October 26th, 2016

Картофельные короли

Оригинал взят у vladimir_krm в Картофельные короли
Источник: "Столетие"

Как вологодские мужики миллионерами стали

Николу называют деревней фермеров. Их там около полусотни. И все растят картошку. А самих фермеров обзывают «картофельными королями». Потому что по меркам российской деревни живут они не только справно, но даже богато. Особняки с зимними садами, новейшая импортная техника, в межсезонье могут позволить себе всей семьей слетать на Кубу позаниматься дайвингом.

Более пяти лет наблюдаю я за работой никольских фермеров из Устюженского района Вологодской области. За эти годы они из любителей, вынужденных заняться картошкой по необходимости (после того, как колхоз-миллионер «Россия» в 90-е годы развалили американские советники) из безработных, обреченных на безденежье и нищету людей, без кредитов, национальных программ, вообще без всякой помощи извне, благодаря исключительно своей сметке, трудолюбию, взаимопомощи стали профессионалами мирового уровня.

- Необычность Николы, - говорит глава фермерского кооператива, названного по имени района – «Устюженский картофель» Василий Соловьёв (на фото слева), - в том, что чем больше людей работает, тем меньше зависти и лучше социальная обстановка. Это все понимают, и каждый старается помочь соседу. Кто-то узнал новую информацию и обязательно делится ею с другими. Да, мы вроде бы конкуренты, но всегда придём друг другу на помощь. Одному тяжелее выжить. А когда один подсказал, другой, третий, получается ускоренное обучение. У большинства уже преемственность образовалась. Ведь никто нас нигде не ждёт, и если не научишь своих детей работать и жить, никто их не научит.

Collapse )

Константин Райкин: художник и заказчик

По Джону Шемякину выходит так:

Творец должен строго судить государство. Если он не получает от государства деньги. Если творец получает от государства деньги, творец должен судить государство не очень строго.

Это очень просто. Если театр твой существует на госдотации, то играй на театре то, что скажет государство. А если государство не говорит тебе, что играть сегодня на театре, то спрашивай.

Ну как может быть такое? Я вот лавочник. Я прихожу в заведение. Собой я коряв, ущербен, вороват. И я кидаю деньги прекрасным музыкантам и прошу играть их мне что-то. Ну такое вот, для лавочников. Омерзительное.

Музыканты или играют, или уходят. Если они взяли деньги, то играют. А такого, чтобы и деньги взяли, и играть отказались, да ещё и начали меня учить жить правильно - этого я понять не могу.


И Джон Шемякин прав.