March 10th, 2016

Про настроения российской оппозиции

Сейчас в Вильнюсе проходит "Форум Свободной России". Там, как водится, собираются видные российские " правозащитники, политические беженцы и оппозиционеры".
О чем же они говорят ? А вот Альфред Кох там присутствует, в этом компоте варится, и рассказывает:


Нахожусь в Вильнюсе. На конференции "Форум свободной России".
Что интересного?
Божена Рынска подралась с российскими журналистами.

Вильнюс очень милый город (я здесь впервые).
Общий лейтмотив: Путин - враг цивилизации, Запад должен его остановить. Но Запад слишком слаб и труслив, чтобы занять жесткую позицию.
Сижу в фойе Кемпински и думаю: значит Путин прав и его действительно некому укоротить?
Или как?
Ужасное ощущение белоэмигрантских посиделок середины 20-х годов прошлого века: "Европа должна уничтожить большевиков иначе они угробят Россию". И одновременно: "У красных хлеба осталось на два месяца, до осени они не продержаться".
Но в целом все бодро и весело. Как всегда, самое интересное - в кулуарах: знакомства, контакты, беседы, споры...
Из конструктива прозвучала идея дать портативные ракетные комплексы сирийской оппозиции, чтобы они сбивали путинских асов.
Напоминает аналогичный креатив американцев в Афганистане в середине 80-х. И тоже, кстати, против советских лётчиков. Насколько я помню, потом из этого выросла Аль-Кайеда...
Ждём продолжения. Сегодня второй день конференции."

О непроисходящем // Про "ночь длинных ковшей"

Спустя недели после сноса московских ларьков в публичном поле так и не появилось ни одного конкретного пострадавшего собственника, историю которого можно было бы проверить журналистам и убедиться в ее безупречности.

На медийном щите - потерявший работу персонал, хозяевА светиться не хотят.

P.S. В одном из городов ЦФО три года назад прошла инициированная муниципалами кампания по демонтажу металлических киосков-ларьков, в обилии установленных в центральной части города. Было несколько митингов перед областной администрацией о "малом бизнесе". В ходе разбирательства выяснилось, что все городские ларьки (несколько десятков) принадлежали по факту двум людям.