена, когда на свете существовали немолодые журналисты, немолодые официанты, немолодые секретарши, немолодые клерки, немолодые посетители кинематографа, - канул и забыт.
И даже на улице - на любых Чистых прудах, Патриарших прудах, назовите то место, какое хотите, - если смотреть на черно-белые фото древних годов, то мы видим гуляющих стариков, мы видим солидных дядек с газетами на скамейках, мы видим теток. Кого угодно мы видим.
А теперь там одни подростки - толпами, стаями, тучами.
И как можно слушать вранье про нехватку каких-то лифтов для молодых, когда в реальности у нас есть прямо противоположная проблема - беспощадный эйджизм и невозможность устроиться на работу для тех, кому больше известных лет, и кто при этом - не суперзвезда.
И как можно слушать вранье про отсутствие языка для разговора с детьми, когда вся ныне действующая цивилизация даже не то что говорит - она вопит, кривляется и пляшет в расчете на одобрение этих самых детей, и все бесконечные телефоны, планшеты, соцсети, игры, фильмы, спорт, туризм, реклама, - ну буквально все в нашем мире ориентировано на дебилов, то есть, простите, на активную, динамичную и позитивно настроенную молодежь.
Так что я бы объяснил детсадовскую революцию совсем не сложностью молодой жизни.
Наоборот, за последние пятнадцать-семнадцать лет - впервые с шестидесятых - в России выросли благополучные, балованные, счастливые поколения.
Поколения без Афганистана и Чечни, без Горбачева и Ельцина, без хаоса и ада.
Зато с телефоном, планшетом, вконтактом и ощущением себя в центре вселенной.
А это значит, что этим поколениям хочется - как в известном мультике - сказать:
- Маловато будет! Ма-ло-ва-то!
Поэтому и бунтуют.
Ногами топают, кидаются куклами.
И хочется им позавидовать.
Хорошая у них жизнь - там, в детском саду.